Flag Counter

Конец демократии

Возможна ли демократия на Западе?

Илон Маск считает, что нынешний Запад все-таки лучше, чем мир антиутопии Оруэлла «1984». Да, слежки за людьми больше, тут любая антиутопия отдыхает: дома за нами могут следить смартфоны, ноутбуки, продвинутые телевизоры, холодильники и пылесосы. На улице человек попадает в зону действия сотен видеокамер. Степень опасности человека для общества уже определяет искусственный интеллект, причем данная тенденция нарастает. А как называется место, где нет зон личной свободы? Лагерь. Мир на наших глазах превратился в один большой «архипелаг Интерлаг». И все-таки Илон Маск уверен, что демократические права и свободы еще остаются.

Так ли это?

История — это наука о будущем. За ответом отправимся в Древний Рим на рубеж эр.

Республиканский Рим стремительно превращается в имперский. Да, Брут со товарищи зарезали Цезаря во имя идеалов демократии, но прогресс не остановить. Октавиан Август еще называет себя первым среди равных, но уже следующие императоры отбрасывают республиканскую шелуху.
Так почему Рим отказался от демократии?

Когда республика превращается в Вавилон, она становится империей. Глобализация, варваризация и вавилонизация Рима уничтожили его демократию. Не работают демократические механизмы в условиях наплыва варваров, мультикультурности и полиэтнизма. Демократия хороша при единстве элит, одном народу и единственной вере. Полиэтнические страны так и норовят рассыпаться на крутых виражах истории.

Вернемся в наше столетие через век восемнадцатый, чтобы разобраться со смыслом демократии. Идея разделения властей к нам пришла из Древней Греции и Рима через Монтескье. Эту идею и использовала буржуазия для своего всевластия.

«Разделяй и властвуй» есть универсальный метод, а не только средство манипуляции туземцами. Его и применила буржуазия для управления странами. Понятно, что если вертикаль власти разделена и ослаблена, то настоящая власть принадлежит денежным мешкам.

Демократия — это власть буржуазии, оформленная в виде власти народа.

Власть народа есть форма.

Власть буржуазии — это содержание демократии.

При мощном среднем классе, единстве элиты и моноэтнизме закулисная власть толстосумов почти не видна. Форма отлично скрывает содержание.

Но сейчас на Западе начались процессы, аналогичные варваризации Древнего Рима. Идет афро- и латиноамериканизация США. В Европе нарастает исламизация. В таких условиях демократия все. Не работает. Отныне политики становятся откровенными марионетками. Власть осуществляют специалисты — наемники капитала. Майкрофты Холмсы правят миром почти напрямую. Черчилли отныне без надобности. Гуд бай, демократия!

Причем отказ от демократии есть признак жизнеспособности Запада и адекватности его элит. Конец демократии — это не закат Запада, а условие его выживания в условиях глобализации, вавилонизации и варваризации.

Правда, Запад мечтал о конце истории. Получил конец демократии. Се ля ви. Жизнь не обязана быть идеальной. На моноэтнических окраинах Запада — например, в Польше — демократия еще возможна, но это временно.

Будет ли возврат к демократии? Обязательно. Но не скоро. Для этого надо создать единую культуру, идейное единство народа, а это работа на много веков.

Что касается оптимизма Илона Маска, то все зависит от решений настоящих властей, от «глубинного государства». Если настоящая власть, не дай бог, им займется, то уже Оруэлл покажется Маску оптимистом. Только когда Большой Брат приходит за самим человеком, тот вдруг вспоминает, по ком звонит колокол.

Читайте также: Блинкен просит Лаврова о разговоре — подробности о запросе Госдепа США

Вадим Кирпичев, специально для «Русской Весны»


Top