Flag Counter

Маршрут перестроен: Почему ВСУ экстренно бегут из Северодонецка, хотя обещали, что «сдавать город» не будут

Путей отхода у армии Украины практически нет — каждая попытка сманеврировать может обернуться ещё одним котлом.

Карта боевых действий на Украине

Поздно вечером 23 июня украинский журналист Юрий Бутусов сообщил о начале отхода украинских войск из Северодонецка. По его словам, «все соответствующие приказы» на это уже получены. Позднее информацию о выводе украинских войск из города подтвердил и министр обороны Украины Валерий Залужный.

Нам очень тяжело, ведь огневое превосходство на стороне противника. Несмотря на всё, мы держимся. Ситуация сложная, но контролируемая. Мы вынуждены вести манёвренную оборону, занимать более выгодные рубежи и позиции

Валерий Залужный, министр обороны Украины


Особенность украинской «перегруппировки на более выгодные позиции» состоит в том, что не менее 7,5 тысячи военных в Лисичанске, куда ВСУ стараются выходить, избегая смерти в Северодонецке, полностью отрезаны от снабжения. Последний очаг сопротивления ВСУ на Северодонецком направлении сломлен — запертый в промзоне батальон «Айдар» и части ВСУ на северодонецком заводе «Азот» готовятся сдаться при условии прекращения огня и гарантиях безопасности.

Отступление ВСУ из Северодонецка — практически гарантированный разгром крупной группировки противника, однако до полного окружения, по словам собеседников Лайфа из числа участников «Операции Z», может пройти ещё 10–12 дней.

Потери Украины на сегодня

Главная трудность для Российской армии и сил ДНР состоит в том, что Лисичанск и Северодонецк — это не последние точки, в которых могли быть сосредоточены силы украинской армии. «Северная агломерация» в этом районе состоит из восьми крупных городов: Приволье, Шипиловка, Новодружеск, Белая Гора, Тополевка, Золотарёвка, Северск и Весёлое. Основная группа украинской армии, вооружённая самоходной тяжёлой артиллерией, заперта в Лисичанске, однако часть боеприпасов им пытаются подвозить из Белогоровки и Приволья, и только после установления контроля над этими городами можно будет говорить о начале наступательной операции на Лисичанск.

Кадровые профессиональные части ВСУ не могут выйти из окружения без потерь, поэтому предпочитают бежать только на лёгкой технике и практически без оружия. Любопытно, что даже в такой конфигурации подразделения несут большие потери: 81-я бригада ВСУ в ходе бегства по обстреливаемой дороге в Северск смогла вывести не более 10% личного состава.

Кроме снарядного голодания и больших потерь (даже при выходе из Северодонецка и других районов ВСУ теряют примерно по половине батальона в день) к проблемам армии Украины добавились и вспышки инфекционных заболеваний. Это связано с тем, что медицинские службы, сформированные в основном из добровольческих батальонов, сбежали с поля боя, опасаясь окружения. Состояние некоторых пленных медики Российской армии и сил ДНР описывают как тяжёлое: у большинства украинских пленных сильное обезвоживание, многочисленные ранения (в том числе и неглубокие, но успевшие загноиться из-за отсутствия первой помощи).

Отдельно в подразделениях Российской армии и ДНР отмечают, что большое количество пленных объясняется и низким качеством так называемых призывников, наспех мобилизованных на Украине из-за больших потерь в строевых частях. Средний возраст принудительно отправленных на фронт украинцев составляет 30–45 лет, при этом значительное количество мужчин не имеют даже базовых навыков стрельбы из автомата, не умеют правильно обслуживать оружие и ничего не смыслят в тактике боя.

Куда продвинулась Российская армия на Украине

При этом информация от советника президента Украины Алексея Арестовича о якобы имевшем место в начале июня «жёстком встречном контрударе», который ВСУ якобы нанесли Российской армии, не подтверждается даже от пленных. По их словам, «армия собралась и за два часа постаралась убраться подальше, чтобы не попасть под артиллерийский огонь» ВС РФ.

Точное количество трофеев Российской армии в Северодонецке ещё предстоит посчитать, однако известно, что под Северодонецком ВСУ бросили не менее 12 танков Т-64Б, около 30 БМП, не менее полутора тысяч противотанковых гранатомётов разного типа. В дополнение к имеющимся трофеям в ближайшее время может быть опубликована информация о захваченных польских САУ «Краб» калибра 155-мм, которыми, в частности, ВСУ обстреливали мосты и переправы, пытаясь помешать продвижению ВС РФ.

Полного окружения украинской армии в Лисичанске ещё нет, однако паника по этому поводу уже нарастает. По некоторым данным, глава Минобороны Украины Валерий Залужный уже сообщил Владимиру Зеленскому о невозможности вывода группировки без потерь. Президент «взял паузу на подумать», однако даже несколько часов промедления превратят и без того непростую ситуацию в критическую.

О том, что ситуация будет развиваться именно так, Генштаб ВСУ получал сведения ещё после потери Лимана и штурма города российскими войсками. Однако все сообщения, которые военные передали руководству Украины, по словам пленных украинских офицеров, «читать и слушать никто не стал». Возможно, свою роль сыграли действия войск под руководством нового командующего ВДВ Михаила Теплинского. Его после наступления на Лиман украинские офицеры прозвали Генерал Армагеддон, и с подразделениями ВС РФ под его командованием украинская армия старалась не контактировать.

По сообщениям от пленных, командиры подразделений и Генштаб ВСУ валят ответственность за окружение друг на друга, а Залужный публично высказал Зеленскому, «что лучшие подразделения ВСУ сознательно угробили за непонятную картинку». Нарушенное снабжение, отсутствие связи, боеприпасов и медицинской помощи, помноженные на политическую глупость и военную несостоятельность, могут стоить жизни не менее чем 8000 человек и, скорее всего, приведут к потере 700 единиц техники — последних резервов командования «Север» и «Восток».


Top