Flag Counter

Почему Турция закрыла свое небо для следующей в Сирию российской авиации?

23 апреля, во время турне по странам Латинской Америки, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция закрывает свое небо для полетов российских военных и гражданских самолетов, направляющихся в Сирию.

При этом Мевлют Чавушоглу уточнил, что принятое решение вовсе не означает, что Турция присоединилась к антироссийским санкциям, просто между Москвой и Анкарой была договоренность о предоставлении воздушного коридора на три месяца.

Этот срок истекает в конце апреля, и продлевать его Турция не планирует, о чем президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил российскому президенту Владимиру Путину. Стороны договорились, что Россия не будет использовать воздушное пространство Турции для транспортировки российских войск в Сирию, добавил Чавушоглу.

Безусловно, подобное решение Анкары обусловлено рядом причин, обострившихся в последнее время.

С одной стороны — это начатая Турцией новая военная спецоперация против курдов, распространяющаяся не только на курдские формирования в Ираке, но также и в Сирии, и явное нежелание Анкары вмешательства в нее российской стороны в том или ином виде.

Однако нельзя забывать, что эта, уже третья «спецоперация» Анкары, явно не импонирует Вашингтону, так как в зону турецких вооруженных атак попадают и «союзники США», в частности — курдские формирования из «Сил демократической Сирии» (СДС). В этой связи, чтобы умерить пыл Анкары, Вашингтон явно потребовал от нее пойти на определенные антироссийские шаги, вылившиеся, в конечном счете, в закрытии турецкого неба для следующей в Сирию российской военной и гражданской авиации.

При этом сами США достаточно сильно заинтересованы в сковывании действий российских военных в Сирии, так как они намереваются в значительной степени усилить свои агрессивные действия в этой арабской стране и явно готовятся к открытию здесь «второго фронта» с Россией. Именно в этих целях они 23 апреля перебросили в Сирию «колонну из 35 автомобилей с боеприпасами и материально-техническими средствами», а также цистернами, предназначенными для транспортировки нефти из подконтрольных курдам районов Сирии.

Кроме того, для усиления своих военных позиций в Сирии, 25 апреля на аэродром Хараб Аль-Джир в районе аль-Маликия в провинции Хасаке прибыл дополнительный военный конвой США. Он состоял, по сообщению SANA, из 36 транспортных средств, гружённых ящиками, цементными плитами и электрогенераторами, его сопровождали 4 американских бронеавтомобиля.

В целях усиления своих возможностей в вооруженном противостоянии с Сирией, Вашингтон явно инициировал активизацию военных атак на сирийскую территорию Израиля, который уже в третий раз за период менее месяца нанес утром 27 апреля новые ракетные удары по объектам в окрестностях сирийской столицы.

Кроме того, в Вашингтоне явно опасаются подключения Москвой к спецоперации в Украине сил российских военных баз в сирийском Хмеймиме и Тартусе, а также сирийских добровольцев.

Посему закрытие Турцией неба для авиации России полностью вписывается в интересы, как Вашингтона, так и Анкары.

Да, Турция в последние дни усиленно балансирует между Москвой и Вашингтоном, чтобы не нанести ущерб собственным интересам. При этом, она демонстрирует Москве свою приверженность соблюдению принципов Конвенции Монтрё и стремится не допустить превращения Черного моря в зону вооруженного противостояния НАТО и России.

Кроме того, она даже инициировала 26 апреля новый этап переговоров с Москвой о закупке второй партии российского зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-400 через руководителя управления оборонной промышленности Турции Исмаила Демира, заявившего, что «Анкара не испытывает проблем в сотрудничестве с Россией в военно-промышленном плане из-за ситуации на Украине».

При этом обращает на себя внимание проявляемая Анкарой излишняя инициатива в урегулировании кризиса в ситуации с «Азовсталью», в частности с выводом оттуда «мирных жителей и заблокированных военных». Указанные шаги, безусловно, не являются спорадическими или проявлением гуманизма, так как Турция при этом не прекращает, вместе с другими странами НАТО, поставлять киевскому режиму свое оружие и другую военную помощь. В частности, БПЛА «Байрактар», которые уже начали наносить удары по российской территории.

Причину такой активности Анкары не трудно понять, так как сегодня уже хорошо известно, что, среди заблокированных военнослужащими России и ДНР/ЛНР на «Азовстали» имеется не только несколько сотен наемников из Турции и Европы, но и «инструктора» стран НАТО, причем довольно высокого ранга, «курировавшие» военную операцию Киева на Донбассе.

Поэтому их попадание в руки России и предание их суду международной общественности, наряду с уже полученными Москвой другими документальными подтверждениями провокационной роли Вашингтона и Брюсселя в обострении вооруженного конфликта на Украине, явно не входит в интересы «коллективного Запада». И по этой причине именно Анкаре в последние дни Западом отводится все большая «роль» в урегулировании складывающейся ситуации.

Что же до самого факта закрытия Турцией своего неба для следующей в Сирию российской авиации, то этот шаг, безусловно, будет иметь соответствующие последствия для выстраивания дальнейших отношений Москвы с Анкарой. И здесь речь может идти о весьма широком спектре ответных мер. В частности, ограничение овощных закупок у Турции, или потока российских туристов. Тем более, что Турции, в ее нынешнем проблемном финансовом положении, 18% национального бюджета за счет российских туристов будут отнюдь «не лишними».

Или действия Москвы в отношении «Турецкого потока», к которому Анкара усиленно рвалась для утверждения в регионе своих позиций как газового хаба вместо Украины. Есть и множественные другие рычаги влияния на позицию Турции со стороны России, в том числе и в регионе Центральной Азии, о чем Анкара очень хорошо осведомлена и именно поэтому она в последнее время усиленно балансирует, стараясь не потерять «российскую точку опоры».

При этом не стоит также забывать, что для России никаких проблем с поиском новых воздушных коридоров для полетов в Сирию нет. Осуществлять необходимые поставки, в том числе и военные, Москва может через Каспий и Иран, который готов предоставлять 24 часа в сутки военным и гражданским самолётам РФ свое воздушное пространство для совместных операций в Сирии.