Flag Counter

Пострелигиозная война и сектантский нацизм

Для украинской пропаганды вступление в Евросоюз – не определенный экономический шаг (ЕС в первую очередь – экономический блок), а нечто сакральное, религиозное и чудесное. Украинские евроромантики представляют европейскую интеграцию как рай на земле, как конечную точку развития страны и финальную цель независимости нации.

Сегодня Запад активно рекламирует Украину и Зеленского как ярых поборников европейских ценностей. Но в реальности украинцы для них – это «хорошие русские», которые хотят в ЕС и НАТО. Остальные русские – плохие, невежественные и опасные. Поэтому нужно, чтобы побольше было украинцев и поменьше русских. А этническая составляющая тут роли не играет.

Но это для Запада не играет роли, а для украинской политики, которая необычайно провинциальна и замкнута, очень играет. Еще начиная с Мазепы европейская Украина видится ее сторонникам изолированным хутором, который Запад никак не контролирует, но щедро дает деньги на предотвращение «российской агрессии». Строго говоря, там нет ничего национального. Идея государства лимитрофа скорее глобальна, чем национальна, хотя, конечно, без национального маскарада такое государство существовать не может.

Другой вопрос, что для циничных технологов это может быть маскарадом, а аборигены все могут воспринимать буквально. Вот в украинских соцсетях прокатилось возмущение по поводу удаления поста недавно погибшего на востоке страны Романа Ратушного. Почему удалили, что он такого написал, и к чему все это может привести?

Ратушный, а это был достаточно молодой человек (25 лет), неприкрыто призвал к геноциду россиян. Приведем дословно: «Чем больше россиян мы убьем сейчас, тем меньше россиян придется убивать нашим детям». Тут нужно сделать небольшое уточнение, что в украинском языке нет разницы между словами «русский» и «россиянин», это одно слово, а Роман погиб, потому некому объяснить, что именно он имел в виду. Но призыв к геноциду есть призыв к геноциду независимо от того, идет речь о национальности или о гражданстве. И западные редакторы большинства соцсетей удалили его, что вызвало возмущение в националистическом секторе.

Патентованные украинские поборники европейских ценностей искренне недоумевают, что такого сказал Роман Ратушный, поскольку это были практически последние слова его жизни, лозунг, призыв, девиз. Все ж правильно, все ж по феншую, чего Запад так колбасит? И они приводят его пост целиком, что, по их мнению, должно заставить Запад признать ошибку и покаяться. В целом пост погибшего состоит из трех основных мыслей.

Нет и не бывает хороших русских. Русский всегда придет войной и будет грабить, убивать и насиловать. Цитируем Ратушного: «Вот вам простая модель: есть орда, которая двигается… за богатствами запада. Она будет туда двигаться независимо от вашего желания… Просто раньше это были монголы, теперь русские, а за ними последуют китайцы. Мы либо держимся форпостом западной цивилизации, либо орда нас присоединяет к себе и делает нас своим пушечным мясом снова».

Во-первых, тут четкое убеждение, что Запад не может сделать украинцев пушечным мясом. Во-вторых, идет калька с исторической легенды Киевской Руси (кстати, весьма русская, а не западная легенда), суть которой в том, что Русь остановила собой монгольское нашествие на Запад. Но вишенка на торте в том, что русских истребить недостаточно, поскольку за ними последуют китайцы. Провинциальные идеологи совершенно не понимают, насколько сейчас США балансируют с Китаем, потому явный прокол демонстрируют как необычайную мудрость.

Следующая мысль: русская и украинская культура не могут существовать вместе. Обязательно какая-то победит. Поэтому русскую культуру надо уничтожать. Ратушный: «Выжигайте в себе всю русскую субкультуру. Выжигайте в себе все воспоминания с детства, связанные с русско-советским. Выжигайте в себе отношения с родственниками или друзьями по ту сторону, со всеми являющимися носителем русской субкультуры. Иначе это все выжжет вас».

Тут хорошо видна позиция фанатичного сектанта, который боится контакта с «неверными» и требует их физического и духовного уничтожения. То есть не просто истребить, но и уничтожить память о них. А память нужно уничтожать потому, что она может сделать украинцев русскими. Откровенное признание, нечего сказать, получается, что украинец – это русский, лишенный памяти и культуры (по крайней мере, русской). Ну если уж украинские националисты не верят в свой народ, то что же делать простым гражданам?

Только радикальные националисты являются вождями и пророками своего народа. Остальной народ глуп, поскольку считает их пропагандистами и маргиналами: «Вы можете в это не верить, думать, что это пропаганда и т. д. Но вы, простите, *** (нецензурное слово на русском. – Прим. авт.), то же самое говорили 9 лет назад. Вы считали маргиналами тех, кто давал вам панацею. Теперь повторяете за ними каждое слово».

И тут Ратушный, без сомнения, прав в том, что сегодня значительная часть украинских граждан повторяют за радикальными националистами «каждое слово». И это составляет проблему для всех, но в первую очередь – для самой Украины. Как она с такой средневековой идеологией будет интегрироваться в ЕС? Тут или Евросоюз объявит, что никаких европейских ценностей нет и батька их – Бандера, или Украину туда под разными предлогами никогда не примут (но будут обещать).

Интеграция с Россией при такой идеологии тоже проблематична. Ведь речь идет не о политических позициях, а некой квазивере, определенном фанатичном сектантстве, которое никогда не смирится с военным поражением. И в этом сектантстве человеческие жертвоприношения – норма. Речь идет не только о русских и «неверных» украинцах. Сам Роман Ратушный – тоже жертва этой пострелигиозной войны. Его родители – активисты, участники майданов и евроромантики. И вот они потеряли молодого, здорового и красивого сына. Потому понятна реакция национал-патриотов, как можно уничтожать память о нем, ведь это уничтожение современного украинского героического эпоса. И тут прагматические интересы Запада вступают в конфликт с ныне государственной идеологией Украины. И это только начало. Развязка будет очень трагичной.