Flag Counter

Новая власть: какую жизнь начинают города Донбасса

В Донбассе простые люди совсем не военных профессий продолжают выполнять свою невидимую, на первый взгляд, работу. Сейчас каждый делает все для того, чтобы как можно быстрее закончить войну, которая длится последние 8 лет.

Херсонский район – первый регион Украины, который оказался полностью демилитаризирован в ходе ВСО. Это Каховка, рядом Новая Каховка. Власти обоих городов договорились с военными не вводить сюда тяжелую технику, чтобы не разрушить асфальт. Технику не ввели – асфальт цел.

Власти новые – народные – ведь старые сбежали, бросив и людей, и свои города. Временным мэром стал Владимир Леонтьев. Сам он местный, поэтому город знает изнутри, как и нынешние проблемы.

«Все структуры работают, но есть проблемы и сложности. Связано это с нехваткой медикаментов, ГСМ. И еще проблема – подготовка к сельхозработам. Вопрос с водоснабжением решаем, но есть нехватка удобрений и посевных материалов», – рассказал Леонтьев. Во время интервью мимо проезжает коммунальная машина.

Новая власть теперь и в Мелитополе. И. о. мэра стала депутат Горсовета Галина Данильченко, которая ранее состояла в Партии регионов. Помогает ей «комитет народных избранников». Проблемы в городах этой области схожие: не хватает многого, но главное – дать людям уверенность, что они не брошены, власть решает их проблемы, в том числе и за счет гуманитарной помощи из России. Ее раздают местные активисты. Вежливо и аккуратно. Можно выбрать, кому что необходимо.

Но и здесь пытаются работать провокаторы. Не всем нравится, что их соседи получают продукты от России. Гуманитарной помощью землякам занимаются и местные бизнесмены. Это уже Новая Каховка. Толпа у грузовика.

Рядом работает рынок. Продукты там есть. В домах есть свет, вода, газ. А вот чего не хватает, так это наличных денег и лекарств. Покупки здесь сейчас делают по картам – там, где их принимают.

Жизнь постепенно налаживается, а теперь жители Херсонской области получили возможность узнавать не только от Киева, что на самом деле происходит в их стране и в Донбассе, – здесь транслируют федеральные российские телеканалы. «Российским каналам больше верим, более правдиво показывают. А наши – ерунду какую-то», – говорят местные жители.

При этом часть украинских телеканалов также для жителей оставили, чтобы было с чем сравнивать. Но альтернативных киевским источникам информации с каждым днем здесь становится все больше. Поток беженцев из Мариуполя растет на глазах, как и количество рассказов очевидцев, что на самом деле там творят националисты, превратившие горожан в заложников. Вероятной причиной увеличившегося потока вырвавшихся горожан стало то, что далеко не все даже непримиримые боевики собираются жертвовать собой при обороне. А чем гуще толпа беженцев, тем затеряться легче. Но их ловят. Работу спецслужб они недооценивают.

Неприятной тенденцией прошедшей недели стало массовое применение Киевом тактических ракет «Точка-У». Избирательное применение.

Раненого украинским снайпером бойца Народной милиции быстро перевязывают, вкалывают обезболивающее и немедленно эвакуирут с поля боя. Врачи и медсестры, которые дежурят на пункте первичной сортировки раненых под Мариуполем, говорят, что за три недели спецоперации уже привыкли спать по очереди по три часа в сутки. Помимо военных помощь постоянно требуется мирному населению. Отказать не имеют права.

Не забывают бойцы и о лучших друзьях человека, с которыми сейчас оказались в одной лодке. Огромное количество брошенных животных оказалось на украинских позициях. Когда отходили, никого отсюда не забрали, то есть принцип «мы в ответе за тех, кого приручили», у Вооруженных сил Украины не работал.

Даже очерствевшие за восемь лет войны сердца бойцов сжимаются, когда им приходится выпускать на свободу кошек и собак, которые закрыты в украинских блиндажах или даже оружейных ящиках. Многих военнослужащие Народной милиции забирают и пытаются найти им новый дом через соцсети.

Журналисты – казалось бы, просто наблюдатели, тоже не могут остаться в стороне от чужого горя. Накануне наши коллеги подобрали на трассе женщину, которая пешком уходила из Мариуполя. Татьяна Владимировна знала только село, где живут ее внуки. Сотовая связь в этом районе работает. Люди помогли отыскать родственников, которые две недели не знали, что с бабушкой.

Пехота останется без артподдержки, и танки не вступят в бой, если вовремя не подвезти боеприпасы и топливо. Опасность засады и диверсионные группы противника. Но водители военных грузовиков говорят, что эта земля им давно знакома. А еще связисты и повара, военная полиция и службы тыла, операторы беспилотников и корректировщики. Да и простые люди совсем не военных профессий, которые продолжают выполнять свою невидимую, на первый взгляд, работу. Сейчас каждый делает все для того, чтобы как можно быстрее закончить войну, которая длится последние 8 лет.