Flag Counter

США накрыло инфляционное цунами

Финансист, эксперт по фондовому рынку «БКС. Мир инвестиций» Евгений Миронюк в своей статье для газеты «Известия» рассказал о причинах и последствиях рекордной за 40 лет инфляции в США.

Исторические параллели текущей ситуации неконтролируемого роста инфляции в США с периодом начала 1980-х неизбежны. Соединенные Штаты вступили в рецессию в январе 1980 года и вернулись к росту шесть месяцев спустя, в июле. Хотя восстановление началось, уровень безработицы оставался неизменным вплоть до начала второй рецессии в июле 1981-го.

Чтобы обуздать инфляцию (13,29% в 1979-м и 12,52% в 1980-м), главе ФРС США Полу Волкеру пришлось поднимать процентную ставку по федеральным фондам до рекордных 20% годовых в июне 1981-го.

В итоге инфляция упала до 3,83% уже на следующий год. Спад закончился лишь 16 месяцев спустя после начала второй рецессии, в ноябре 1982 года.

Инфляция в США в июне 2022-го достигла значения 9,1%, которое еще в прошлом году было неприемлемо высоким даже для экономик развивающихся стран. К примеру, инфляция в Китае за весь 2021 год составила всего 0,9%, а к июню 2022-го разогналась лишь до 2,5% (год к году).

По данным МВФ, в развивающихся странах среднегодовой уровень инфляции с 1995-го превышает показатель Китая за тот же период более чем в три раза (7,9%), но даже он ниже, чем текущая инфляция в США и ЕС.

Конечно, в 2022 году США пришли к инфляции совершенно другой страной, доллар укрепил позиции основной резервной валюты, денежно-кредитная политика стала гибкой, но в то же время многократно вырос госдолг, кредитная нагрузка на корпоративный сектор и потребителей.

В июне этого года ФРС повысил базовую ставку на 75 б.п., что стало самым резким ее изменением за 28 лет.

Если ограничительная ДКП — неизбежный шаг для США и ЕС в нынешних обстоятельствах, то энергетический кризис — это отчасти следствие политики последних месяцев. А инфляция, разгоняемая экономическими стимулами, продолжает «экспортироваться» в развивающиеся страны. Это не оказывало бы существенного влияния на их экономику, если бы не крайняя закредитованность развитых стран. Она может вызвать эффект домино на долговом рынке при удорожании рефинансирования.

При этом Белый дом всячески пытается снизить инфляционные ожидания, которые также подстегивают рост индекса потребительских цен. После майских данных по инфляции США (8,6%, год к году) многие, в том числе инвестдома, поспешили сделать прогнозы, что инфляция достигла пика и ФРС может фактически смягчить позицию, запланировав более плавное повышение ставок в будущем. Однако июньский всплеск инфляции поставил под сомнение эту оценку.

В то же время высокий уровень инфляции в США во многом обусловлен потребительским спросом. В последние месяцы цены резко выросли, потому что у людей были деньги, которые они могли тратить, а логистика (цепочки поставок) не могли соответствовать высокому спросу. Вместе с тем, потребители в США готовы брать больше кредитов.

Наблюдается рост заимствований. С подъемом процентных ставок это увеличивает риск дефолтов, банкротств и сокращения расходов.

Еще одним из следствий ужесточения ДКП будет продолжение роста индекса доллара, что вполне может создать значительные дисбалансы в экономиках других стран. Укрепляющийся доллар уже значительно снизил стоимость многих товарных активов (меди, палладия, золота и др.), а покупательная способность валют стран, в наибольшей степени зависящих от доллара, уменьшается.

Хотя причины высокой инфляции, ставшей теперь глобальной проблемой, многогранны, действия Белого дома сводятся в основном к попыткам снизить цены на энергоносители. Предпринимаются действия к налаживанию новых цепочек поставок, усиливается давление на американских и зарубежных производителей нефти, в том числе на Ближнем Востоке и в Персидском заливе, для того чтобы они перекачивали и перерабатывали больше нефти.

И всё же последнее слово остается за монетарными властями США, которые пытаются реализовать сценарий soft landing — мягкой посадки экономики, то есть выхода из текущих экономических проблем. Для этого необходимо соблюсти баланс ужесточения ДКП и предотвращения выхода безработицы за рамки 4% (сейчас 3,6%), сохранения темпов роста годового ВВП хотя бы на уровне 1,7%.

И сейчас инструмент CME FedWatch, который отслеживает рыночные ожидания относительно изменения ключевой ставки, говорит о том, что с большей вероятностью 27 июля ставка будет повышена на 100 б.п., хотя еще несколько дней назад ожидали повышения лишь на 50 б.п.

Читайте также: Европа санкциями выстрелила себе в лёгкие и теперь задыхается, — премьер Венгрии


Top