Flag Counter

Перспектива победы или победа перспективы. Владимир Скачко

Утром, 20 мая 2022 года, стало известно, что на южном направлении спецвоенной операции (СВО) России на Украине продолжилось массовое дезертирство украинских военных из ВСУ. Украинцы не хотят воевать. И — тем более — умирать за киевский режим.

Причин тому множество, но уже можно назвать две главные. Во-первых, полное безразличие киевских властей к собственным военным, когда те терпят поражение. Ярким подтверждением тому стала «азовстальская эпопея», когда командование ВСУ ничего существенного, кроме пропагандистской шумихи, не смогло сделать для того, чтобы деблокировать попавших в котёл военных мариупольского гарнизона — части неонацистского полка «Азов», пограничников, морских пехотинцев и т.д.

Главным препятствием для деблокады стали, конечно же, умелые действия российских военных и ополченцев ДНР, но и командование ВСУ, кроме нескольких попыток вывезти «нужных людей» по воздуху или морем, ничего другого более серьёзного и хорошо подготовленного по суше не предприняла. Нет, предпринять многократно обещала, но своё слово не сдержала. И сейчас «Азовсталь», как пишут некоторые британские газеты, пала. Военные массово сдаются. А киевские власти лишь пытаются превратить это в пиар-шоу и представить сдачу в плен, как «выполнение приказа главного командования». Сейчас СМИ Украины и Запада уже вычеркнули события на «Азовстали» из перечня главных новостей — им не выгодно.

Мариуполь и «Азовсталь» — это ещё не конец, но его начало — это уж точно. Если проводить аналогии с классической историй Великой Отечественной войны, то Мариуполь для СВО — это победа под Сталинградом или начало коренного перелома в войне. А сам коренной перелом, как известно, наступил после победы на Курской дуге, когда нацисты Адольфа Гитлера навсегда утратили стратегическую инициативу.

Другими словами, «Курская дуга СВО» — ещё впереди. Как сказал военкор Дмитрий Стешин, характеризуя сдающих в «Азовстали», они выглядят проигравшими, но не побеждёнными. А это значит, что победа ещё впереди. Это очень важно — помогает избавиться от легкомысленного отношения к противнику и губительного шапкозакидательства.

Вторая причина шатаний в ВСУ — это положительный пример окончания кампании на той же «Азовстали». Запертые в подземельях завода выбирали, что им делать — стоять до конца и умереть под ударами войск СВО или всё же сдаться и остаться в живых. Короче говоря, украинские солдаты выбирали или перспективу победы со смертью в конце, или победу перспективы остаться в живых. А если на руках нет лишней крови невинных, а за спиной — военных преступлений, то светила и перспектива понести справедливое наказание за содеянное, поработать на восстановлении того же Мариуполя и вернуться домой. Военных преступников и преступников против человечности, нарушивших законы войны, это, конечно же, не касается, но основной массе украинских пленных ничего не угрожало и не угрожает. Я уже не говорю о трёхразовом питании и нормальном человеческом содержании в плену. Или даже возможности обмена на россиян из украинского плена.

Преступления же ВСУ против собственного народа велики и ужасны. И потому что мародёрство — это неизменный спутник армии, которая обороняется в жилых кварталах с неуехавшим населением и без нормального собственного снабжения всем необходимым. И потому, что командование ВСУ к тому же с подачи своих западных кураторов вообще выбрало испытанную на Ближнем Востоке тактику террористов ИГИЛ и прочих мусульманских террористических групп — сопротивление в городах и сёлах из-за спины мирного населения.

Российская же армия и народная милиция ЛДНР, как уже было многократно сказано и подтверждено в ходе боёв, избрала щадящую тактику — не тотально уничтожать противника артиллерийским огнём, превращая города в безжизненные руины, а выдавливать очаги сопротивления точечно и уничтожать их на открытой местности, за пределами населённых пунктов. Или в городах, но в местах компактного сосредоточения, например, в расположении воинских частей.

Однако по-любому столкновение этих двух тактик привело к жертвами среди мирного населения. И за это однозначно должны ответить те, кто выбрал такую методу ведения войны.

