Flag Counter

СВО: все стороны конфликта уверены, что время работает на них. Кто прав?

Нынешний ход специальной операции по денацификации и демилитаризации Украины с высокой степенью вероятности позволяет предположить, что все стороны данного противостояния (Москва, Киев и являющийся совершенно самостоятельным игроком в этом процессе «коллективный Запад») действуют так, а не иначе, исходя из одной и той же предпосылки.

Об этом свидетельствуют как заявления, что раздаются от различных представителей оппонентов, так и их конкретные стратегия и тактика. Неумолимое, но и неторопливое наступление Сил освобождения, ответные действия ВСУ, весьма дозированные поставки военной техники и снаряжения стран НАТО (при максимальном его дистанцировании от конфликта на словах)…

Все это выглядит как стремление выиграть время, чтобы в решающий момент оказаться в более выгодных условиях и выигрышном положении. Кто-то из спикеров противоборствующих сторон озвучивает собственные ожидания и надежды открытым текстом, кто-то изъясняется обиняками и намеками, кто-то и вовсе предпочитает многозначительно отмалчиваться.

Что ж, попытаемся проанализировать, насколько могут быть обоснованны упования на пресловутые «лучшие времена», которые питают как по обе стороны линии соприкосновения участвующих в СВО войск, так и вдали от мест ведения боевых действий.

Отложенная «пэрэмога»

На что конкретно надеются в Киеве, самым исчерпывающим образом объяснил тамошний МИД в своем официальном заявлении, приуроченном к истечению 100 дней с начала СВО. Там все сказано предельно откровенно:

Помощь нашему государству сегодня – это лучшая инвестиция в мир и устойчивое развитие всего человечества. Главные основы для победы Украины остаются неизменными: максимальное санкционное давление, поставка необходимого вооружения и предоставление статуса кандидата на пути к обретению полноценного членства в ЕС.


Ну, размах самомнения дипломатов «нэзалэжной» касательно прямой зависимости «устойчивого развития всего человечества» от ее благополучия комментировать не будем, ибо клиника. Непонятно также, каким боком к предполагаемой «победе над Россией» (а завершение противостояния в Киеве по сей день видят лишь в таком варианте) относится получение кандидатского статуса от Евросоюза. Но это, понятно, частности и красивости. От Вашингтона, Лондона, Брюсселя и прочих «союзников» там жаждут оружия в максимальных количествах и как можно более смертоносного.

А также, согласно классической формуле, «денег, денег и еще раз денег». Причем не только для продолжения кровопролитного и бессмысленного сопротивления, но и для продления собственного существования. Как признал недавно министр финансов киевского режима Сергей Марченко, государственный бюджет страны нынче финансируется из мелеющих с каждым днем «внутренних источников» менее чем на треть. Остальное, по его словам, – «заимствования и грантовая поддержка». То есть подачки Запада в различных формах.

Не станет их – и «государство Украина» обанкротится окончательно. Международные рейтинговые агентства и так уже пророчат ему неминуемый дефолт. Так что прекращать «борьбу» Киев не может хотя бы из-за перспективы «снятия с довольствия». Именно поэтому раз за разом звучат заявления Зеленского вроде слов о том, что «победа над Россией на поле боя» является единственным путем для «нэзалэжной» и ни о каких компромиссах с «агрессором» речи быть не может. При этом он же вынужден признавать:

Мы уступаем в плане техники, поэтому мы не способны наступать. Мы понесем большие потери, а люди являются моим приоритетом…


Бесстыжее вранье, конечно же, но оно отражает точку зрения режима: нужно только еще какое-то количество РСЗО (гаубиц, танков, прочей техники), а там, глядишь, удастся сформировать новые части взамен разгромленных, устроить «контрнаступление». И «пэрэмога» в кармане! Ну и, конечно же, это непременно должно сопровождаться «усилением и расширением» антироссийских санкций – вплоть до полной изоляции страны и, что самое главное, тотального отказа всего мира от приобретения российских энергоносителей.

В таком случае Москва «не сможет финансировать войну», «изготавливать новое оружие», «поддерживать стабильность власти» и так далее. Нужное подчеркнуть. Как видим, режим Зеленского на 99% уповает на поддержку западных «партнеров», которая позволит ему если не «победить», то по крайней мере склонить Россию к некоему «мирному соглашению», после заключения которого можно будет с новой силой взяться за подготовку к реваншу. Нужно только малость перетерпеть, «продержаться», бросая в огонь боевых действий все новые отряды ВСУ и «теробороны», пока от союзников едут все новые конвои с оружием и боеприпасами.

«Россия сломается»

Для «коллективного Запада», которому, конечно же, на самом деле глубочайше наплевать на «территориальную целостность и суверенитет» Украины, ее военная победа представляется наиболее предпочтительным вариантом. Однако, по правде говоря, довольно-таки нереалистичным. Это понимают все – за исключением «альтернативных гениев» из пресловутой «британской разведки» и разнообразных «аналитических» контор, генерирующих лютую дичь по поводу «неминуемого разгрома России». Беда в том, что на наших «заклятых друзей» время работает в любом случае.

Позволю себе повториться – какие там жертвы и разрушения претерпит Украина, им совершенно до фонаря. Задача – нанесение максимального ущерба России, как можно более глубокое ее истощение санкциями, военными действиями, попытками «расшатать» ситуацию внутри страны с помощью тех или иных представителей пятой колонны. Все средства, вкладываемые сейчас в искусственное поддержание жизнедеятельности и способности огрызаться провального «проекта Украина», там на полном серьезе рассчитывают вернуть (причем с лихвой) вовсе не за счет «освоения» неких украинских «богатств» (которых уже давно нет), а как раз в процессе тотального ограбления России, каковое должно последовать за ее разрушением.

