Flag Counter

Как московская «Украина» стала американской

25 мая 1957 года в Москве была торжественно открыта гостиница «Украина». Имя ей нынешние столичные власти официально не меняли в отличие от высокосвидомых соседей России, переименовавших отель «Москва» в Киеве ещё 20 лет назад. Зато это сделали новые собственники, американцы, упоминающие в юридических документах лишь довольно пресное – «Высотка».

65 лет назад в Москве открылась одна из самых красивых гостиниц столицы нашей бывшей общей Родины. Уникальной её архитектуру, конечно, не назовёшь, она стала 7-й из похожих по проекту московских зданий, получивших неофициальное название «сталинских высоток». Но одну пальму первенства – звание самого крупного отеля Европы – она удерживала довольно длительное время.

Здание имело высоту 206 метров (с учётом 70-метрового шпиля), общую площадь в 88 тысяч квадратных метров и свыше тысячи гостиничных номеров. Это не считая более четверти тысяч просторных квартир для москвичей во флигелях этой красивейшей архитектурной конструкции.

Внутреннее убранство во многом было стилизовано под украинскую тематику, включая настенные панно в холлах, а также появившийся во дворе в 1964 году памятник Тарасу Шевченко.

С самого начала гостиница была оборудована самыми передовыми технологиями, в частности, редкой тогда для СССР системой централизованного кондиционирования воздуха. Зимний сад, ресторан, отделение сберкассы, собственная почта, многие другие удобства справедливо относили это учреждение к пятизвёздочным отелям по общемировым стандартам.

Сейчас в отрицательно настроенных к советской истории источниках нередко можно встретить стенания на тему: «Ах, в те годы было практически невозможно устроиться в гостиницу, разве что за очень большую взятку». При этом большинство из таких критиков забывают сообщить об основной причине такого дефицита мест – их баснословной дешевизне!

Действительно, даже в 1983 году (средняя зарплата в 1985 году составляла 190 рублей в месяц) стоимость номера в таких, сравнимых по комфорту московских гостиницах, как «Москва» и «Россия», составляла 20-25 рублей за сутки. Самым дорогим был двухместный номер в «Международной», 50 рублей за сутки – это за 5 комнат на двух этажах (по современной классификации аналог «президентского» люкса).

Однако во времена «проклятого совка» почувствовать себя президентом при желании, пусть и на несколько дней, могли десятки миллионов советских граждан. А не так, как сейчас, когда президентские апартаменты обходятся в несколько тысяч долларов за сутки.

Так что дефицит номеров в гостиницах СССР был вполне объясним баснословной дешевизной проживания. Хотя и это не означает, что поселиться там можно было лишь за взятку. Просто надо было бронировать номер заранее. При этом, конечно, понимая, что преимущество в проживании будут иметь действительно заслуженные люди – передовики производства, вызванные для вручения правительственных наград, учёные, приехавшие на международный симпозиум, и т.д.

Несмотря на то, что «Украина» была построена в годы правления Хрущева, для большинства и историков, и обычных граждан, гостиница ассоциируется с именем Сталина. Ведь это именно по его инициативе ещё в середине 30-х началось значительное обновление архитектурного облика столицы, да и других городов огромной страны.
Новый гостиничный комплекс являлся 7-м по счёту в ряду однотипных зданий, до сих пор по праву считающихся украшением Москвы. Среди них и здание МГУ, и Министерства иностранных дел, и дом на Котельнической набережной.

Единственная причина, по которой самая высокая в городе гостиница не была построена при жизни Сталина, несмотря на принятое под его руководством правительственное постановление от 7 сентября 1947 года – это огромный урон, нанесённый народному хозяйству войной. Все силы и средства (включая большую часть строительной техники) приходилось направлять на восстановление разрушенных советских городов.

Личный вклад Хрущева в новую гостиницу – это присвоение ей названия «Украина» вместо первоначально задуманного «Дорогомиловская». Никак не мог Никита Сергеевич избавиться от навязчивого желания облагодетельствовать Украину, в которой после войны занимал высшие партийные и государственные посты.

Недаром в современных украинских учебниках (которые ныне находят в багаже пленённых на Донбассе нацистов) период с 1954 года зачастую рассматривается, как «подготовка к национальному возрождению». Тем более, что греха таить, сменивший Хрущёва Брежнев тоже питал искренние симпатии к «днепропетровскому клану», где начинал свою партийную карьеру. Он тоже не хотел замечать поднимавшую голову гидру национализма, пусть и рядящуюся под дружбу народов всевозможными украинскими писателями, будущими деятелями РУХа.

