Flag Counter

Непокоренный Памир: из-за чего в Таджикистане вспыхнули протесты

Повторится ли в стране гражданская война

С 14 мая в Хороге, административном центре Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана, не утихают протесты. Демонстранты выдвинули список требований, среди которых отставка представителей властей, навязанных из Душанбе.

В столице отреагировали жестко: заблокировали интернет и отключили мобильную связь. Помимо этого против участников митинга разрешили применять слезоточивый газ и резиновые пули. В результате спецоперации МВД восемь человек погибли, 114 задержаны, еще некоторые активисты получили ранения разной степени тяжести.

Вспыхнуло недовольство

Власти Таджикистана объявили о проведении антитеррористической операции в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) 18 мая. В результате столкновений погибли восемь местных жителей, еще 11 получили ранения. Силовики заявили о задержании 114 человек. В Душанбе выбрали силовой сценарий для подавления кризиса на Памире. Власти называют задержанных боевиками и участниками преступных группировок.

За несколько дней до этого в городе Хорог, административном центре Горно-Бадахшанской автономной области, произошло столкновение между протестующими и полицейскими. Демонстранты пытались добраться до площади Исмаила Сомони, расположенной в центре Хорога, но силовики помешали им, применив слезоточивый газ и резиновые пули.

В результате погиб 30-летний житель Хорога Замир Назаршоев. Еще как минимум шесть человек пострадали, среди них сотрудники МВД. В городе отключили интернет и мобильную связь. Возмущенные активисты заблокировали трассу Душанбе–Хорог–Кулма.


Вид на здание правительства Республики Таджикистан, Душанбе

Протесты начались с того, что 200 человек потребовали от властей отставки главы ГБАО Алишера Мирзонабота и мэра Хорога Ризо Назарзода, привлечения к ответственности виновных в гибели 29-летнего местного жителя Гулбиддина Зиебекова в ноябре 2021 года (многие опасаются, что за этим могут стоять местные силовики), прекращения преследования жителей Бадахшана, отмены жесткого пропускного режима, уже давно действующего в регионе, снятия всех блокпостов в Хороге и освобождения задержанных после ноябрьских протестов.

Власти не стали рассматривать эти требования и назвали недовольство местных жителей результатом деятельности «организованных преступных групп Рушанского района под руководством и при финансировании международных экстремистских и террористических организаций с целью нарушить государственную безопасность, подорвать основы конституционного строя».

Тем временем на сайте верховного комиссара ООН по правам человека появилось заявление шести экспертов об обстановке в ГБАО. Они раскритиковали центральные власти за подавление протестов памирского меньшинства с помощью арестов, участия военных и применения силы.

Натянутые отношения

Горно-Бадахшанская автономная область занимает почти половину территории Таджикистана, при этом здесь проживает всего 3,2% от всего населения страны. У этого региона, известного оторванностью от остальной части страны, свои культурно-исторические и этнические особенности.

Проживает в этом регионе субэтническая таджикская группа — памирцы. В отличие от исповедующих суннизм таджиков они относят себя к одной из шиитских ветвей ислама — исмаилитам. Также жители горного региона отличаются от остальных жителей Таджикистана языками (их порядка шести), но все они, как и таджикский, относятся к восточноиранской группе.


Памирский мальчик в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана

В конце лета 1920 года в Бадахшане утвердилась советская власть. Через три года Горный Бадахшан был включен в Туркестанскую АССР на правах самостоятельной области и до конца 1924 года входил в нее. Когда Таджикистан стал союзной республикой, то ГБАО прикрепили к ней. Отношения между ними всегда были натянутыми. Советский Союз уделял региону особое внимание — выделял на развитие дополнительные средства, после распада СССР центральные власти в Душанбе делать это не смогли. Постепенно эта часть страны стала самой бедной.

Недовольство власти страны подавляли силой. Это вызывало ответную реакцию. После гражданской войны 1992–1997 годов затаил обиду и Душанбе — в ГБАО поддерживали вооруженную оппозицию.

Новый виток противостояния

В ноябре прошлого года отношения вновь обострились. В автономной области устроили многотысячную акцию, в результате которой требовали наказать виновных в гибели 29-летнего Гулбиддина Зиебекова. Его убили в результате силовой операции, обвинив в ряде преступлений, включая избиение помощника прокурора Рошткалинского района ГБАО Абудсалама Абирзоды, домогавшегося сестры Зиебекова. Демонстрации в поддержку жителей автономии прошли в Бонне, Вене, Дортмунде, Лондоне, Москве, Нью-Йорке, Санкт-Петербурге и других городах.

В Душанбе протесты назвали незаконными, заявив, что за их организацией стоят главари местных криминальных группировок. Власти пытались помешать проведению акции протеста, но лишь еще больше усугубили ситуацию — от действий силовиков погибли еще два человека, еще несколько были ранены.

