Flag Counter

Проект «Оскотинивание» для Украины

Коллега Сергей Донецкий в недавнем материале, посвященном обнаружившимся различиям между россиянами и украинцами (под которыми понимаем всех жителей незалэжной, независимо от национальности), обратил внимание на полную легализацию в украинском медиапространстве, включая соцсети и мессенджеры, нецензурной лексики.

Действительно, казалось бы, в шутке Николая Фоменко середины 90-х о том, что «мы матом не ругаемся, мы на нем разговариваем», была только доля шутки, причем под «мы» он понимал всех обитателей постсоветского пространства, но все-таки «сила» матерных слов заключалась именно в их нелитературности.

Невозможно было их представить в средствах массовой информации, да и в художественной литературе, включая дореволюционную (Баркова в расчет не берем). Тогда они практически не встречались, использовались буквально в исключительных случаях, дабы сделать сильный акцент, да и то в основном самые мягкие из них были типа «ж…па» и «г…вно».

А главное, и в повседневной жизни они имели достаточно ограниченную сферу применения, в конфликтных или экстремальных ситуациях, в трудовых коллективах, в большей степени мужских, в целом в среде людей, которые друг друга хорошо знают.

Крайне редко приходилось сталкиваться с тем, что даже человек с низким уровнем культуры или морально деградировавший употреблял обсценную лексику в разговоре с малознакомыми людьми, особенно слабого пола или старшими по возрасту и уж тем паче в публичных речах или на камеру.

Даже у склонных к матерщине в таких ситуациях включался внутренний тормоз. Говорю об этом потому, что, пожалуй, можно, обозначить тот первоисточник, с которого на Украине пошла легализация нецензурщины.

Это телеканалы «Новый» и СТБ (в профессиональной среде иначе как быдло-канал не именуемый). Именно на них уже с давних пор участники даже самых невинных реалити-шоу типа кулинарного «Мастер-Шеф» употребляют известные выражения чуть ли не через слово (пусть и запикиваемые в эфире), причем не только в пылу выполнения получаемых заданий, но и в комментариях на камеру.

Повторюсь, среднестатистический человек не будет материться через слово в спокойной обстановке, зная, что его комментарий увидят и услышат миллионы зрителей по всей стране. Очевидно, что это осознанная редакционная политика, а участники ток-шоу попросту выполняют инструкции авторов программы.

Входят же оба вышеназванных канала в медиагруппу StarLightMedia, ей же принадлежал закрытый в 2017 году канал для молодых мужчин QTV, изначально «КУЙ-ТВ», название пришлось сменить вскоре после начала вещания в 2008 году из-за возражений Нацсовета. Т. е. редакционная политика по популяризации матерщины просматривается давно и четко.

Ну а принадлежит StarLightMedia олигарху Виктору Пинчуку, его супруга Елена (дочь экс-президента Леонида Кучмы) ― глава наблюдательного совета. Самому олигарху «Альтернатива» несколько лет назад посвятила большой материал («Величие украинской олигархии: от Эрмитажа к “ПинчукАртЦентру”»), некоторые моменты из которого стоит напомнить.

Вырос он, можно сказать, в классической интеллигентной еврейской семье: отец был металлургом, прокатчиком-листовиком, а мама работала научным сотрудником в Днепропетровском металлургическом институте.

Неудивительно, что родители привили ему любовь к высокому искусству. В частности, в одном из интервью он приводит такой пример: «Я в детстве ходил в Эрмитаж ― смотрел на картину “Возвращение блудного сына”. Меня мама там оставила ― побежала на работу, пришла, я все еще там…».

Правда, честно говоря, мне очень сложно представить, как мама могла оставить ребенка в музее и убежать на работу, не говоря уже о том, что Эрмитаж находится в Ленинграде (Санкт-Петербурге), а не в Днепропетровске.

Так или иначе, но привитыми родителями вкусами можно в первую очередь объяснить то, что своими лучшими друзьями в девяностые-нулевые он называл Марка Захарова и Владимира Спивакова (последний был свидетелем на его свадьбе с Еленой Франчук).

