Flag Counter

Все меры приняты: Литва не способна навредить энергобезопасности Калининграда

Взаимоотношения между Россией и Литвой накаляются из-за частичной блокады сухопутного транзита в Калининградскую область, которую устроил Вильнюс, исполняя антироссийские санкции Евросоюза. Официальные лица обоих государств уже сделали несколько достаточно резких заявлений по поводу возможных последствий этого конфликта.

Какие шаги может предпринять Москва в ответ на недружественные действия литовского руководства? Зависит ли Литва от российского электричества? Насколько обеспечена энергобезопасность Калининградской области? На эти и другие вопросы ответил ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав МИТРАХОВИЧ.

— В последнее время разворачивается конфликт между Россией и Литвой по поводу блокады транзита в Калининградскую область. Вильнюс это объясняет выполнением антироссийских санкций ЕС. На днях губернатор Калининградской области Антон Алиханов анонсировал скорое снятие этих ограничений. Но президент Литвы Гитанас Науседа решил не идти ни на какие уступки по этому вопросу. С чем может быть связана такая неуступчивость?

— Литва в отношении России в целом занимает более жесткую позицию, чем отдельно взятые страны — лидеры Европейского союза. Но в конечном счете с транзитом будет ровно то, что решит Брюссель, решит он здесь идти на обострение конфликта с Москвой или нет.

Отдельно взятая Литва, конечно, не сможет действовать в отрыве от решений Евросоюза. Если, условно, на общеевропейском уровне будет сказано, что там против дополнительных ограничений по поводу сухопутного транзита между Калининградом и «материковой» частью России, то Вильнюс будет вынужден подчиниться. А в ЕС уже было сказано, что они не хотят блокады.

Потому что блокада — это путь к чему? К еще большей конфронтации, а там уже дело может «запахнуть керосином». Литва в целом пытается подтолкнуть Европейский союз к занятию более жесткой позиции. Но в Брюсселе понимают, что Россию не получилось быстро уничтожить экономически, что с ней все равно придется считаться, а значит, с Москвой лучше договариваться. А если лучше договариваться, то зачем лишний раз идти на конфликт по поводу Калининграда.

Поэтому какой-то компромисс в итоге будет, часть товаров, которые нельзя будет возить по железной дороге или автотранспортом, станут возить морем. Часть товаров действительно не получится завозить. Россия в ответ, я думаю, уменьшит закупки литовской продукции, которые, на самом деле, до сих пор существуют.

Ну и, видимо, окончательно прекратится российский экспорт через порт Клайпеды, который пока что тоже продолжается. Может, для кого-то это новость, но это так.

— В последнее время достаточное распространение получило мнение, что Москва на эти недружественные действия официального Вильнюса может ответить мерами в области энергетики. Например, отключить ее от энергокольца БРЭЛЛ (Беларусь — Россия — Эстония — Латвия — Литва). Пойдет ли Россия на это и как это скажется на Литве?

— От БРЭЛЛ можно отключить, но Литва и так уже официально энергию из России не получает, хотя энергокольцо формально функционирует и в случае необходимости она все еще может к нему вернуться. Можно, конечно, так ее отрезать, чтобы потом не вернулась, но учитывая, что литовцы напрямую сейчас не закупают российское электричество, это вряд ли их как-то сильно напугает.

Трубопроводный газ они тоже напрямую в России не покупают. Но они приобретают его в обход: через Латвию, например. Я думаю, что более серьезные меры — это прекращение экспорта через Клайпеду, там, кстати, и нефтяные грузы есть.

— То есть Литва сейчас полностью независима и от электроэнергии с Островецкой АЭС? Тот факт, что раньше они «тайком» закупали российское и белорусское электричество на латвийской бирже, уже больше не актуален?

— Там была очень аккуратная формулировка, что прекращается использование электричества из России для балансировки энергосети. Я это трактую как то, что прямых закупок нет, но сохраняется инфраструктура, которая дает возможность в случае необходимости возобновить поставки.

К Литве присоединились и другие страны Балтии, чтобы не получать электроэнергию из России, по крайней мере, напрямую. Поэтому в этом плане на них воздействовать уже не получится, разве что пригрозить, мол, если вы передумаете в будущем, то не сможете вернуться. Просто мне кажется, что многие сейчас ориентируются на данные, которые были в апреле, когда эти страны увеличивали закупки электроэнергии, но потом наступили май и июнь. И все. Сейчас уже другая ситуация.

— В таком случае, насколько Калининградская область в энергетическом плане защищена от всяческих эксцессов? Сможет ли регион функционировать в автономном режиме?

— Давно было понятно, что российский эксклав может оказаться в зоне риска из-за поведения прибалтийских стран, поэтому ее стали заранее готовить к таким сценариям. Были построены электростанции, Роснефтегаз этим занимался: на газе и — резервная — на угле. Поставки газа могут проводиться через СПГ-терминал «Маршал Василевский» — плавучее судно, которое может принимать среднетоннажный СПГ из российских портов в Ленинградской области, регазифицировать его и снабжать Калининград.

И из него впоследствии на месте вырабатывается своя электроэнергия. То есть мы это дело заранее предусмотрели. Пуск этого газовоза произошел давным-давно, уже несколько лет назад. Владимир Путин приезжал на мероприятие, Алексей Миллер присутствовал. Потом ситуация более-менее стабилизировалась, шел транзит газа через Литву.

«Маршала Василевского» отправили куда-то путешествовать по миру, где он был востребован как хранилище и так далее. Потом, когда ситуация с Украиной стала приближаться к боевым действиям, его на всякий случай вернули в Калининград, сейчас он там и стоит. Так что я бы не опасался за энергобезопасность Калининграда.
Меры в плане энергообеспечения области были предусмотрены заранее.

— Губернатор Антон Алиханов заявил, что 25 июня должны были пройти тестовые испытания по переводу энергосистемы области в автономный режим, но потом их перенесли на сентябрь. С чем связан такой перенос, по Вашему мнению?

— Потому что пока газовый транзит еще не прекратился. Но если прекратится, то будем принимать экстренные шаги. Тренировки уже были проведены. В сентябре так в сентябре, в принципе, мы к этому уже давно готовы по большому счету. Хотя пока, конечно, если есть возможность, лучше качать газ через Литву.

Продолжение следует…
Интервью провёл