Flag Counter

Кто станет следующим президентом США

Джо Байден «слишком плох» во всех смыслах, чтобы претендовать на переизбрание президентом в 2024-м. Круг его потенциальных сменщиков уже очерчен, явные фавориты определены. Кто имеет наилучшие шансы стать лидером Америки, находящейся в состоянии «прокси-войны» с Россией?

Разговоры о том, кто станет новым президентом США, уже перетекли за границы самих США и ведутся в СМИ многих других стран мира. Потому что, во-первых, США по-прежнему самая влиятельная страна этого мира, от которой зависят вопросы войны, включая глобальное противостояние с двумя ядерными державами – Россией и Китаем.

А во-вторых, Джо Байден уверенно идет к чугунной медали самого непопулярного и самого неэффективного президента в истории, поэтому с гарантией не сможет переизбраться в 2024 году на новый срок. Ему для этого нужно теперь творить чудеса, например, оживлять мертвых, тогда как он сам выглядит недостаточно живым (вечный немезида Дональд Трамп его так и называет: «Сонный Джо»).

В Белом доме заявляют: действующий глава государства «абсолютно точно» будет баллотироваться на новый срок – но даже демократам понятно, что это не оптимизм, а судорожные попытки отсрочить окончательное превращение шефа в «хромую утку», чье мнение о будущем никого не интересует.

С учетом тотальных провалов демократов в экономике и внешней политике, возможность Байдена оставить после себя преемника-однопартийца также маловероятна. На эту роль явно претендует амбициозный вице-президент Камала Харрис, ставшая – теперь уже официально – самым непопулярным вице-президентом за всю историю наблюдений. А окончательно ее шансы умножает на ноль тот факт, что сам Байден, как считается, недоволен своей протеже, ее амбиций не поощряет и рассматривает в качестве потенциальной смены министра транспорта Пита Буттиджича.

Он по международным вопросам почти не выступает, за пределами США о нем знают только то, что он открытый пассивный педераст и воспитывает двоих детей вместе с мужем. Это такая «повесточка», против которой меркнут последние козыри (в глазах демократов) условно-чернокожей (мать из Индии, отец с Ямайки) женщины Харрис.

Других политиков, которых сколь-либо серьезно рассматривали бы в качестве президента-2024, у демократов нет. Либо же они прячутся, опасаясь сгореть раньше времени в пожаре общеамериканского кризиса. В любом случае если и гадать сейчас на бубнового короля, то только из республиканской колоды.

Вполне вероятно, что новым президентом станет старый – Дональд Трамп. Он уже неоднократно намекал на то, что может баллотироваться вновь. Вся структура его личности, знакомая нам, говорит в пользу того, что без реванша над Сонным Джо миллиардер не может спокойно спать.

Наконец, он сейчас самый популярный политик страны и обходит Байдена по всем соцопросам.

Но есть как минимум три серьезные проблемы, из-за которых выдвижение Трампа – это чуть ли не единственный шанс сохранить Белый дом если не за Байденом, то за Демократической партией.

Во-первых, Трампу на момент теоретического переизбрания будет 78 лет. Байдену сейчас 79 – и американцам очень хорошо видны все особенности геронтократии, вплоть до пошаговых шпаргалок типа «входишь, улыбаешься, здороваешься».

Во-вторых, американцы в большинстве своем в принципе не хотят видеть своим президентом именно Трампа, поэтому его преимущество в рейтингах над Байденом хотя и стабильное, но не такое существенное, каким могло бы быть. Например, по этому опросу за Байдена готовы проголосовать всего 39%, но только 42% – за Трампа.

Согласно его же результатам, 31% хотели бы, чтобы Трамп снова попытал счастья на выборах, а 55% твердо отвечают на этот вопрос – нет. Для Байдена эти показатели 21% и 64% соответственно, но это не отменяет того, что альтернатива в лице бывшего президента население США не вдохновляет.

Наконец, в-третьих: Трамп остается Трампом. То есть циничным, самовлюбленным и эгоцентричным типом, который ставит свою персону в центр мироздания. В совокупности с его манией взять реванш во что бы то ни стало, это делает его как кандидата уязвимым пусть не со стороны Байдена, но со стороны более-менее умеренного демократа, который может сам ходить и говорить – но проявит себя ближе к 2024 году. По крайней мере, правящая партия и богатейшие люди страны будут работать над тем, чтобы он обязательно появился.

При этом «трампизм» – то есть антиэлитный неполиткорректный популизм с долей (что важно для нас) изоляционизма – по-прежнему остается самым популярным направлением в Республиканской партии, к большому неудовольствию ее старожилов вроде лидера консервативного меньшинства в Сенате Митча Макконнелла, который с Трампом буквально «на ножах».