Активное противостояние между жителями ГБАО и Душанбе началось с 2012 года, когда центральные власти провели спецоперацию в округе, в результате которой 23 мирных жителя погибли. Через шесть лет под предлогом борьбы против наркомафии были ликвидированы неформальные лидеры ГБАО. В 2020-м очередная спецоперация закончилась новым конфликтом с местным населением.

Впрочем, многие эксперты считают, что это лишь один из поводов для выступлений, реальные причины конфликта кроются в социально-экономических проблемах. В частности, высокий уровень безработицы, назначение на ключевые должности в Горном Бадахшане людей из Душанбе. Они редко пользуются доверием жителей ГБАО, зато большое влияние на них имеют местные авторитеты.

Разные сценарии развития событий

Это всегда был взрывоопасный регион с достаточно большим количеством внутренних проблем, отмечает доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

— Регулярно мы видели внутренние конфликты вплоть до гражданской войны, революционные события, действия, связанные с перестрелкой на границе с Киргизией. Но все предыдущие конфликты быстро купировали, стороны приходили к согласию. Внутренний конфликт возможен, но мы понимаем, что всегда можно ожидать внешнего участия, того же британского, англосаксонского следа. Мы видели в Казахстане, когда внутренние проблемы послужили толчком для влияния внешних сил. Посмотрим, как будет дальше развиваться конфликт, как его удастся купировать, как из него будут выходить, — считает политолог.

Специалист по вопросам безопасности в Центральной Азии Рустам Бурнашев отмечает, что есть большое недовольство населения Горно-Бадахшанской автономной области по отношению к политике, которую проводят власти страны.


Сотрудники МВД Киргизии в одном из сел Баткенского района на киргизско-таджикской границе

— В частности, это недовольство по статусу данной области. То есть де-юре она автономна, но степень этой автономности очень низкая. Центральные власти усиливают давление на нее с помощью административных рычагов, прежде всего через назначение главы области, руководителя силовых структур. Население хочет ту степень автономности, которая предоставлена Конституцией Таджикистана. Это выливается в те или иные столкновения. Это привело к тому, что центральная власть зачем-то стала применять силу для разгона митингующих, к сожалению, есть погибшие, — сообщил специалист.

По его словам, выступления местного населения в защиту прав и свобод в Таджикистане происходят регулярно, особенно в Горно-Бадахшанской автономной области.

— Автономия области определяется тем, что это определенный субэтнос внутри Таджикистана. Выступления за соблюдение уровня автономности проходят регулярно. С точки зрения населения там нет ничего нового, но с точки зрения властей — есть. Последовавшая реакция со стороны правительства была, безусловно, жесткая, давно не было такого, чтобы было целенаправленно отдано распоряжение стрелять по населению, — добавил политолог.

Бурнашев полагает, что существует несколько сценариев развития ситуации.

— В Таджикистане очень сильно наследие времен гражданской войны 1990-х годов, сохраняется установка в стране, что мы готовы терпеть многое, лишь бы не допустить гражданской войны. Вполне возможно, что протесты могут пойти на спад — это оптимальный сценарий для Душанбе. Другой сценарий может быть связан с тем, что степень недовольства будет сохраняться и население так же, как и раньше, будет выходить с требованиями, чтобы голос был услышан, но это всё же вариант стабилизации.

Есть вариант худший для Душанбе, он связан с внешним влиянием на Горный Бадахшан. Там проживает субэтническая таджикская группа — памирцы, они находятся и в Афганистане, и частично в Пакистане. Есть концепция независимого Памира, в этом плане конфликт может приобрести и международное измерение, более того, там присутствует влияние исмаилизма, влияние фонда Ага Хана, — резюмировал эксперт.


Автомобили в приграничной зоне в Хороге, Горно-Бадахшанская автономная область, Таджикистан

Фонд Ага Хана стал активно работать в Таджикистане с середины 1990-х годов, продвигая гуманитарные проекты. Так, за его счет на территории ГБАО модернизировали ГЭС «Памир-1», обеспечивающую регион электричеством, построили пять мостов, соединивших таджикский и афганский Бадахшан, школу-лицей Ага Хана в Хороге, Международный университет Центральной Азии и многое другое.

Во время событий 2012 года фонд выступил посредником между Душанбе и местными активистами. С таджикским правительством у организации сложились непростые отношения. Власти стараются открыто не выражать недовольство деятельностью фонда, но при этом периодически подчеркивают, что если раньше была понятна его миссия, то сейчас неясно, в чем она заключается. Помимо этого критиковали кадровую политику организации за то, что на разные должности в ней назначают граждан иностранных государств, в частности Пакистана.


Top