Flag Counter

Возвращение Ленина

Сейчас в интернете и на телевидении мы видим эмоциональные дискуссии, вызванные возвратом памятников Ленину и коммунистических названий улиц в декоммунизированных украинскими нацистами и ныне освобожденных Россией городах. 

Приведу три цитаты, орфография и форматирование авторские. 

Александр Ходаковский:

«В Херсоне восстанавливают памятники Ленину, в Мариуполе возродилась площадь имени Ленина, в Донецке появилась большая красная звезда на стыке с Макеевкой… У меня коллектив преимущественно молодой, и я не припомню никого, кто рисковал бы своей жизнью в бою, являясь при этом последователем Ленина. Тогда для кого мы возрождаем умирающий культ? Идея коммунизма проиграла эгоистичной природе человека, которая оказалась сильнее — идея социальной справедливости жива, но механизм её реализации в материальном мире отсутствует. 
Тогда повторю вопрос: для кого заигрывание с отжившей идеей?»

Захар Прилепин:

«Любые высказывания на тему, зачем нам реанимировать Ленина/Сталина, равно как Александра Первого/Второго/Третьего, Екатерину Великую или Ивана Грозного, на основании того, что это:

— неактуально (что это вообще за слово такое, какой у него реальный вес?) 
или (ещё смешнее):

— их не знает наша молодёжь, — 
является либо добровольным заблуждением, либо провокацией, либо лукавством».

Александр Пелевин:

«Надо знать Ленина, Сталина, Александра, Николая, Петра, Екатерину. Самое ужасное, что мы можем сделать с нашей историей — стыдливо задвигать ее под диван. Она не прощает такого. 

В том же, кстати, твиттере год назад был натурально такой спор: зачем, мол, учить историю, когда и кому может пригодиться знание о том, что Петр Первый основал Петербург? Типа, кто-то по истории угорает, ну знаете, эти мутные чуваки, все им история интересна; а кто-то, например, лучше будет обучаться IT, и нормально, если он не знает истории. 

И я недоумевал: да как так-то. Я, например, на взрослых людей, выросших со мной в одной среде и не знающих, что Петр Первый основал Петербург, буду смотреть как на умственных инвалидов. Как и на тех, кто не знает, например, о революции, Ленине, Сталине, о важнейших вехах нашего прошлого».

Прилепин и Пелевин — люди социалистических убеждений, их реакция вполне закономерна. Ходаковский — боевой офицер из Донецка, сражающийся за Русский мир с 2014 года, 8 лет живущий на войне.

Все эти люди являются публичными персонами, имеют право на своё мнение и заслуженно пользуются авторитетом в самых различных социальных кругах. Но начавшаяся дискуссия представляется мне контрпродуктивной по следующим соображениям.

Отношение к собственной истории в России у различных людей и их сообществ всегда было неоднородным. Отношение к реформам Патриарха Никона, спор славянофилов и западников, взгляды на фигуру Петра Первого — на эти темы сломано немало копий и написано немало диссертаций.

Но это и хорошо.

Критическое осмысление собственной истории и приложение выявленных в ходе её изучения закономерностей к современной ситуации есть залог формирования взвешенных взглядов и принятия правильных решений. 

Владимир Ильич Ульянов (Ленин), Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин), красная звезда и герб СССР — неотъемлемая часть нашей истории, как бы кому ни хотелось обратного. Это такие же неоспоримые и легко проверяемые факты, как основание Санкт-Петербурга Петром Первым (1703 год) и московский метрополитен имени Л.М. Кагановича (1935–1955 годы). Можно по-разному относиться к этим фактам, но их невозможно отрицать. 

Споры же о том, нужно или не нужно восстанавливать разрушенные бандеровцами на Украине памятники советской эпохи фактически играют на руку нашему противнику — Западу. Это ещё один триггер для будущего разделения российского общества, это звено той же цепи, что и прошедший на днях в Праге форум «будущей деколонизации России». Западу безразлично чем нас раскалывать: регионально-национальными сепаратизмами, недовольством властью или отношением к нашему прошлому.

Не надо подыгрывать противнику, пусть даже из самых благих — на взгляд спорящего — соображений. 

Кроме того, необходимо учитывать ещё и такой аспект: восприятие Ленина и памятников ему нами в России и людьми, живущими в освобождаемых регионах Новороссии, вполне может быть различным. 

Когда журналист и вице-спикер Мосгордумы Андрей Медведев говорит (стилистика и орфография сохранена): «Как можно восстанавливать на освобождённых территориях памятнику Ленину, который собственно и устроил „украину”, и превратил принудительно жителей Новороссии и Таврии в украинцев? Невозможно строить будущее на отмерших идеях», — он говорит, думаю, вполне искренне, но как рожденный, выросший и воспитанный в РСФСР/РФ человек. 

У него нет 30-летнего опыта жизни в стране, которая строила свою идентичность как анти-Россия. В стране, где наследники Бандеры, Шухевича, Мельника, Коновальца монополизировали историю и современность. В стране, где простое упоминание России не в негативном контексте есть отклонение от нормы. 

Поэтому и восприятие памятников Ленину в освобождаемых от нацизма регионах иное, равно как и возвращение советских названий улицам, переименованным в честь фашистских прихвостней времен Третьего Рейха или современных западных премьер-министров.

Это возвращение к нормальности, это восстановление справедливости, это признание своей реальной истории. 

Нам ли осуждать украинцев, в то время как в подавляющем большинстве русских городов памятники Ленину как стояли на главной площади перед мэриями, администрациями округов и правительствами регионов, так и продолжают стоять? 

Логично ли, когда об «отмерших идеях» говорит депутат города, на главной площади которого сам Владимир Ильич Ленин как лежал с 1924 года, так и лежит? Одной этой двойственности достаточно, чтобы усомниться в справедливости таких упреков в адрес херсонцев и мариупольцев, не говоря уж о подмене понятий: возвращение памятников и названий улицам отнюдь не равно рецепции идей марксизма-ленинизма. 

Поэтому давайте не будем уподобляться кастрюлеголовым скакуасам, которые, гогоча и подпрыгивая от радости, валили памятники Ленину по всей Украине. Не уподобляться либеральным деятелям из США, которые в южных штатах валят памятники генералам Конфедерации ибо те были рабовладельцами. И британским колледжам, которые сносят в столетних корпусах барельефы выдающимся ученым прошлых веков, ибо те были расисты и белые супрематисты. 

Если жители Херсона или Мариуполя хотят восстановить памятник Ленину на прежнее место и вернуть его имя площади — им виднее.

Значит, им это нужно. Нужно, в том числе и по причинам, понять которые нам, жителям России, иной раз весьма сложно, если вообще возможно — мы их жизнью не жили и их реалий не знаем. И уж тем более не следует осуждать их за это. России всегда были свойственны региональные различия, в том числе и в восприятии исторических личностей. Никто же не возмущается памятникам Салавату Юлаеву в Башкирии и мемориальным доскам имаму Шамилю в Дагестане? 

Памятник — от слова «память». Память — основа самоидентификации как личности, так и народа.

Любые трещины в сознании тотчас будут расширяться нашими геополитическими врагами. Поэтому историческая память у российских народов должна быть единой и непротиворечивой. Признающей как неоднозначность тех или иных исторических личностей, так и масштаб их воздействия на страну.

Нам это нужно. Если, конечно, мы хотим сохраниться как страна и победить в том глобальном противостоянии, которое навязал нам Запад. 

Читайте также: Новая кричалка о Путине: Андрей Данилко пробивает дно (ВИДЕО)

Вадим Лебедев, специально для «Русской Весны»