На огромном количестве преступлений среди мирных жителей сказался и разный подход к людям солдат СВО и ВСУ. Для многих украинских военных особенно из неонацистских формирований, инкорпорированных в воинские части и выполняющие для них роль загрядотрядов и скорых на расправу особых отделов, местное население было чужим, «ватой» и «колорадами», которых не стоит жалеть, но можно использовать в своих целях. Как прикрытие, живой щит, обменный фонд или средство шантажа и ультиматумов.

А вот войскам СВО был отдан строжайший приказ — не трогать, а наоборот — беречь мирное население, превращать его в своих союзников. Это понятно и по-человечески, и с точки зрения военной — у наступавших войск должен быть более-менее спокойный тыл. Чтобы в спину не стреляли. Плюс обеспечение в российских войсках и народной милиции работает без особых сбоев и провалов.

Медленно, но уверенно проясняется и смысловое содержание этой войны. То есть то, за что сражаются стороны, что отстаивают солдаты, и что их ждёт в случае победы. С российскими войсками СВО всё ясно — они упреждают на чужой территории возникающие угрозы безопасности своей страны. То есть распространение НАТО непосредственно к границам России, что чревато потенциальной разрушительной войной. Кроме того, они освобождают и защищают украинский народ от неонацизма, который — это уже очевидно — ведёт Украину к пропасти. Причём защищает и освобождает не только в Донбассе, но и на территории остальной Украины.

Всё понятно и с народной милицией ЛДНР — она защищает свои недавно признанные Россией республики и восстанавливает их в своих конституционных границах. То есть в пределах Донецкой и Луганской областей, как это и определено референдумами о независимости этих образований в мае 2014 года.

Бойцы ВСУ, ясное дело, говорят, что они исполняют высокий патриотический долг и защищают страну от «путинского вторжения» и хотят восстановить её территориальную целостность — вернуть Крым и две области Донбасса. И это тоже, вы не поверите, правда. Но очень и очень формальная. И как показал недавний соцопрос Центра имени Разумкова, из тех граждан Украины, которые бежали от войны, а сейчас возвращаются в страну, 94,3% уверены, что Россия будет побеждена. Причём тех, кто в этом не уверен, нет вообще, и только 5,7% опрошенных ответили, что затрудняются с ответом. Даже с учётом того, что на сегодняшней неонацистской Украине людям опасно говорить правду, это очень высокий процент верящих патриотов.

Однако очень важно представлять, за что воюют ВСУ, кого они защищают, и что, в конце концов, они получат, когда каким-то чудом победят, и схлынет эта волна естественного и вполне понятного патриотизма, и придётся жить обычной жизнью. И вот тут-то победителей и может ждать самая страшная засада — они получат не только разорённую войной Украину, но и страну, заложенную и перезаложенную под деньги на оружие. Страну без огромного количества мужчин, погибших на фронте, и без женщин, уехавших на заработки. С детьми на попечении стариков, у которых не будет пенсий, потому что окончательно рухнут вся социальные и гуманитарные сферы, а вместе с ними, разумеется, и пенсионное обеспечение.

А у власти по-прежнему будет неонацистский режим, который будет служить не стране и народу, а тем внешним кураторам, которые и дали, пардон, продали оружие, чтобы защищаться. И дальше превращать Украину в «АнтиРоссию», служить наконечником и тараном против неё, полигоном и плацдармом для новых возможных боёв. Ради ослабления, а ещё лучше — уничтожения России. Потому что именно в таком качестве и с этим предназначением Украина и нужна тем, кто ею сегодня рулит, и кто о ней якобы так печётся.

Ведь, как показала СВО, за месяцы противостояния на Украине не прекратился ни один негативный процесс, отравляющий жизнь народу: ни украинизация, ни дерусификация, ни политические репрессии, ни коррупция, ни разграбление скудного госбюджета, ни жирование олигархов, которые за редким исключением ничуть не «похудели» от войны. Ну, разве что лишились навсегда части своих активов на отвоёванных и освобождённых территориях.

Однако тут есть ещё одно обстоятельство: может, украинскому народу всё это нравится, и он согласен так жить? Как показал тот же опрос Центра Разумкова, в сложившейся ситуации только 2% негативно оценивают деятельность режима Зеленского, 18% затрудняются с ответом, а 80% работу украинских властей оценивают положительно.

Ответы на эти вопросы и явят миру или феномен украинского народа, превращённого в терпилу, или степень зазомбированности и запуганности людей. Просто России и ЛДНР нужно побеждать в этой СВО.


Top