Flag Counter

Турция – на пороге новой интервенции на север Сирии

26 мая состоялось давно анонсированное заседание Совета Национальной Безопасности (СНБ) Турецкой Республики, продлившееся без малого три часа. Участники мероприятия обсуждали актуальные вопросы внешней политики страны, включая и её военную составляющую. Прозвучавшие по итогам заседания заявления дали некоторым наблюдателям повод к утверждениям о скором начале очередного вторжения в Сирию под предлогом борьбы с «курдской угрозой».

В частности, члены СНБ были проинформированы об операциях, проводимых в стране и за рубежом против всех видов угроз и опасностей, направленных против «национального единства, солидарности и выживания». Особое внимание уделялось анализу деятельности запрещённых в Турции «Рабочей партии Курдистана», «Союза общин Курдистана», организации «Хизмет» проповедника Фетхуллаха Гюлена, а также запрещённого в России «ДАИШ».

Обсудив дополнительные меры противодействия вышеперечисленным структурам, участники заседания заверили, что трансграничные операции на южных границах страны, никоим образом не направлены против территориальной целостности и суверенитета стран-соседей. Более того, по версии Ак-Сарая, эти операции будут способствовать безопасности соседних стран. Тем же, кто нарушает международное право в его турецком понимании, «поддерживая терроризм», адресован призыв пересмотреть свои позиции.

Не обошли стороной члены СНБ Турции ситуацию в Ливии, на Украине, а также милитаризацию Грецией островов в Эгейском море, нарушающую, по мнению турок, международное право. Подчёркивался решительный настрой «на защиту прав и интересов нации».

Как говорит министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, «отмена Грецией демилитаризованного статуса островов, предоставленных ей в рамках Лозаннского мирного соглашения 1923 года и Парижского мирного соглашения 1947 года, противоречит международному праву. Греция вооружает эти острова с 1960 года… если они не прекратят этот процесс, начнутся дебаты о суверенитете [над островами], это совершенно ясно. Мы говорим это очень серьезно, мы не блефуем. Если Греция этого не прекратит, мы откроем этот вопрос».

«Мы не можем сидеть, сложа руки, и ждать, когда они нападут на нас, мы должны сделать все возможное», – говорит глава турецкой дипломатии, в который уже раз демонстрируя двойные стандарты.

«США продолжают поставлять серьезное вооружение, снаряжение организациям на севере Сирии, которых Турция считает террористическими», – заявляет Эрдоган, заверяя в серьёзных намерениях «искоренить терроризм» на севере Ирака и Сирии. Согласно озвученным 27 мая данным телеканала Habertürk, новая операция турецкой армии на севере Сирии может начаться в ближайшее время, на первом этапе – в районах Телль-Рифаат, Айн-аль-Араб (Кобани) и Манбидж.

В операции планируется задействовать около 50 тыс. турецких военнослужащих и протурецких боевиков. По сведениям вполне информированного издания Asharq Al-Awsat, только за одни сутки турецкие войска перебросили на север Сирии 56 танков и бронетранспортеров, а также не менее 11 ракетных комплексов. Границу пересекли десятки военных грузовиков с боеприпасами и техническим оборудованием.

Судя по заявлениям турецкого лидера, речь идёт о замыкании в ближайшем времени «полосы отчуждения» глубиной в 30 километров (18 миль) по всей протяжённости границы с Сирией с полной их зачисткой от курдских вооружённых формирований с водворением военных баз и переселением из Турции до миллиона сирийских беженцев. Планы Анкары оживлённо комментирует западная пресса.

По мнению The Guardian, предполагаемое «перемещение сирийских арабов в новые зоны, в которых Турция обеспечит экономическое влияние и политическое одобрение в тылу в преддверии выборов в следующем году. Курдское население, которое доминировало на 500-мильной границе, потеряет еще больше влияния после того, как было вытеснено из ключевых городов во время трех турецких вторжений за последние пять лет… Местные соображения остаются первостепенными для Эрдогана, который возглавлял Турцию в течение двух десятилетий и сталкивается с проблемами в экономике и, возможно, с самой сложной задачей на переизбрании в 2023 году.