Но со временем и ростом возможностей запросы на круг общения у Виктора Пинчука также выросли ― представителей постсоветской элиты ему оказалось мало. Как он с удовольствием рассказывал в интервью: «Мировая интеллектуальная элита — это ведь такая глобальная деревня. Все друг друга так или иначе знают». И в ней он смог стать «своим парнем».

Причем использует эти связи он, по его словам, для возврата долгов стране: «Я благодарен Украине за то, что она дала мне возможность заработать. Поэтому именно ей я и буду отдавать. Сегодня я могу столько сделать для страны! Для меня это кайф и драйв».

Правда, «отдача долгов» ни разу (во всяком случае, не припоминаю) не вылилась в трансляцию на СТБ или ICTV спектаклей Ленкома или концертов «Виртуозов Москвы» (напомню, Марк Захаров и Владимир Спиваков ― близкие друзья Виктора Пинчука), не говоря уже о том, чтобы среди почти десятка телеканалов холдинга StarLightMedia появился аналог российского канала «Культура».

А ведь какой бы это был подарок (даже разовые передачи) для тех, кто не имеет возможности насладиться их творчеством вживую, в частности для «старой» интеллигенции, к которой относятся родители олигарха, в кругу которой он вырос.

Продвигает на Украину Виктор Пинчук совсем другие ценности, актуальные для той мировой элиты, в круг которой он сподобился попасть. Так, рассказывая об организованном им выступлении Элтона Джона в Киеве, он ключевой акцент делал на сексуальной ориентации легендарного исполнителя: «Когда рядом с президентской четой сидит один из известных представителей сексуального меньшинства… Это круто. Это нормальная демократическая страна показывает себя миру». «Замечательна» в этом плане фотография посещения британской поп-звездой и Еленой Пинчук детского дома в Макеевке (до событий 2014 года). Гостю наверняка очень понравилось!

Читатели нас простят и за то, что мы вновь приведем изображения некоторых «шедевров», выставленных в созданном им киевском «ПинчукАртЦентре», ведь это «высокое искусство», которое добрый олигарх готов демонстрировать украинскому народу абсолютно бесплатно.

Причем, как гордо сообщает сайт центра: «Пеняли и персонально Виктору Пинчуку за то, что держит руку на пульте управления, а это не принято в западных институциях — решение принимает арт-менеджмент. Однако в ситуации пока еще недостаточной развитости украинского арт-процесса, PinchukArtCentre фактически оказывается в ответе за все современное искусство в стране».

«Он ведет себя как просвещенный капиталист, а в этой части мира таких мало», ― отметил как-то Джордж Сорос. Такой комплимент дорогого стоит, учитывая неформальный статус самого Сороса. «Альтернатива» уже писала о нем: «Многие сторонники конспирологических теорий считают его ширмой неких тайных демиургов, но это нереально. Он, удачливый и безусловно талантливый финансовый спекулянт, ради своей выгоды обрушивавший экономику целых макрорегионов, сколотив капитал (к слову относительно скромный, ныне его состояние оценивают в 8 млрд долл.), замахнулся на большее ― чуть ли не изменить ход истории человечества.

Нужно отметить, что такие носители ‟сверхценных идей” отнюдь не редкость. Секрет Сороса в том, что, осознав специфику нашей эпохи и ‟творчески переработав” лозунг другого вождя ‟кадры решают все”, свои ресурсы он направил на ‟просветительскую” деятельность во всех концах мира, воспитывая и продвигая затем нужные ему кадры, формируя элиту многих государств, включая в конечном счете и США (понятно, что это весьма упрощенная схема его влияния)».

Ну а на Украине «генеральный партнер» Джорджа Сороса ― Виктор Пинчук. Все соросовские или околосоровские проекты на Украине чаще всего ведутся в партнерстве с Пинчуком и, как правило, в основном последним и финансируются.

