Flag Counter

Что России делать с украинской энергетикой?

С начала специальной военной операции союзные войска освободили пять крупных электростанций установленной мощностью чуть менее 15 гигаватт (ГВт). За этим числом кроется фактический контроль над 35% украинской электроэнергетики, чья установленная мощность составляет 43 ГВт

По мере дальнейшего освобождения территорий украинская энергосистема продолжит терять мощности, а российская — их наращивать. Это неизбежно поставит и перед Киевом, и перед Москвой вопросы: как жить без привычных энергетических мощностей и что делать с новыми электростанциями.

Потеря четверти электрогенерации для него пока не является проблемой. Мощность электростанций в текущих реалиях избыточна: с начала СВО потребление электроэнернии промышленностью сократилось на 60%, а населением — на 40%.

И это с учётом того, что электроэнергетика, рассчитанная на 52 миллиона населения и тысячи промышленных гигантов изначально обладала солидным запасом мощности, да и само население страны сократилось до менее чем 30 миллионов постоянно проживающих граждан.

Итог: половина энергоблоков на подконтрольной Киеву территории простаивают.

Однако по мере приближения холодов — до начала отопительного сезона осталось менее трёх месяцев — спрос на электроэнергию начнёт возрастать так как она будет использоваться для обогрева жилищ, в условиях недоступности газа и угля.

Рост потребления вынудит диспетчеров реагировать. Мер реагирования, по сути, две: запустить новые блоки, повысив выработку э/э, либо отключить часть потребителей, сохранив работоспособность электросистемы.

Для запуска новых блоков нужны энергоносители: уголь, газ, мазут. Ничем из этого Киев теперь в необходимых объёмах не располагает. Закупить энергоносители и доставить их на подконтрольную территорию в сжатые сроки не выйдет из-за отсутствия денег и проблем с логистикой.

Таким образом, в отопительный сезон Украина войдёт без запасов угля для ТЭС (требуется порядка 2 млн тонн) и бытовых потребителей, с пустыми ПХГ и отсутствием резерва по электрогенерации. В сёлах будут рубить посадки и жечь всё, что можно, а горожанам придётся мёрзнуть или уезжать к родне в деревню.

И если до начала СВО Киев практически всегда мог закупить недорогую э/э у России и Белоруссии, теперь такой возможности нет: украинская энергосистема с февраля синхронизирована с европейской, что делает невозможным переток электроэнергии из РФ и РБ. Так что Киеву останется только надеяться на перетоки из ЕС, а их объём будет ограничен пропускной способность электросетей, доступной мощностью электростанций, а также исходом борьбы евробюрократии с национальными правительствами стран Евросоюза.

Но прежде Киев будет заниматься тем, в чём поднаторел с 2014 года: отключать потребителей целых регионов от тепла, газа и электроэнергии. Такие «отключения» позволят некоторое время жить по принципу «умри ты сегодня, а я — завтра».

Короче говоря, Украину ждут серьёзные ограничения на потребление э/э — нормирование и веерные отключения, — жёсткость которых будет расти по мере опускания столбиков термометров.

Теперь нужно разобраться с тем, что России делать с этими 15-ГВт «богатством».

Слово «богатство» взято в кавычки намеренно: вся электроэнергетика Украины, за исключением возобновляемой генерации (солнечные и ветряные электростанции), катастрофически устарела.

В 2017 году прогнозировалось, что период с 2025 по 2040 годы на Украине из эксплуатации нужно будет вывести около 20–25 ГВт энергогенерирующих мощностей — около 50% существующих. Если перевести это с языка цифр на язык электростанций, закрыть придется все блоки АЭС (13,8 ГВт) и еще множество тепловых блоков совокупной мощностью в 11 ГВт.

За годы независимости в строительство новых электростанций деньги не вкладывались, а устаревание существующих зашло порой настолько далеко, что куда проще и дешевле будет построить вместо старой электростанции новую. Это, как минимум, позволит избавиться от необходимости капитальных ремонтов зданий.

Исключение — атомные электростанции: они действительно представляют особую ценность (сроки их эксплуатации при грамотном подходе можно продлевать) и большую опасность.

Но является для России критической потеря части украинских электростанций в ходе боевых действий? Очевидно, что нет. Российская энергосистема — это 245,3 ГВт мощности (в 5,7 раз мощнее украинской). Вскоре к ней присоединят ещё 15 ГВт.

Запас «прочности» по электроэнергетике у России — колоссальный: его хватит для удвоения ВВП или 20% роста пикового потребления электроэнергии. На пике потребления, зафиксирован 22 декабря 2021 года, российская энергосистема «раскочегарилась» до 159,5 ГВт.

Поэтому Россия может себе позволить без особых проблем подключать к своей энергосистеме освобождённые регионы Украины, чем она, собственно, и занимается.

11 июня белгородские энергетики подключили 400 тысяч абонентов в освобождённых районах Харьковской области, которые были отключены от э/э по приказу Киева.

Также Россия может себе позволить модернизацию не только своих электростанций, но и республиканских. В 2020 году, например, впервые с 1982 года проведена масштабная модернизация Зуевской ТЭС в ДНР.

Впрочем, уже осенью Россия начёт изымать из украинской энергосистемы целые электростанции. К тому времени построят соответствующие ЛЭП и подстанции, без чего невозможно организовать переток электроэнергии. Первый претендент на «изъятие» — Запорожская АЭС, на которой работают 2 из 6 энергоблоков.

С модернизацией украинских электростанций России тоже справится: электроэнергетику Крыма уже модернизировали, энергосистема Калининградской области работает в изолированном режиме, да и с оборудованием вопрос практически решён: в этом году «Силовые машины» представят первый образец российской газовой турбины большой мощности, а «Россети» к 2022 году сократили долю импортного оборудования до 10% против 40% в 2014 году.

В нормальных условиях уже сама угроза «изъятия» электростанций из украинский энергосистемы способствовала началу переговоров Киева с Москвой о поставках электроэнергии, — отключение Запорожской АЭС от украинской энергосистемы станет сильным ударом, — но Киев после 2014 года ни разу проявлял признаков адекватности.

Плюс там всё ещё мечтают превратить остатки украинской энергосистемы в пауэрбанк для Евросоюза, продавая туда электроэнергию с доставшихся в наследство электростанций, многие из которых, даже уцелев, всё равно будут подлежать сносу.

В общем, российские энергетики будут есть украинского «слона» по частям, переподключая города и предприятия по мере освобождения территории Украины, а следом России придётся вновь заниматься электрификацией Украины, строя подстанции, электростанции и новые линии электропередач.

Читайте также: Газа мало, ветра нет: энергодефицит в Европе усиливается

Иван Лизан, Украина.ру


Top