Flag Counter

Рупор лондонского Сити предлагает отправить в Чёрное море ВОЕННЫЙ флот за украинским зерном

«Приближающаяся продовольственная катастрофа».

The Economist объявляет следующий акт разыгрываемой пьесы

Уже появилась обложка свежего номера The Economist, на которой изображены три колоска, с зёрнами в виде человеческих черепов, и надписью «The coming food catastrophe» («Грядущая продовольственная катастрофа»). Содержание самой статьи ещё не опубликовали, процитировав лишь выдержки из другого издания, The Guardian. Мне показалось любопытным о чём же всё-​таки написал рупор лондонского Сити. Привожу перевод редакционной статьи The Economist.

Вторгаясь в Украину, Владимир Путин рушит жизни людей вдали от поля боя — и в таких масштабах, о которых даже он может пожалеть. Война наносит удар по глобальной продовольственной системе, ослабленной covid-​19, изменением климата и энергетическим шоком. Экспорт зерна и масличных культур из Украины в основном прекратился, а российский находится под угрозой. Вместе эти две страны поставляют 12% продаваемых калорий. Цены на пшеницу, выросшие на 53% с начала года, 16 мая подскочили еще на 6% после того, как Индия заявила, что приостановит экспорт из-за тревожной жары.

Широко распространенная идея кризиса стоимости жизни даже близко не отражает серьезности того, что может ожидать нас впереди. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш 18 мая предупредил, что ближайшие месяцы угрожают “призраком глобальной нехватки продовольствия”, которая может длиться годами. Высокая стоимость основных продуктов питания уже увеличила число людей, которые не могут быть уверены в том, что получают достаточно еды, на 440 миллионов, до 1,6 миллиарда. Почти 250 миллионов человек находятся на грани голода. Если, что вполне вероятно, война затянется, а поставки из России и Украины будут ограничены, еще сотни миллионов людей могут впасть в нищету. Политические беспорядки будут распространяться, дети будут отставать в росте, а люди будут голодать.

Господин Путин не должен использовать еду в качестве оружия. Дефицит не является неизбежным результатом войны. Мировые лидеры должны рассматривать голод как глобальную проблему, срочно требующую глобального решения.

Россия и Украина поставляют 28% мировой пшеницы, 29% ячменя, 15% кукурузы и 75% подсолнечного масла. На долю России и Украины приходится около половины зерновых, импортируемых Ливаном и Тунисом; для Ливии и Египта этот показатель составляет две трети. Экспорт продовольствия из Украины обеспечивает калориями 400 миллионов человек. Война прерывает эти поставки, потому что Украина заминировала свои воды, чтобы предотвратить нападение, а Россия блокирует Одесский порт.

Еще до вторжения Всемирная продовольственная программа предупреждала, что 2022 год будет ужасным. Китай, крупнейший производитель пшеницы, заявил, что после того, как дожди задержали посев в прошлом году, этот урожай может оказаться худшим за всю историю. Теперь, в дополнение к экстремальным температурам в Индии, втором по величине производителе в мире, отсутствие дождей угрожает снизить урожайность в других житницах, от пшеничного пояса Америки до региона Бос во Франции. Африканский Рог страдает от сильнейшей засухи за последние четыре десятилетия. Добро пожаловать в эпоху изменения климата.

Все это будет иметь печальные последствия для бедных. Домохозяйства в странах с формирующейся экономикой тратят на продукты питания 25% своего бюджета, а в странах Африки к югу от Сахары — целых 40%. В Египте хлеб обеспечивает 30% всех калорий. Во многих странах—импортерах правительства не могут позволить себе субсидии для увеличения помощи бедным, особенно если они также импортируют энергоносители — еще один неспокойный рынок.

