Flag Counter

Уроки информационной обработки населения Украины

Когда мы говорим о русофобских настроениях на Украине, то следует обратить внимание на то, что информационная обработка населения ведётся более 30 лет, и не прекращается ни на одну минуту.

Эта обработка массового сознания интенсивнее, чем в Третьем Рейхе, и длится значительно дольше. Украинцы долго и активно сопротивлялись этому информационному воздействию, но силы были совершенно не равны. Запад бросал в украинскую информацию миллиарды, Украину психологически готовили к войне с Россией с самого начала становления государственности. Россия и пророссийские силы вели информационную войну достаточно вальяжно, вполсилы и совершенно без каких-либо четких планов и правил.

Вообще, информационная война между Западом и Россией на Украине – объект серьезных исследований, результаты которых необычайно важны, поскольку позволяют понять механизмы, как миллионы русских людей с одной стороны были натравлены на миллионы русских людей с другой. Ведь все это случилось не вдруг, и не шло само собой.

Система против традиций

До того, как разворачивать на Украине советников НАТО и завозить оружие на миллиарды долларов, США и Европа методично выстраивали там информационное пространство. Подчеркиваю – не отдельные СМИ, не просто ведущих журналистов, а общую систему подачи информации.

Именно США внедряли стандарты журналистики через экспертное журналистское сообщество, системы рейтингов и мониторингов. То есть любой украинский телеканал был не более чем франшизой США. Это было стандартное оборудование, стандартные журналисты, стандартные ведущие, стандартные программы, которые оценивались стандартными рейтингами и стандартными телекритиками. Стоит ли добавлять, что в эти стандарты негласно входили антироссийские настроения?

Кстати, Владимир Зеленский, в свое время много проработавший на пророссийском канале «Интер», став президентом, объявил пророссийских журналистов пропагандистами, что вполне соответствует представлению США о тех, кто с ними не согласен. Проще сказать, украинских журналистов массово затачивали под «стандарты НАТО» в информационной войне. Американский аршин журналистики сразу предполагал травлю и остракизм пророссийской и антинатовской журналистике, что выдерживали далеко не все. Ну, а особо стойких, таких как Олесь Бузина, просто устраняли физически.

Сообщество пророссийских журналистов практически не было создано. Российское медиапространство ими практически не интересовалось, а украинское отвергало. Качественная и количественная система оценки занижала их рейтинги и профессионализм, а мониторинговая система, центр которой находился в США и Канаде, зорко следила за тем, чтобы пророссийские смыслы были количественно задавлены антироссийскими.

Прозападная журналистика на Украине опиралась и опирается на информационную, аналитическую и финансовую поддержку Запада. За информационными потоками четко следят соответствующие мониторинговые службы, которые просто не дадут поднять голову тем или иным смыслам на Украине. Любая удачная кампания пророссийских журналистских и информационных сил мигом тонула в массе информации сил прозападных. Ее отслеживали, анализировали, а после спускали методички и нарративы. Основной смысл легко было понять: пророссийские силы вещают пропаганду, а прозападные истину в последней инстанции. Хочешь быть на стороне истины – вот тебе цитатник, что говорить, что кричать и как правильно скакать.

Пророссийские силы работали совершенно по другой схеме. Обычно какой-либо олигарх от прибылей с российского бизнеса имел обязательства открыть свой канал. Реализовывалась схема: возможность делать сверхприбыли на российской экономике в обмен на открытие институтов медиапространства на Украине. То есть медиабизнес был вторичен. Для олигархов – это была более игрушка, а не бизнес. И тем более – не политический процесс, в центре которого стоит информационная война, а на кону – интересы региональной безопасности мощного государства.

Никаких стандартов, аналитической поддержки, системы взаимодействия у пророссийских и российских СМИ не было. Создаваемые медиахолдинги и СМИ давались на откуп назначенному руководству. Руководитель пророссийского СМИ на Украине особо не контролировался со стороны России и владельца. Но при этом серьезно отслеживался иностранной информационной системой. Она могла его подкупить, испугать, заставить капитулировать.

Некоторое условное исключение из правил составляли оппозиционные каналы Виктора Медведчука. Они начали создавать сообщество пророссийских экспертов и лидеров мнений, создавать независимую от западной информационной машины аналитику.

Все это не осталось незамеченным западной системой мониторинга. В администрацию Порошенко, а потом Зеленского пошли соответствующие сигналы из посольств США и Британии. Началась политическая травля каналов и журналистов, которая закончилась травлей государственной.

В этом случае, как и с Олесем Бузиной – не смогли переспорить, так системно уничтожили. С юридической точки зрения закрытие каналов было абсолютным беспределом, с точки зрения «западных стандартов журналистики» это было преступлением, но западная информационная система объявила это благом, поскольку якобы закрыли не журналистов, а пропагандистов. При этом доказательств не потребовалось: вся экспертная медиасреда Украины была в руках у США.

