Flag Counter

«Сирия на максималках»: итоги СВО за полгода от военного эксперта

Военный обозреватель Борис Рожин проанализировал ситуацию за полгода проведения специальной военной операции Армии России для Telegram-канала военкора Юрия Котенка.

I.

В начале марта я писал о том, что конфликт на Украине ждет неизбежная „сириизация“. Не все с этим соглашались, а спустя полгода после начала СВО это стало очевидно.

1. Оформились и стабилизировались фронты с городами-бастионами.

2. Противник все чаще и системнее сваливается в сугубо террористические методы ведения войны.

3. Размеры театра военных действий превосходят наличные силы обеих сторон, несмотря на все усилия по наращиванию группировок.

4. Существенную роль играют поставки иностранного вооружения для поддержания интенсивности конфликта при невозможности полностью перекрыть каналы этих поставок.

5. Высокий удельный вес роли иностранных наемников и спецслужб в организации деятельности противника.

6. Неизбежные провокации в духе „Белых касок“ и разыгрывание карты применения ОМП.

7. Полный паралич переговорного процесса в силу желания спонсоров конфликта добиться своих целей любой ценой.

8. Теракты в городах в России, совершенные террористами, которые предъявляют территориальные претензии России.

II.

1. Здесь не прямое сравнение, Украина — это Сирия на максималках. Боевые действия на ее территории будут идти долго, разрушая то, что еще осталось от Украины. С экономической точки зрения Украину, как и Сирию, ждет катастрофа.

Существенная часть ее инфраструктуры будет просто разрушена в рамках выбранного формата войны. Системно что-то будут отстраивать лишь на территориях под контролем РФ, которые Россия считает своими.

2. Также можно гарантировать, что на освобожденных территориях еще длительное время будет действовать режим КТО, а внутри страны теракты со стороны нацистов будут составлять конкуренцию терактам по линии исламистов.

III.

1. Для России, как и для США, это война не только за контроль над территориями, но и борьба за конфигурацию будущего миропорядка, где выживание Украины как государства не принципиально, как и экономическое выживание Европы, которая является не актором идущих изменений, а их жертвой.

2. Так же, как Сирийская война перекроила весь Ближний Восток, война на Украине перекроит существующий миропорядок. Для РФ, как и для США — это не спринт, а стайерская дистанция, к чему надо быть готовым (хотя за все общество и государства пока что нельзя этого сказать), как и к продолжению боевых действий зимой, весной и летом 2023 г.

Напомню, что Пальмиру брали в марте 2016-го, Алеппо — в декабре 2016-го, Дейр-эз-Зор деблокировали в сентябре 2017-го. А Идлиб не взяли до сих пор. Это к частому вопросу о темпах и нытье „почему так медленно“.

3. Как и в Сирии, на Украине мы воюем не только с армией местных террористов. За их спиной, как и в Сирии, стоит наш главный враг — США и их европейские сателлиты. Поэтому конфликт и перешел в изнурительное противоборство не только на улицах Соледара или Марьинки, но и на полях экономических и политических сражений за будущий миропорядок.

4. Задача РФ проста и сложна одновременно — устоять в этом противоборстве и достичь поставленных целей. Для этого предстоит приложить немалые усилия государству и обществу. Расхлябанность и недооценка угроз со стороны наших врагов, которые постоянно повышают ставки, должна встречать адекватный ответ.

Вернуться на станцию отправления или нажать стоп-кран уже не получится. Взяв на себя повышенные обязательства и выступив в роли исторически-субъектной страны, РФ просто не имеет выбора, кроме как идти вперед к достижению своих целей».

Читайте также: Германия планирует поставить Украине вооружений на полмиллиарда евро — DW