Кризис грозит усугубиться. Украина уже отгрузила большую часть урожая прошлого лета перед войной. России по-прежнему удается продавать свое зерно, несмотря на дополнительные издержки и риски для грузоотправителей. Однако те украинские силосы, которые не пострадали в результате боевых действий, полны кукурузы и ячменя. Фермерам негде хранить свой следующий урожай, который должен быть собран в конце июня, и поэтому он может сгнить. И им не хватает топлива и рабочей силы, чтобы посадить еще один после этого. России, со своей стороны, может не хватать некоторых поставок семян и пестицидов, которые она обычно закупает в Европейском союзе.

Несмотря на стремительный рост цен на зерно, фермеры в других странах мира могут не восполнить дефицит. Одна из причин заключается в том, что цены нестабильны. Хуже того, норма прибыли сокращается из-за резкого роста цен на удобрения и энергоносители. Это основные издержки фермеров, и оба рынка разрушены санкциями и борьбой за природный газ. Если фермеры сократят потребление удобрений, мировые урожаи упадут в самый неподходящий момент.

Реакция обеспокоенных политиков может усугубить плохую ситуацию. С начала войны 23 страны от Казахстана до Кувейта объявили жесткие ограничения на экспорт продуктов питания (ох уж эти нации-эгоисты, думающие только о себе, а не об англо-саксонских посредниках, и не желающие вывалить по дешевке то, что будет стоить дороже на десятки процентов уже через полгода! -прим.Сч.), которые покрывают 10% общемирового потребления калорий. Более одной пятой всего экспорта удобрений ограничено. Если торговля прекратится, начнется голод.

Сцена уже подготовлена для игры в обвинения, в которой Запад осуждает г-на Путина за его вторжение, а Россия осуждает западные санкции. По правде говоря, сбои в основном являются результатом вторжения г-на Путина, а некоторые санкции усугубили их. Этот аргумент легко может стать оправданием для бездействия. Тем временем многие люди будут голодать, а некоторые умрут.

Вместо этого государства должны действовать сообща, начиная с сохранения открытых рынков. На этой неделе Индонезия, источник 60% мирового пальмового масла, сняла временный запрет на экспорт. Европа должна помочь Украине отправлять свое зерно железнодорожным и автомобильным транспортом в порты Румынии или стран Балтии, хотя даже самые оптимистичные прогнозы говорят о том, что таким образом может быть вывезено всего 20% урожая. Страны-импортеры тоже нуждаются в поддержке, чтобы в конечном итоге они не оказались обремененными огромными счетами. Экстренные поставки зерна должны идти только самым бедным. Для других финансирование импорта на льготных условиях, возможно, предоставляемое через МВФ, позволило бы донорским долларам пойти дальше. Облегчение долгового бремени может также помочь высвободить жизненно важные ресурсы.

Есть возможности для замены. Около 10% всего зерна используется для производства биотоплива, а 18% растительных масел идет на биодизельное топливо. Финляндия и Хорватия ослабили мандаты, требующие, чтобы бензин включал топливо из сельскохозяйственных культур. Другие должны последовать их примеру. Огромное количество зерна используется для кормления животных («мясо -зло»- прим.Сч.). По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации, на зерно приходится 13% сухого корма для крупного рогатого скота. В 2021 году Китай импортировал 28 млн тонн кукурузы для кормления своих свиней, что больше, чем Украина экспортирует за год.

Немедленное облегчение пришло бы от прорыва блокады Черного моря. Примерно 25 миллионов тонн кукурузы и пшеницы, что эквивалентно годовому потреблению всех наименее развитых экономик мира, оказались в ловушке в Украине. Необходимо привлечь к делу три страны: Россия должна разрешить украинское судоходство; Украина должна разминировать подходы к Одессе; (А ВОТ ТУТ ВНИМАНИЕ! — прим Сч.) и Турция должна пропустить военно-морские конвои через Босфор.

Это будет нелегко. Россия, сражаясь на поле боя, пытается задушить экономику Украины. Украина неохотно разминирует море. Убедить их смягчиться будет задачей для стран, включая Индию и Китай, которые пересидели войну (интересная формулировка — прим.Сч.). Для конвоев может потребоваться вооруженное сопровождение, одобренное широкой коалицией. Кормить хрупкий мир — это дело каждого.


Top