Flag Counter

Россия отказалась быть жертвой гибридной войны Запада

«Гибридная война» в понимании НАТО имеет вполне четкие определения

В 2014 году, после возвращения Крыма в состав России, офицер Морской пехоты США Фрэнк Хоффман, автор эссе «Конфликт в XXI веке: возникновение гибридных войн», так описывал врага в подобном противостоянии:

«Это любой противник, который одновременно использует специально разработанное сочетание обычных вооружений, нерегулярной тактики, терроризма и преступного поведения в одно и то же время и в одном и том же боевом пространстве для достижения своих политических целей».

По его словам, конфликты будущего «будут мультимодальными или многовариантными, а не простой черно-белой характеристикой одной формы войны».

Таким образом, по мысли Хоффмана, гибридная война подразумевает полный спектр способов ведения конфликта: как обычных средств, так и нерегулярной тактики и формирований, террористических актов, неизбирательного насилия и принуждения, а также преступных беспорядков.

Именно этот «полный спектр» НАТО и ее сторонники используют сегодня в качестве методов ведения войны на Украине. Очень гибридно. Вполне «зонтично». И максимально разнообразно. С подключением не только иностранных наемников и всего многообразия инструкторов для ВСУ, но и пропаганды, и поражающих цинизмом «преступных беспорядков», режиссируемых лучшими зарубежными спецами.

Конечно, Россия не согласна с попытками приклеить к ней ярлык актора гибридной войны. Здесь можно вспомнить появление на Западе так называемой «доктрины Герасимова», хотя на самом деле ее… не существует. Эта концепция была намеренно придумана экспертами НАТО на основе анализа публикаций начальника Генштаба ВС РФ, чтобы пугать обывателей и держать под рукой повод для новых вздорных обвинений в адрес Москвы. Аналогично — и с гибридной войной.

Лишь между строк, в кулуарах натовских мероприятий настоящая сторона конфликта на Украине мимоходом упоминала: Россия будет и дальше использовать проецирование военной мощи для защиты своих интересов, потому что она — все еще великая держава.

Это мы и наблюдаем сегодня. «Все еще великая держава» не дала слабину. Не пошла на компромиссы с Западом. Отказалась торговать национальными интересами и ценностями.

Думается, теоретические труды наших «гибридных» противников уже вовсю пополняются новыми эссе и диссертациями. В которых разбираются допущенные ими ошибки и звучат пусть осторожные, но признания — что же «пошло не так» в их главной на сегодня гибридной войне.


Top