Выход вроде бы очевиден – более молодой кандидат-трампист, не имеющий груза ошибок самого патриарха, но благословленный им на спасение Америки. Против подобного лома у демократов к избирательному циклу 2024 года эффективных приемов не накопится.

Такой человек есть, его зовут Рон Десантис – и работает он губернатором штата Флорида, позиционирующегося сейчас как островок стабильности и здравого смысла в побиваемой штормами державе.

Подробнее о Десантисе и том, чем именно он хорош, газета ВЗГЛЯД подробно писала здесь, повторим главное: он молод (если изберется в 2024-м, лишь чуть-чуть не побьет рекорд Кеннеди в плане возраста), он популярен, он показал себя почти неуязвимым для травли и критики (компромат на него искали всей либеральной Америкой – и не нашли), наконец, он последовательный «трампист».

Сейчас именно Десантис – главная надежда консервативной Америки, а не неуравновешенный нью-йоркский миллиардер, которого гнет к земле груз из прошлых ошибок, а еще в большей степени – сонм связанных с ним, но так и не сбывшихся надежд.

О Десантисе, как о наиболее вероятном сменщике Байдена, сейчас вновь заговорили в связи с двумя обстоятельствами. Во-первых, о его поддержке заявил формально самый богатый человек планеты Илон Маск, что можно счесть намеком на то, что губернатор Флориды может рассчитывать на его ресурсы.

Когда у самого Десантиса на пресс-конференции спросили, что он об этом думает, губернатор отреагировал в своем лучшем стиле – с расстановкой приятных для избирателя приоритетов, остроумно и на грани фола:

«Я сейчас не думаю о 2024 годе, всё мое внимание сконцентрировано на губернаторской кампании. Впрочем, я всегда приветствую поддержку со стороны афроамериканцев».


«Соль» прикола в том, что Маск, недавно «предавший» либеральный лагерь и перешедший на сторону консерваторов, родом из ЮАР. Это закрывает для него путь к тому, чтобы избраться президентом самому, но не к тому, чтобы не допустить переизбрания как Байдена, так и Трампа.

Во-вторых, психологически важный для американского политикума соцопрос в штате Нью-Гэмпшир впервые показал электоральное превосходство Десантиса над Трампом среди республиканского электората – 39% против 37%. Особенность этого относительно маленького (население 1,4 млн человек) штата на северо-востоке США в том, что политические предпочтения местного населения часто близки к таковым в целом по Америке. Тот, кто выигрывает партийные праймериз в Нью-Гэмпшире, чаще всего (хотя и не без исключений) выигрывает их и в стране.

Это связано с тем, что штат, находясь в либеральной географической зоне Новой Англии, все-таки испытывает значительное влияние консерваторов, что отсекает кандидатов со слишком радикальными позициями с обеих сторон. При этом с Нью-Гэмпшира праймериз, считай, начинаются. Еще раньше они проходят только в Айове, но этот штат – относительно глухая сельскохозяйственная «житница» с электоральными перекосами. По Айове о всей Америке судить нельзя, по Нью-Гэмпширу, как считается, можно.

Если судить по самому Десантису, он пока в раздумьях и не хочет подрезать дорогу «отцу и учителю» – Трампу. Некоторое «окно возможностей» у демократов откроется при попытке стравить этих двоих, но пока подобное выглядит маловероятном – из-за рыцарского поведения губернатора Флориды, которому (из-за возраста в том числе) нет нужды спешить, вполне можно дождаться выборов 2028-го или даже 2032 года.

Посему вероятно то, что Трамп, влекомый личной обидой, все-таки попрется на выборы, поставив тем самым под угрозу консервативный реванш 2024-го, если только кандидатом будет не Байден и избирательная кампания не превратится в «гонку на лафетах».

С изоляционистской точки зрения для России эта гонка – с лафетами или без – все равно тараканьи бега: кто бы там ни выиграл, нам приходится противостоять Америке как таковой. Однако противостояние это – новое издание холодной войны с «бодрящими» перспективами третьей мировой начато было Вашингтоном и только с изменениями в вашингтонской политике сможет закончиться.

Зависит это не столько от того, какая фамилия у президента – Трамп, Байден или Десантис, сколько от того, насколько силен будет электоральный запрос на перемены. Для выхода США, например, из украинской авантюры нужна не только новая власть в Белом доме, но и значительное количество конгрессменов нового типа, на которых эта власть могла бы опереться.

В этом смысле прогнозы пока отрицательные: далеко не все кандидаты в Сенат и Палату представителей, поддержанные Трампом, вышли победителями из горнила праймериз и будут участвовать в битве за Конгресс. Это означает то, что разгром Демпартии на выборах грядущей осенью все-таки не станет при этом кадровой революцией. И России придется иметь дело плюс-минус с той же самой Америкой, какая она сейчас.