Flag Counter

«Нам говорили, что русские плохие, а они нам помогли»: обстановка в Мариуполе

Мариуполь. Боль и страх всех, кто следит за судьбой города, у кого там родственники, о которых ничего неизвестно, кто сам оказался в ловушке.

Момент восстановления исторической справедливости в Волновахе. Достаточно торжественный и трогательный. На 1-й школе вешают новую табличку – теперь это улица Героя России Владимира Жоги. Воха, командир легендарной «Спарты», погиб в Волновахе, спасая мирных жителей.

Волноваха за эту неделю сделала первые шаги, такие подчас сложные, чтобы перевернуть страницу войны и начать жить фактически заново. Город – в руинах, целого нет, кажется, вообще ничего. Люди встречаются, как после ядерной зимы, хотя не виделись чуть больше недели.

В городе развернут лагерь МЧС, раздают гуманитарную помощь. Кто стрелял и кто разносил город, видели все. И скрывать этого не собираются. Самая дикая история случилась с больницей. Прекрасно зная, кто там находится, украинские танкисты перед отходом прямой наводкой выстрелили по врачам и пациентам.

Мариуполь. Боль и страх всех, кто следит за судьбой города, у кого там родственники, о которых ничего неизвестно, кто сам оказался в ловушке. Оборона нацистов схлопывается – по улицам уже можно ходить, люди отправляются кто куда: одни – на поиски пропитания, другие город покидают.

После нашего сюжета грустный, потерянный и окровавленный коричневый лабрадор стал знаменитостью и в какой-то мере символом верности, трагичности, несправедливости и горя, которое резко накрыло всех без исключения жителей города. Волонтеры со всей страны предлагали его забрать, и в следующий наш приезд мы были уже в компании ветеринара. Пса нашли в траве далеко от дороги, которая становится все более и более оживленным шоссе, хотя погибших хозяев и машину никто не убирает. Поэтому и он не уходит. На нас гавкает издалека.

Это наше интервью на Украине уже обьявили фейком – так разрушительна правда для украинской пропагандистской мифологии. Но вот что говорят люди, приехавшие в реальность после как раз той пропаганды: «Нам говорили, что русские плохие, будут в нас стрелять, а нам, наоборот, помогли».

Обязательные проверки – пытающихся скрыться азовцев и украинских военных вылавливают десятками.

На неработающей бензоколонке водителям помогают с бензином, те, кто «пешком», ждут автобуса дальше в какое-то новое свое будущее. Возвращаться многим теперь некуда.

Окрестности Мариуполя. В зеленой «буханке» колесим в поисках подразделения. Находим минометчиков. Они выбивают остатки не желающих сдаваться азовцев с окраин.

И вот настоящая трагедия происходящего. Мариуполец стреляет по своему родному городу, где сейчас находятся его родственники. Это артиллерийские рассчеты батальона «Восток». Александр Ходаковский в представлении не нуждается – офицер с крутыми поворотами в биографии, пишущий, и очень популярно, о происходящем. Его подразделение – в самой гуще, разумеется.

Многих героев 2014 года с нами нет: Гиви, Моторола, теперь вот Воха и, конечно, Захарченко. Все помнят его шутки: «Пойдем на Киев». Тогда никто не знал, как к ним относиться. А получается не смешно, а вполне серьезно. Другая шутка была про столы после победы от вокзала до металлургического комбината, через весь город.

А пока Донбасс под обстрелами остается. Кошмар на Университетской: 21 погибший. Еще одна «Точка-У» – над Макеевкой. И сразу следом еще четыре погибшие женщины в районе Текстильщик. Но группировке под Донецком осталось недолго. Причем совсем. Это Абхаз говорит.

???

Мариупольский Хатико в конце-концов все-таки решил довериться нам и ветеринару Анне. Мы направляемся с ним в клинику, а затем к новым хозяевам в новый дом, который уже ему подобрали. И к новой жизни.