Есть данные, согласно которым «главный кукурузник» откровенно не любил сталинские высотки, как и всё, что было связано с именем ошельмованного им за якобы культ личности незаурядного вождя СССР. За гостиницу «Украина» её создателям пришлось долго оправдываться и терпеть настоящую опалу – так главный архитектор, президент Академии Архитектуры Мордвинов даже лишился из-за этого своей должности.

Правда, есть мнение, что не последним фактором этой отставки стало и отсутствие единодушной поддержки маститыми архитекторами программы массовой постройки в 50-60-е годы безликих «хрущёвок». Притом, что признанные специалисты в качестве альтернативы предлагали отнюдь не коммуналки, но куда более качественное (и притом более дешёвое в постройке) малоэтажное жильё, этакие коттеджи, которые на Западе и ныне являются прерогативой преимущественно не самых бедных граждан.

В любом случае, история всё расставила по местам. Если хрущёвское жильё ныне чаще всего именуется «хрущобами» (живо ассоциируясь с совсем уж позорными трущобами), то квартира «в сталинке» и по сей день является символом весьма престижного жилья, стоящего в разы больше, чем одинаковая по площади квартира в обычной новостройке.
А сам архитектурный стиль времён Иосифа Виссарионовича называют и неоромантизмом, и неоклассицизмом. Но чаще всего – сталинским ампиром, подчёркивая его непреходящую историческую и общественную ценность.

Увы, даже добротно построенные в СССР здания в условиях интенсивной эксплуатации периодически нуждаются в ремонте. Но, поскольку с распадом великой державы, «Украина», как и другие гостиницы, стала чисто коммерческим предприятием, средства на её реконструкцию стали искать не в государственном бюджете.

Больше всего денег (требовалось около 70 млн. долларов) согласилась инвестировать известная международная гостиничная сеть «Рэдисон», со штаб-квартирой в США, в которую ныне входит свыше 4 сотен отелей по всему миру.

Надо отдать американцам должное – радикально менять облик и характерные особенности известного во всём мире гостиничного комплекса они не стали. И даже прилежно восстановили и 57 размещенных в здании скульптур, и 30 хрустальных люстр, и многие другие привычные на протяжении десятилетий детали.

Вот только с названием получилась не совсем внятная история. С одной стороны, название «Украина» за 5-звёдочным отелем вроде бы так и осталось и даже входит в адрес его официального сайта.

Вот только, если внимательно вчитаться в содержание его страниц, то обнаружить сколь-нибудь внятное упоминание прежнего названия в качестве актуального очень сложно. Куда чаще встречаются очень прозрачные намёки на то, что «Украина» название лишь историческое.

А официальным названием является совсем другое – «Рэдиссон Коллекшен». Притом, что юридическое лицо, владелец гостиницы, вообще именуется в документах «ООО “Высотка”».

Стоит заметить, что фешенебельную киевскую гостиницу «Москва» на центральной улице Крещатик, «незалежные» власти переименовали в «Украину» ещё в 2001 году. Тогда бывшей советской республикой рулил якобы пророссийский Леонид Кучма. Который, впрочем, в период своего второго президентского срока уже официально отказался от насквозь лживого пророссийского имиджа, благодаря которому и пришёл к власти, и даже накануне того самого Майдана успел принять закон, предусматривающий курс на вхождение в НАТО.

Сейчас, когда на волне пещерной антироссийской истерии и Верховная Рада, и нацистские политики городов поменьше просто соревнуются в вымарывании любых напоминаний об СССР и России в названии городских улиц и других объектов, в Москве, кроме вышеупомянутой гостиницы успешно сохраняют прежние названия и станция метро «Киевская» и ряд других мест с «украинскими» названиями.

Ирония судьбы: то, что не делают официальные российские власти, де-факто давно осуществили «лучшие друзья Украины» из-за океана. Названную именем своего «стратегического партнёра» гостиницу в Москве они фактически переименовали в честь французского поселенца в Америке Рэдиссона, жившего там ещё в XVII веке. Ну да в отношении таких «стратегических партнёров», как постсоветский Киев, иного отношения от «больших белых сахибов» из Вашингтона ожидать и не приходится…

Впрочем, собственники приходят и уходят, а шедевр великой эпохи был, есть и останется одной из самых известных архитектурных жемчужин Москвы.


Top