Flag Counter

План Маршалла: «бесплатный сыр» для Европы в американской «мышеловке»

5 июня 1947 года американский госсекретарь Джордж Маршалл обнародовал «план экономического восстановления Европы». Основным бенефициаром которого, как нетрудно догадаться, оказались сами же США, стригущие купоны с этой крайне выгодной им инвестиции по настоящий день.

План, изложенный главой американского Госдепартамента, был назван его именем значительно позже, официальным его названием было «European Recovery Program, ERP (Программа восстановления Европы). Его реальное осуществление, после прохождения необходимых для этого законопроектов в Конгрессе, началось с апреля следующего года и сохранялось в течение четырёх лет.

Формально – потому что программа была принята именно на этот срок. Реально – потому что Вашингтон, ввязавшийся и в войну в Корее, и в общее глобальное противостояние с мировой системой социализма (которую к тому времени представляли уже не только СССР, но и страны Восточной Европы и Китай) уже просто не имел достаточно ресурсов для пресловутой «помощи». Эта якобы помощь напоминала поговорку насчёт бесплатного сыра, который бывает в мышеловке.

С одной стороны, американские политические и деловые круги преследовали в первую очередь цели, направленные на собственную выгоду. Промышленное и сельскохозяйственное производство Америки в годы войны не просто не пострадало, но находилось на подъёме, вызванном огромными военными заказами. В том числе и направляемых в воюющие страны-союзники по программе ленд-лиза.

Последний, кстати, тоже его апологеты нередко именуют «помощью» и даже сравнивают с ним пресловутый План Маршалла, называя его «экономическим ленд-лизом». Однако реальный военный ленд-лиз был бесплатным (точнее – безвозмездным) только частично, в строго определённых случаях. Когда речь шла либо о расходных материалах (патроны, горючее для боевой техники), либо если поставленный танк или самолёт уничтожался противником в ходе боёв. Тогда за всё это платить было не надо.

В остальных случаях американские поставщики должны были получать за свои ленд-лизовские товары полную цену, пусть и позже, после окончания войны. Поставщики свои деньги получали сразу за счёт бюджета, а уже американское правительство должно было ждать выплат от получателей этой «помощи». Но в любом случае, США имело от такой программы огромные выгоды – рос ВВП, появлялись новые рабочие места, с которыми после начала Великой Депрессии было очень сложно.

Радикальные рыночные принципы запрещали отдавать товары даром. Лучше уничтожить непроданное. Будь то затапливаемые в Миссисипи миллионы тонн сахара, миллионы гектаров полей с уже дозревшей пшеницей или гигантские костры из непроданных новёхоньких автомобилей. А под предлогом «оказания помощи союзникам» правительство могло в значительной мере нивелировать эту либерально-рыночную «разруху в головах», значительно оживив экономику.

Объём поставок по ленд-лизу, как известно, составил в годы Второй мировой войны около 50 млрд. долларов – в современных ценах это где-то в 12 раз больше. СССР, кстати, получил из этого объёма всего 20%, составивших около 4% от общего советского военного производства.

Неудивительно, что американским бизнес-элитам (и контролируемой ими политической надстройке) такая «помощь» очень понравилась, и они решили её продолжить в новом формате. Правда, в уже значительно меньшем объёме – около 13 миллиардов тогдашних долларов.

Почти мистическим совпадением выглядит то, что доля Плана Маршалла в ВВП европейских стран оказалась сравнимой с теми самыми вышеупомянутыми четырьмя процентами. Что ничуть не мешает либералам по сей день петь дифирамбы Джорджу Маршаллу – «спасителю Европы».

Особо удивляться этому не стоит, пресловутый план был обкаткой тех самых технологий, которые и ныне с успехом применяются в ходе такой же «благотворительности» и МВФ, и Всемирным Банком, и небезызвестным Фондом Сороса. Помощь в создании демократических институтов и открытого общества (по сути, отказа от левых, особенно коммунистических идей) предоставляется в обмен на экономическую поддержку (то бишь – кабальные кредиты, обставленные массой политических и прочих условий).

Так и от получателей Плана Маршалла в первую очередь требовалось убрать из правительств коммунистов, влияние которых и во Франции и в Италии после войны было очень большим, они получали порой свыше трети голосов избирателей.

После того, как наиболее последовательные левые убирались от власти, экономики европейских стран намертво привязывались к американской. И не только в плане американских инвестиций в европейскую промышленность, но и путём максимальной зависимости от американских рынков сбыта.

Способствовал План Маршалла и претворению в жизнь Бреттон-Вудских соглашений, согласно которым доллар становился мировой валютой. А печатающие его американцы на весь послевоенный период обеспечили себе роль главного паразита мировой экономики, живя не столько за счёт реального вклада в глобальное общественное производство, а как раз благодаря роли мирового банкира.

Понятно, что за такие «бонусы» Вашингтон с радостью отдал бы не только жалкие 13 миллиардов, но и намного более крупные суммы. Даже если бы их пришлось бы просто утопить в Миссисипи, как в 30-е годы топили сахар и пшеницу.

Но тут уже речь шла о сочетании приятного с полезным: новый «допинг» для собственного производства и втягивание в американскую сферу влияния бывших до войны достаточно независимыми европейских стран. А после ее окончания довольно быстро ставших откровенными сателлитами США, что спустя всего пару лет нашло отражение и в военной сфере, где был создан блок НАТО.

Ну а подслушивающие устройства в кабинете немецкого канцлера, даже не повлекшие за собой каких-то внятных извинений со стороны «стратегического союзника» – это уже «мелочи» в сравнении с тотальной зависимостью. Именно в силу такой зависимости
И ныне ЕС в своей самоубийственной политике введения всё новых санкций против России (на самом деле бьющих именно по европейской экономике) обрекает себя на возрастающие экономические трудности во имя всё той же, заложенной во вторую половину 40-х годов вовлечённости Европы в зону американского влияния.

Интересно, что с пресловутой американской «помощью» промышленное производство «облагодетельствованных» американцами европейских стран достигло довоенного уровня примерно к середине 60-х годов. А вот в СССР, категорически отказавшемся от такого «бесплатного сыра», довоенный уровень в промышленности был достигнут уже в 1948 году! Кстати, как и в соседней с нашей страной капиталистической Финляндии, также отказавшейся по совету Москвы от Плана Маршалла. В целом это касалось и большинства стран социалистического содружества из Восточной Европы.

Сам Джордж Маршалл за свой план получил в 1953 году Нобелевскую премию мира. Последнее стало очередным примером того, что именно считают распорядители наследства Нобеля «мирными усилиями». В данном случае – создание экономического базиса для организации на его основе самого агрессивного в истории человечества военного блока, не раз ставившего человечество на грань глобальной ядерной войны.

Впрочем, в странах, где агрессивный либерализм стал доминировать в общественном сознании, План Маршалла и поныне воспринимается в качестве некоего воплощения мечты об американской благотворительности. Увы, для сторонников таких идей, как метко недавно заметил один из крупных брюссельских политиков, ЕС – не благотворительная контора по раздаче денег. США – тем более.

Любые инвестиции, пусть и преподносимые в виде «помощи», осуществляются этими субъектами лишь тогда, когда они могут обеспечить им реальную и значительную выгоду. В противном случае, чающие для себя нового Плана Маршалла просители обречены лишь на вечную гонку за пустотой…


Top