Руководители и владельцы пророссийских СМИ уповали на исторические традиции. В информационной идеологии пророссийских СМИ на Украине, реального образа будущего с Россией никто не создавал. Более того, никто не создавал своей информационной системы, ее пытались купить у Запада. Не перенять, как технологию, научив своих бойцов сражаться по новым правилам, а именно купить. Купить прозападных журналистов вроде Савика Шустера, в надежде, что они как-то станут пророссийскими.

Свои и чужие

Прозападный журналист на Украине был членом некоего сообщества единомышленников, получал поддержку коллег, грантовых организаций, прозападных профсоюзов, ему легко было делать политическую и государственную карьеру. Пророссийский всего этого был лишен. Он не был своим на Украине. Но, что удивительно, он не был своим и в России.

Показательна история, которая случилась с одним известным украинским журналистом лет двадцать назад в России. На одном из телевизионных фестивалей в Москве он неожиданно для себя получает Гран-при за свою работу. Московские коллеги устраивают по этому поводу комиссии форменный скандал. Комиссия унижено оправдывается, а московские мэтры телевидения ведут себя «с этим провинциалом» весьма по-хамски. Не стесняясь в выражениях, в присутствии награжденного, членам комиссии популярно объясняют, что раз фестиваль всецело финансирует Россия, то и победа должна быть у россиянина, а украинец может получить что-либо поскромнее. К чести комиссии, у журналиста не только не отбирают статуэтку, но и предлагают работу в Москве, однако, шокированный масштабом скандала, победитель отказывается.

Но это не конец истории. Журналист возвращается в Киев, где пророссийским телеканалам на него наплевать, но его берут на карандаш прозападные СМИ. У них система. Она отслеживает каждого способного профессионала в этой сфере. Идут переговоры, журналисту предлагают работать с откровенно русофобским контентом за очень хорошие деньги. Поняв, что из него хотят сделать западного пропагандиста, наш герой отвечает отказом, и тут же начинается травля. Человек покидает профессию. Он уже не имеет возможности противостоять майданам и зомбированию населения. А те, кто по должности должны это делать, без сопротивления переходят на сторону врага.

Для московской тусовки такие украинские журналисты недостаточно русские и недостаточно столичные. Для прозападной украинской – они слишком пророссийские. А ведь именно такие журналисты и могли бы стать информационными проводниками между гражданами Украины и России.

США не стеснялись играть огромным количеством украинских журналистов, и они им – свои. В отличие от пророссийских для России. А вот взаимодействие между российской и украинской журналистской средой не только не было налажено, но и всячески торпедировалось Западом. Вот и получилось, что не было никакого украино-российского братства по информационному оружию. В информационном поле Украины у американцев были и есть десятки тысяч бойцов на этом фронте. У России – в лучшем случае, единицы, да и те покидают Украину, и становятся фактически российскими журналистами.

Либералы превращаются в людоедов

Основная задача у прозападной информационной системы была вовсе не в демократизации украинского общества, а в том, чтобы «хоть тушкой, хоть чучелком» втащить Украину и ее общественное сознание в НАТО, сделать Украину – Анти-Россией и базой противостояния России.

Любой, кто выступает за нормализацию отношений с Москвой, объявляется опасным еретиком, который должен быть покаран инквизицией. Тут важны такие параметры, как религиозный экстаз, сектантская жестокость и фанатичная вера в отсутствие альтернативы.

Пророссийская журналистика на Украине спор с такими фанатиками проиграла вчистую. Например, журналист и писатель Олесь Бузина, который последовательно развенчивал мифы прозападной пропаганды, был убит политическими фанатиками.

История украинской информационной сферы приносит нам яркий пример, когда журналисты, общество в целом не заметили процесс превращения либералов в фанатиков. Ведь политические фигуры и прозападные журналисты теряли человеческий облик, дрались, сквернословили, призывали к национальной розни прямо в прямом эфире, чем поднимали рейтинги и срывали аплодисменты.

Мало того, призыв убивать русских давно стал нормой в украинских СМИ. Выступать против таких призывов в любой форме на Украине сегодня считается преступлением.

В украинских СМИ либералы давно превратились в людоедов. Но сегодня там некому им противостоять, российской внешней политике и пророссийской журналистике не удалось выстроить этому явлению моральную защиту, создать информационное сопротивление, сплотиться между собой и сплотить своих зрителей. Не было понимания опасности, понимания, что за адептами информационного влияния стоит огромная, хорошо настроенная машина манипуляций, которая легко может завладеть миллионами людей.

И самое главное, что пророссийские политики Украины до поры верили в то, что их политические оппоненты, преступив все мыслимые моральные нормы, останутся людьми и будут соблюдать их права и свободы. Что, если на их флагах и транспарантах написано «Свобода», «Демократия», «Правда», то они не могут быть людоедами, и их можно переубедить не уничтожать страну. Верили и просчитались.