Flag Counter

Им уже не стыдно: на Западе завелись «хорошие русские». Пётр Акопов

В начале марта горячо обсуждалась тема уехавших — точнее, даже бежавших — из России: сколько их, что с ними будет, как они относятся к своей стране. До сих пор непонятно, сколько же всего уехало, назывались разные цифры, но уверенно можно говорить о том, что бежавших было больше ста тысяч. В ожидании коллапса всего и вся в России они осваивались в Ереване и Тбилиси, в Прибалтике и Израиле — не понимая, что им делать и как жить дальше, рассуждая о том, что с ними произошло: это уже эмиграция или временная релокация? Одни ругали Путина и оставшихся «пособников фашистов», другие молчали, но все следили за происходящим в покинутой ими стране.

И вот на днях выяснилось, что они вернулись — тихо, незаметно, но вернулись. Абсолютное большинство снова дома — как сказал на днях глава Минцифры Максут Шадаев, 80 процентов тех, кто покинул Россию после 24 февраля. Никакого КГБ не понадобилось, это стало понятно после анализа данных сим-карт мобильных операторов. И что, можно подводить итоги?

Нет, потому что планы по вывозу из страны миллионов по-прежнему в силе — только теперь они должны уехать не в панике, а по расчету. На Западе уже не раз говорили о том, что нужно создать условия для экспорта из России молодых мозгов — специальные программы для студентов, может быть, даже отменить для них визы. Это работа нескорая, но нет сомнений, что работать в этом направлении будут. А пока занимаются теми, кто остался за границей, чтобы и они не вернулись.

Это сложно, ведь Запад сам сделал их жизнь невыносимой. Заблокировав выпущенные в России карты банков, раскрутив русофобию, да и агрессивное поведение украинских беженцев в отношении русскоязычных не облегчает жизнь наших сограждан, «выбравших свободу». Не будешь же всем объяснять, что ты правильный, хороший русский. Хотя — почему не будешь?

За решение вопроса взялся Гарри Каспаров — вернее, его «Антивоенный российский комитет», включающий самых отъявленных борцов с режимом. Точнее — с Россией, чего уже и не скрывают его участники. Вот что говорит, например, Марат Гельман*:

«Это непросто — желать поражения армии той страны, гражданином которой ты являешься. Но тот, кто предан России, любит ее, сегодня должен вместе с нами желать ей скорейшего поражения. Чем раньше, тем лучше. Чем сокрушительней — тем больше шанс на возрождение.


Пусть никого не обманывают наши названия — «Антивоенное движение России», «Русские против войны», «Антивоенный комитет» — мы не призываем агрессора остановить войну, мы желаем ему поражения в войне. Это надо четко произнести. Это не пацифизм, мы однозначно стоим на стороне Украины и всего мира против Путина и его власти».


Откровенно — как это было и у большевиков в ходе Первой мировой войны, и у части белой эмиграции во Второй мировой. Вот только и большевики, и белые потом заплатили за национальное предательство — в том числе и своими жизнями: красные в ходе Гражданской войны, а белые (вроде генерала Краснова) — по приговору советского суда. А нынешние эмигранты не собираются ничем платить — наоборот, это ведь единственная наша эмиграция (если говорить о ее «звездах», а не о толпах напуганных поклонников, которые устремились вслед за «лидерами мнений»), которая увезла с собой не тоску по Родине, а ее богатства.

Но вот беда: Запад не дает ими пользоваться. Блокирует счета, требует постоянного покаяния за сотрудничество с режимом.

«Антивоенный российский комитет» придумал, как это изменить. Сегодня в Вильнюсе он собирает «Российскую антивоенную конференцию», одной из целей которой объявлен поиск мер, призванных «упростить жизнь россиян, бежавших из страны после начала полномасштабной войны против Украины». Для этого будет создан еще один комитет — ну любят это слово, что поделать, — «Российский комитет действия». По словам Каспарова, это будет комитет для «хороших русских», «европейских русских». Тех, кто подпишет специальную декларацию с осуждением «преступной войны, развязанной нелегитимным режимом Владимира Путина», и с «поддержкой территориальной целостности Украины, включая аннексированные Крым и Севастополь».