Только так и никак иначе. На карту поставлено слишком многое и отступать чревато уже собственным крахом.

Несколько портят картину и путают карты две вещи. Во-первых, стойкость России перед лицом наложенных на нее санкций и ограничений. Экономика страны, как оказалось, действительно была загодя подготовлена к такому развитию событий. И в результате не «рухнула», не «рассыпалась», а продолжает вполне себе нормально функционировать, даже не переходя на военные рельсы. Это изрядно обескураживает представителей Запада, в данном случае рассчитывавших на некий санкционный «блицкриг», после которого Москва запросит мира на любых предложенных ей условиях. Не сложилось.

Во-вторых, начав сразу с козырей, с тяжелой санкционной «артиллерии», наши противники неожиданно для себя очень быстро подошли к той опасной черте, за которой введенные ограничения наносят им самим вреда больше, чем тем, против кого они направлены. По швам начинают трещать уже их собственные промышленность, социальная сфера и инфраструктура. Не оправдались и некоторые другие упования. Такие, как, к примеру, «тотальная изоляция» России в мире или нарастание внутри нее протестных настроений и проявлений, которые заставили бы власти свернуть СВО вне зависимости от достижения поставленных изначально задач.

Тем не менее следует понимать, что «коллективный Запад» даже не десятилетиями, а веками жил в твердой уверенности относительно «вторичности» России, ее «отсталости», «слабости» и тому подобных вещей. Именно поэтому там до настоящего времени продолжают поддерживать Украину себе в убыток и в ущерб, рассчитывая в конечном счете все-таки измотать Москву и принудить к капитуляции.

«Еще немного, еще чуть-чуть…»

Совершенно очевидно, что изначальный план специальной операции (и примененные, исходя из такового, стратегия и тактика) оказался в значительной мере несостоятельным. Произошло это наверняка в силу целого ряда как объективных, так и субъективных причин, которые предметом данного анализа не являются. В результате СВО пошла по нынешнему сценарию – постепенному и поступательному «перемалыванию» живой силы и техники врага, уничтожению его укрепрайонов, ремонтных баз и опорных пунктов. Не происходит более внезапных прорывов вроде героического штурма аэропорта в Гостомеле, а военные действия, на первый взгляд, сводятся к пресловутым «боям местного значения».

Не проявляется также поспешность и в обустройстве тех территорий, которые уже освобождены от укронацистов. При этом создается впечатление, что дела обстоят подобным образом по большей части в силу того, что открытым остается вопрос: какие земли бывшей Украины будут включены в состав России напрямую, а какие могут стать основой для создания на ее обломках неких новых форм государственности, приемлемых в качестве добрых соседей и потенциальных союзников.

Совершенно очевидно, что удары по инфраструктуре «нэзалэжной», прежде всего по ее транспортным магистралям и многим промышленным объектам, наносятся далеко не в полную силу. Возможно, это связано с сугубо прагматичными соображениями (зачем рушить то, что будет твоим?), возможно, с какими-то еще. Так или иначе, но подобный подход, к сожалению, не способствует надежному перекрытию нарастающего потока военной помощи, идущей с Запада.

В любом случае возникает ощущение, что в определенных кругах российской власти также существует твердая уверенность в том, что неумолимо идущее время работает все-таки на достижение победы в СВО, а не на ее бесконечное затягивание. Ставка явно делается на моральное разложение ВСУ и прочих защитников преступного киевского режима, разгром и уничтожение их наиболее боеспособных частей и подразделений, «выбивание» техники и истощение запасов боеприпасов.

Очевидно, существует мнение, в соответствии с которым на определенном этапе (к примеру, после окончательного разгрома Донбасской группировки укронацистов) действительно имеющие место в украинских войсках негативные процессы примут тотальный и необратимый характер, фронт развалится, и режим Зеленского падет. Это представляется сторонникам данной точки зрения тем более вероятным, что на несостоятельную в военном отношении «власть» Запад, конечно же, ставить не будет и прекратит ее поддержку, как финансовую, так и материальную.

В определенной мере таким умонастроениям способствуют и некоторые заявления спикеров киевского режима, явственно отдающие надвигающейся паникой, и вещи вроде обсуждаемого на полном серьезе в украинском парламенте законопроекта о призыве в армию 16-летних подростков и женщин.

Что ж, звучат такие мысли вполне логично. Однако следует помнить, что дело мы имеем с Украиной – то есть с образованием, начисто лишенным самостоятельности и субъектности. В том случае, если определенные силы на Западе решат продолжать данный конфликт до кажущегося им возможным разгрома России, подобные расчеты могут и не сработать.

Запаниковавшее правительство будет заменено на более «стойких» приверженцев идеи «войны до победного конца», вместо уничтожаемых ежедневно на передовой систем вооружения будут поставлены новые, еще более совершенные. Из остающихся пока еще в достаточных количествах более-менее боеспособных украинцев и иностранных наемников будут сформированы новые части, которые ближе к осенне-зимнему периоду затворятся во всех крупных городах, где и будут, прикрываясь мирными жителями, обороняться до последнего.

Такое продолжение СВО не является приемлемым для России, однако рассматривать его как минимум в качестве варианта придется. В любом случае победа останется за тем, кто будет готов для ее достижения идти до конца.