Местные настроения относительно беженцев накаляются. Турецкие власти утверждают, что за последние несколько лет в Сирию добровольно вернулись до 500 000 беженцев. Это число оспаривается: реальная цифра близка к 80 000, и утверждают, что многие из них не вернулись по своей воле…»

Не следует сбрасывать со счетов и необходимость охраны нефтяных месторождений в приграничных провинциях Мардин (уезде Нусайбин) и Ширнак, которые в течение пяти лет будут разрабатываться государственной компанией ТРАО.

В Белом Доме пока в целом сдержанно реагируют на планы Турции, выставившей вопрос о формальном включении Швеции и Финляндии в НАТО на широкие публичные и закулисные торги. В совместном заявлении базирующиеся в Америке антитурецкие лоббистские организации призвали администрацию Байдена предотвратить возможное вторжение, а Конгресс – отреагировать на любые военные действия быстрыми и решительными экономическими и военными санкциями в отношении Анкары.

Между тем, как говорит старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям Асли Айдынташбаш, «…геополитический климат стал более благоприятным для Эрдогана, чтобы повысить свои требования. И изложение подобных соображений безопасности может привести к уступкам со стороны западных коллег из-за событий на Украине».

То же самое, по-видимому, можно сказать и о некоторых арабских странах, некогда проявлявших интерес к поддержке курдских отрядов (в частности, через Эрбиль). Внимание же России в значительной степени отвлечено специальной военной операцией, положительный исход которой имеет для Москвы принципиальную важность.

Согласно заявлению командования «СДС», 28 мая турецкая артиллерия подвергла интенсивному обстрелу поселение Заркан в пограничном округе Абу-Расейн на севере сирийской провинции Хасеке, причём огонь велся из орудий и минометных установок из зоны безопасности, созданной турецкими войсками в 2019 году:

«В Заркане и его окрестностях, где проживают свыше 7 тыс. человек, в том числе беженцы из пограничного района Рас-эль-Айн, разорвалось не менее 320 снарядов. Нанесен существенный материальный урон, имеются разрушения в жилых домах и хозяйственных постройках… Турецкие оккупационные силы практикуют политику коллективного наказания и используют дальнобойные орудия, не делая различий между военными и гражданскими целями».


Одновременно массированному удару подвергся город Телль-Рифаат в провинции Алеппо и пограничный сектор Шерава, где действуют отряды курдских «Сил народной самообороны» (СНС), по которым было выпущено 140 снарядов.

По-видимому, в Анкаре уверены, что очередная интервенция на север Сирии, в отличие от операции «Источник мира», будет проходить в кардинально иных условиях, чем осенью 2019 года, когда администрация Трампа потребовала от Эрдогана прекратить военные действия, угрожая проблемами в турецкой экономике. Уже ближайшие недели или даже дни покажут обоснованность этих расчётов.

Антитурецкие митинги прошли 28-29 мая в Алеппо и в Телль-Рифаате. На аэродром Камышлы переброшены дополнительные силы ВКС России, и 28 мая шесть российских вертолетов выполнили разведывательные полеты по линии сирийско-турецкой границы.

Явно не в восторге от планов Анкары и в Тегеране: там понимают обеспокоенность Турции по поводу своей безопасности, однако видят единственный выход в диалоге, уважении «двусторонних договоренностей с соседями, а также соглашений в рамках астанинского процесса, включая уважение территориальной цельности, единства и национального суверенитета Сирии».

По словам представителя МИД ИРИ Саида Хатибзаде, «опыт последних лет показывает, что военные действия [на территории] других стран не только не помогают решить существующие проблемы, но и имеют тревожные гуманитарные последствия и осложняют ситуацию в регионе».