Flag Counter

«Сахалин-2» для Японии: быть или не быть?

Говоря о позиции Японии после начала российской специальной военной операции на Украине, стоит отметить наличие двух треков или риторик: политической и экономической.


«Сахалин-2»

Бесспорно, в политической риторике Токио вновь стали звучать тезисы об «исконных оккупированных Россией территориях». Более того, в Японии говорится о необходимости возвращения не только группы островов Хабомаи и Шикотана, но и остальных островов Курильской гряды. Токио ввёл санкции против более чем 80 российских компаний, а также физических лиц, в том числе высшего руководства страны.

Тесно связанная с США в вопросах обороны, Япония во многом действует в фарватере Вашингтона, также введя санкции против России. Однако японская сторона, что может показаться парадоксальным, но закономерно с точки зрения экономических интересов, продолжает участие в проекте «Сахалин-2». Геополитическая риторика, попытки навязать собственное видение, например Индии, реваншистские настроения Японии идут вразрез с объективными финансовыми и энергетическими интересами Токио.

Как известно, Россия поставляет в Японию 8,8% СПГ и 3,6% нефти. Более того, в японском списке труднозаменяемых в экспорте российских товаров перечислены нефть, уголь, газ, СПГ и др. Несмотря на введение санкций, премьер-министр Японии Фумио Кисида официально заявил о том, что японские компании Mitsu & Co. и Mitsubishi Corp. не выйдут из проекта «Сахалин-2». Участие компаний в данном проекте обеспечивает Токио долгосрочными и стабильными поставками СПГ по низким ценам, что критически важно для японской стороны.

Вряд ли японская сторона захочет отказываться от удобной логистики, миллиардов долларов прибыли и надёжности поставок. Японские компании Mitsui и Mitsubishi, бесспорно, сталкиваются с трудностями: в случае более мощного давления со стороны Запада им придётся покинуть проект «Сахалин-2» (владеют 20,5% акций). В подобном случае Токио придётся переориентироваться на закупки СПГ из Катара и Австралии.

В результате японские компании могут потерять порядка $ 15—20 млрд. Более того, с учётом того, что рынок СПГ на сегодняшний день является дефицитным по сравнению с трубопроводными поставками, а также отсутствием значительных мощностей у того же Катара, связанного долгосрочными поставками СПГ в страны Азии, Токио придётся пойти на значительные дополнительные расходы.

Как отмечает Морихиро Хосокава, профессор бизнеса японского Университета Мэйсэй, полная замена российского СПГ спотовыми закупками потребует расходов в размере порядка $ 15 млрд (1,8 трлн иен). В то же время проект «Сахалин-2» даёт японской стороне около 10% СПГ, который потребляет Токио, а выход из проекта японских компаний станет удачей для Китая. С учётом того, что японское правительство уже требовало от жителей Токио ограничить потребление электроэнергии с 8.00 до 23.00 ввиду остановки 10 электростанций после землетрясения у побережья префектуры Фукусима, отказ от СПГ может привести к ещё более печальным последствиям и недовольству населения.

Японские компании не хотят терять ежегодные прибыли, также не в интересах Токио укрепление позиций Китая: с учётом того, что Китай не поддерживает санкции против России, уход японской стороны из проекта «Сахалин-2» автоматически приведёт к тому, что её место займёт Пекин. В данном контексте Китай с Россией де-факто смогут монополизировать ресурсные интересы на Дальнем Востоке и укрепят позиции в регионе, в том числе с точки зрения «энергетической дипломатии».

Таким образом, на данном этапе Япония пытается балансировать между собственными объективными интересами экономической и энергетической безопасности и необходимостью демонстрации солидарности со странами Запада во главе с США, что обусловлено особыми военно-политическими связями с Вашингтоном. Однако японская сторона не может быть заинтересованной в отказе от участия в столь выгодном для себя проекте «Сахалин-2».


Top