Flag Counter

Украина и стремление стать частью вымышленной волшебной Европы

На днях на освобождённых территориях Херсонской и Запорожской областей побывал зампред правительства России Марат Хуснуллин, где сделал несколько важных заявлений:

• Россия займётся комплексным восстановлением освобождённых территорий;
• на всех освобождённых территориях будет рублёвая зона (пенсии и зарплаты начнут выплачивать в рублях уже в этом месяце);
• Запорожская АЭС «будет работать на Россию»;
• Херсонская и Запорожская области будут частью «дружной российской семьи».

Таким образом, уже через два месяца после освобождения от киевской оккупации жителям регионов были даны железобетонные гарантии по всесторонней интеграции в Россию. Это, конечно, создаёт разительный контраст с Донбассом, где люди на протяжении восьми лет жили в состоянии неопределённости. Остаётся только порадоваться, что ошибки прошлого всё-таки были учтены.

А вот кто ошибки учитывать не стал, так это Евросоюз. На прошлой неделе Эммануэль Макрон, выступая в Европарламенте, подчеркнул, что процесс принятия Украины в ЕС «займёт несколько лет и даже, по правде говоря, несколько десятилетий, если только мы не решим снизить стандарты для вступления в Европейский союз». Сегодня слова французского лидера подтвердил канцлер ФРГ Олаф Шольц, заявив, что «процесс вступления — это не вопрос нескольких месяцев или нескольких лет».

Напомним, членство в Евросоюзе и НАТО было для Киева приоритетной целью задолго до «майдана». При Порошенко курс на евро-атлантическую интеграцию даже официально закрепили в Конституции страны. И что в итоге? Ждать ещё 20 лет, чтобы Белые Господа всё-таки соизволили сказать «да»? А если и через 20 лет не примут? Ждать до конца XXI столетия?..

Стремление стать частью вымышленной волшебной Европы — чтобы уютные мощёные улочки, круассаны в кафе и пенсии в €5 тыс. — было де-факто единственным смыслом существования этого странного государственного образования. И теперь этот смысл исчез. Осталась лишь жгучая животная ненависть к России, русскому народу и русской культуре — как инфантильная попытка снять ответственность за десятилетия собственных бездарных ошибок.


Top