Подписанты смогут получать от комитета документ, который потенциально мог бы облегчить им жизнь в европейских странах, обещает Каспаров, — при проверках в банках, при получении виз. Документ также открывал бы доступ к сервисам, которые недоступны для россиян, возможны и другие льготы.

Все просто: ставь подпись — и тебе разблокируют! Перед тем, правда, нужно будет еще подтвердить личность, а то набегут всякие халявщики или засланные Путиным казачки. Западные правительства пока что молчат, но, скорее всего, будут вынуждены как-то отреагировать. Потому что если вы используете составляемые для вас «проверенными русскими» списки «плохих русских», то есть тех, против кого вводятся персональные санкции, то почему бы вам не взять у них и списки «хороших русских», которые уже сбежали из Мордора к вам, на свободный Запад?

Тем более что ваши санкции против России ведь направлены на ее ослабление и сокрушение — вот люди и бегут, нельзя их не приютить. Не всем ведь положено европейское гражданство или вид на жительство — только самым заслуженным борцам с Путиным — а как быть с остальными десятками тысяч «беженцев»? Даешь справку «хорошего русского». Пускай она будет хотя бы вкладышем в ненавистный, но, увы, необходимый российский загранпаспорт! Чтобы они могли с ним в руках бороться с кровавым режимом в полную силу.

Тут нужно напомнить, что почти сто лет назад, в декабре 1921 года, советская власть лишила гражданства находившихся за границей эмигрантов, точнее — тех из них, кто отказывался получать советский заграничный паспорт. Это касалось миллионов людей, бежавших из страны в ходе Гражданской войны, богатых и бедных, воевавших с советской властью и мирных. Хотя подавляющее большинство эмигрантов скучали по родине, они не хотели иметь ничего общего с большевиками, да и просто боялись вернуться, особенно те, кто воевал на стороне белых. То есть все они рисковали остаться вообще без документов (к тому же скоро пошел процесс признания западными странами большевиков).

И тогда Лига Наций поручила своему комиссару по делам беженцев Фритьофу Нансену (знаменитому полярнику) разработать специальный паспорт для русских эмигрантов — и в итоге этот «нансеновский паспорт» получили десятки, если не сотни тысяч русских, включая Рахманинова и Набокова. Но они были реальными эмигрантами, потерявшими практически все в России и не просто ненавидевшими советскую власть, но и считавшими, что прежняя Россия умерла, убита большевиками. При всем этом практически никто из нансеновцев не желал своей родине поражения в войне — за исключением тех немногих, кому в 1941-м ненависть к большевикам застила глаза. И уж точно никто из них никогда бы не сказал, что ему «стыдно быть русским». Потому что они были лицами без гражданства, но не без совести.

А нынешние борцы с режимом не просто сказочно обогащались на расхищении российских богатств (как тот же Ходорковский), но и годами последними словами ругали собственный народ, все это «быдло, поддерживающее Путина». При этом никто не лишал их гражданства, да и уголовные дела не заводили до последнего времени (когда стало уж совсем невозможно не реагировать на их слова и дела). Ярлык иностранного агента для пропагандистов, получающих западное финансирование? Но это и близко не стоит к клейму контрреволюционера — хотя они и пытаются представить себя «невинными жертвами режима».

То есть перед нами классические русофобы, еще и призывающие к военному поражению России, к тому, чтобы Запад как можно сильнее наказал ее. Это обычные национал-предатели, мечтающие стать оккупационной администрацией или устроить революцию, рассчитывая на ее волне прийти к власти. При этом оба эти варианта существуют только в их мечтах — и в тех советах, которые они дают Западу, убеждая его в реальности планов «успешной борьбы» с Путиным.

Они могут называть себя «хорошими русскими», «европейскими русскими», но при этом уже вычеркнули себя из русских. Тогда, когда на все лады повторяли, что им стыдно быть русскими, — и этого никто им не забудет и не простит.

Нет, не надо мстить. Нужно просто отказать им в праве использовать имя народа, из которого они себя сами вычеркнули, своими словами и делами. И если им нужно просить Запад разморозить вывезенные из России деньги (свои или «идейно близких» олигархов, которые тут же подпишут любую декларацию), то пусть так и говорят: «Мы, вырусь, нижайше просим вас…»

* СМИ, выполняющее функции иноагента.


Top