Flag Counter

«Терминатор» для белорусских Вооружённых Сил

Как только ни называли Украину в средствах массовой информации и на различных дискуссионных площадках после начала специальной военной операции российских вооруженных сил…

«Шахматная доска для партии между геополитическими игроками», «поле боя Востока и Запада», «плацдарм для развязывания Третьей мировой войны», — политики и журналисты исхитрялись, как могли. Примечательно, что даже сами украинцы также повадились давать своей стране «красочные» эпитеты.

В частности, министр обороны Украины Алексей Резников, выступая в июле по видеосвязи в американском аналитическом центре «Атлантический совет», назвал «незалежную» полигоном.

«Я часто говорю, что сейчас Украина — это по сути испытательный полигон. Многие виды оружия сейчас испытываются в реальных боевых условиях против российской армии, у которой множество собственных современных систем», — заявил министр обороны. При этом он добавил, что украинские военные делятся всей информацией и опытом с западными партнёрами.

«Мы заинтересованы в том, чтобы испытать современное оружие в борьбе против врага, и предлагаем производителям оружия испытать здесь свою новую продукцию», — подчеркнул Резников.

К сожалению, кое в чем украинский министр прав. Именно в ходе реальных боевых действий можно по-настоящему «обкатать» новые образцы вооружения и техники, именно в этих условиях выявляются недостатки и недоработки, которые ни на каких испытаниях, учениях или тренировках не обнаружить.

Поэтому неудивительно, что к боевым действиям на Украине приковано внимание «оружейников» множества стран мира. В их число входят также представители белорусского военпрома и минобороны.

Следует напомнить, что соответствующую установку от президента Белоруссии они получили еще в мае текущего года на совещании, где рассматривался вопрос гособоронзаказа на 2022 год. Тогда Александр Лукашенко указал на необходимость корректировки подходов к обеспечению белорусских вооруженных сил современными образцами вооружений и военной техники.

В частности, было определено, что при выборе необходимого вооружения среди образцов российского производства приоритет отдавать тем, которые хорошо зарекомендовали себя в ходе спецоперации на Украине.

Поэтому, вследствие принятых решений, к уже «отобранным» ранее зенитно-ракетным системам, оперативно-тактическим ракетным комплексам и самолетам добавились еще и ударный вертолет Ка-52 «Аллигатор», и тяжелая огнеметная система ТОС-1А «Солнцепек».

И, по имеющейся информации, в настоящее время решается вопрос о приобретении боевой машины поддержки танков (БМПТ) «Терминатор». Вернее даже не о приобретении, а о разработке собственной аналогичной машины.

Очевидно, что в настоящее время рассчитывать на помощь «старшего брата» пока не приходится — российский военпром по понятным причинам полностью загружен, а в самой армии сейчас «лишней» техники нет.

А вот у белорусской «оборонки» есть вполне реальная возможность наладить собственное производство, разумеется, после получения от России соответствующей технической документации.

Есть в Белоруссии и «140-й ремонтный завод», и танки Т-72, на базе которых можно создать новый образец боевой машины, и соответствующие специалисты, а главное — сильнейшая мотивация (думается, что объяснять не нужно).

В качестве образца «Терминатор» выбран не случайно. Ранее испытанная в Сирии, и с весны 2022 года применяемая на поле боя в Донбассе (в частности, в Северодонецке, Лисичанске и в окрестностях), машина зарекомендовала себя с исключительно положительной стороны.

«Терминатор» хвалят, и машина свою задачу выполняет — и в городе, и в чистом поле. Она имеет хороший обзор, позволяющий загодя обнаруживать опасные для танков позиции врага, хорошо защищена от основной массы угроз, что позволяет действовать совместно с танками в одних боевых порядках и хорошо вооружена, чтобы с этими угрозами разбираться.

Кроме того, успели проявиться те моменты, о которых говорилось выше, и учет которых позволит разработать более совершенную версию. Например, по мнению специалистов, спарку 30-мм пушек можно заменить на одиночную — 57-мм нового образца, а в системе управления предусмотреть сопряжение с дронами — как с летающими беспилотниками, так и наземными роботами, что позволит резко поднять дальность обзора.

В перспективе не помешали бы малогабаритные управляемые ракеты, которых должно быть не менее 6–8 штук разных типов.

Примечательно, что при упоминании БМПТ «Терминатор» нередко вспоминают проблему с ролью и местом этой машины в оргштатной структуре российских вооруженных сил. Проблема из разряда «ни рыба ни мясо». Впрочем, как утверждают те же специалисты, этот вопрос уже решаем, с учетом накопившегося опыта СВО.

Следует отметить, что в ходе боевых действий «обкатываются» не только вооружение и техника, но и организационно-штатные структуры воинских формирований. Для примера можно вспомнить опыт Великой Отечественной войны 1941–1945 годов.

Как отмечалось ранее, в Генштабе Белоруссии решается вопрос о создании по третьей механизированной бригаде в каждом оперативном командовании, в том числе и во вновь формируемом — Южном. При этом в структуре «тяжелых» бригад (на танках и БМП) «резервируется» место для отдельной штурмовой роты, в перспективе оснащаемой БМПТ. То есть создается этакий «тяжелый» резерв командира бригады, который можно было бы использовать как средство усиления на наиболее важных участках.

Читайте также: В Болгарии просят вернуть поставки газа по контракту с «Газпромом»

Владимир Вуячич, для «Русской Весны»


Top