Flag Counter

В США гражданская война уже идёт. Дмитрий Косырев

И опять — в очередной раз — в США началось выяснение известного вопроса: кто сказал эти замечательные слова о том, что «не огнестрельное оружие ведет гражданские войны, это делают политики. Стволы заканчивают гражданские войны. Политики их начинают».

В принципе, тут очень умная акция: заставить какую-то аудиторию выяснять, кто это сказал — то ли знаменитый в США профессор Джек Минзи, то ли совсем не знаменитый журналист Дэниел Гринфилд. Пока выясняют, прочитают сам текст речи, произнес которую все-таки Гринфилд. И говорится там прежде всего о том, что гражданская война в США уже идет.

И вот сейчас цитата — с прилагаемым к ней полным текстом и занимательным спором об авторстве — стала актуальной снова. Потому что правящая (пока) Демократическая партия предсказуемо ухватилась за очередной инцидент с массовым расстрелом в школе одиноким (обязательно белым) психом с винтовкой и предсказуемо попыталась использовать его для сбычи давних мечт: разоружения электората республиканцев, то есть, по сути, половины Америки.

Слово «предсказуемо» здесь неизбежно. Потому что все идет по давно надоевшим нотам. Сначала хорошо скоординированный вой в демократических СМИ: в стране от 300 до 500 миллионов стволов в частных руках — и это руки республиканцев, непременно белых мужчин-расистов (что для демократов — образ врага). Затем горячая речь президента и внесенный в конгресс законопроект, который поддерживают все демократы (палата представителей, где у них большинство), но блокируют республиканцы (сенат). Наконец компромисс. Что мы сейчас и имеем. Оружие — возможно — будут продавать 21-летним, а не 18-летним, и покупателю потребуются серьезные документы от психиатров. И то неизвестно, потому что финального голосования до сих пор нет.

А другая сторона так же предсказуемо выдает старый набор своих аргументов, сводящихся к тому, что Америка уже давно воюет и виноваты в этом (смотри выше) не стволы, а демократы.

И вот эта аргументация нам интересна, потому что показывает, в каком положении находится нация, чьи нынешние лидеры все еще пытаются диктовать миру правила, нормы и все прочее. А что касается оружия в частных руках, то тут, конечно, чисто американская традиция и проблема, делающая эту нацию почти уникальной. Это уже не так интересно.

Посмотрим на перекличку республиканской Америки на тему «Как мы до такого докатились»: например, размышления о двух фильмах про военных летчиков — Top Gun («Лучший стрелок») 1986-го и его продолжение от 2022-го. Критик тут говорит: старое кино сегодня смотрится как рассказ о том, какой была бы Америка теперь, если бы наши правители за 40 лет не сделали с ней того, что мы сейчас видим. А новое… мы, в частности, наблюдаем на экране стратегического противника (явно китайской национальности), летающего на более продвинутых самолетах, чем у нас. И еще видим (уже не в кино) Пентагон, который больше заботится не о летном мастерстве, а об «инклюзивности», то есть особых программах для привлечения в вооруженные силы геев и трансгендеров. В общем, страна не верит сама в себя и занимается черт знает чем.

Но то в ВС с их проблемами, а в якобы мирной жизни идет настоящее побоище. Здесь можно порекомендовать грамотно составленное досье аргументов насчет того, кто и что на самом деле убивает американцев и вообще что творится, досье краткое, но с десятками ссылок на первоисточники статистики.

Из него понятно: главный убийца страны не винтовка в руках нехорошего белого республиканца, а передозировка наркотиков. Таких смертей в США в пять раз больше, чем от пуль. А кто делает популярными наркотики и травит людей лекарствами с опиоидами — история известная. И это тоже из признаков всеобщего системного развала.

Еще есть статистика, ведущаяся с 1950-го: 96% всех расстрелов случается в Штатах и на территориях, где продажа оружия запрещена правящими там демократами. И 90% задействованных в шутингах стволов приобретено нелегально. Иначе говоря, это бывает обычно в таких ситуациях, когда законопослушные жертвы заведомо не могут защитить себя.

Но и это не все. Около половины убитых в прошлом году — черные, и 88% убийц того же цвета кожи. Это притом что негры составляют около 13% населения страны.

Далее, Америка действительно переживает невиданный расцвет насилия, в том числе убийств, но есть вполне конкретные виновники и конкретный механизм возникновения. Все началось в 2020 году, когда число насильственных смертей выросло на неожиданные 29%, а среди молодежи — на 47%. И опять большая часть жертв — негры. В последующие годы количество убийств остается примерно на том же уровне.

А 2020-й, напомним, это когда демократы, чтобы вернуть себе власть от республиканцев, сделали замечательную вещь: выпустили на улицы городов, чаще всего ими же и управляемых, банды радикалов всех цветов кожи. И одновременно начали кампанию по лишению полиции ассигнований, да попросту террор против правоохранительных органов. А вот эта двойная акция уже совсем похожа на гражданскую войну.

Да, а что такого в январе 2018-го, то есть через год после избрания Дональда Трампа, сказал по поводу этой войны, кроме краткого афоризма, тот самый Дэниел Гринфилд? Вот что: если вы (то есть две половины Америки) ненавидите друг друга, но признаете результаты выборов, страна у вас все-таки остается. Если вы перестаете принимать этот результат, то начинается обратный отсчет времени до гражданской войны.

Демократы, продолжает он, не признают — и давно — результаты каких-либо выборов, кроме тех, которые выигрывают они. Вдобавок если в Белом доме демократ, то этот человек может делать все что угодно. Если там вдруг оказывается республиканец, то он не может сделать ничего — вообще ничего. В том числе потому, что управленческий аппарат находится под полным контролем демократов. И все это вместе уже идущая гражданская война.

Правда, как видим, две стороны ведут ее разными средствами. Республиканцы ушли в глухую оборону: усмехаются, наблюдая попытки противника разоружить их электорат. А демократы используют иные виды оружия, в том числе информационное, и банды уличных радикалов, кстати, тоже вооруженных. Война идёт.