В частности, их совместным детищем стал проект «президент Вакарчук», именно Пинчук предложил кандидатуру львовского певца ртом в качестве надежного проводника интересов глобалистов на Украине. Правда, максимумом, который из него удалось выдавить, стала немногочисленная фракция в Раде, сразу прозванная «Голос Сороса».

Очевидно, их знакомство, переросшее в столь стратегическое партнёрство, возникло в нулевые, когда Пинчук, движимый во многом тщеславием, активно заводил связи в мировой тусовке и быстро понял, что следование её повестке не только сулит дополнительные барыши, но и защищает от проблем, которые позднее возникли у большинства коллег Пинчука по олигархическому цеху, включая судебные преследования и конфискации активов на Западе. Подвергать Пинчука деолигархизации никто даже не призывал.

И по всему выходит, что редакционная политика пинчуковского медиахолдинга начиная с уже достаточно далеких нулевых ― это следование глобальному далеко спланированному замыслу Сороса и Кº относительно Украины.

Плану, в котором активная популяризация матерщины лишь видимая вершина айсберга, своеобразный маркер, указывающий на истинные цели ― тотальное оскотинивание украинцев ― задачи, над реализацией которой работают не дилетанты, а гроссмейстеры психологических операций и нейролингвистического программирования (НЛП).

Легализация слов и выражений, которые не случайно называются нецензурными, т. е. неупотребимыми в приличном обществе, на подсознательном уровне подталкивает к постепенному отказу от любых моральных запретов и табу, которые мы впитываем, что называется, с молоком матери.

Не случайно ведь и одна из популярнейших программ украинского телевидения тех лет так и называлась «Без табу». Не будучи, понятно, её поклонником и постоянным зрителем, я тем не менее запомнил выпуск, посвященный совместной жизни (во всех смыслах) деда лет 70 и тринадцатилетней девочки-сироты. И обсуждение в контексте «Им ведь хорошо…»

А ведущая «Без табу» Ольга Герасимьюк впоследствии дослужилась до замглавы Нацсовета по телевидению. Правда, выходила «Без табу» на канале заклятого друга Виктора Пинчука Игоря Коломойского, но ведь «птенцы Сороса» внедрялись куда только возможно.

Многократно авторы «Альтернативы» писали о чудовищном одичании жителей незалэжной, падении уровня культуры, распространении обычаев, от которых несет средневековой дикостью, таких как «мусорная люстрация», русофобская пропаганда в стиле «Радио тысячи холмов», поедание «русских младенцев» (пока в виде торта) и т. п., а из последнего ― самосуды с привязыванием скотчем к столбам беспомощных жертв со снятыми штанами и их избиением.

Да и у кого из нас нет обитающих на Украине родственников и знакомых, раньше вполне нормальных и достойных людей, которых, что называется, как подменили, после того как они «прониклись» украинской идеей?

Несколько лет назад я также рассказывал о своей «даме сердца» юности, превратившейся из культурной доброй девушки в хамку, похваляющуюся в соцсетях тем, как она троллит в общественном транспорте стариков, говорящих, видите ли, на своем родном языке (сама она также урожденная русскоязычная).

Говоря о таких, как она, я отмечал: «Нужно заставлять себя ненавидеть язык, на котором произнесла первые слова (а ведь думать все равно приходится на нем), страну, которую с тех же пор воспринимала как Родину, с её историей и героями, включая собственных дедов, отдавших жизни ради того, чтобы смогла жить она.

Теперь же они ― бесславно ‟сгинувшие”, в лучшем случае ― третьесортные по сравнению с ‟настоящими героями” из ОУН-УПА. И вера, которую исповедовали её предки, в которой её крестили, теперь ‟не её”. Когда из одного из постов стало понятно, что она принадлежит к одной из американских сект, я совершенно не удивился, настолько это укладывалось в общую картину».

Ну а когда происходит такая перепрошивка сознания, то неудивительно, что сносятся напрочь и все другие базовые настройки, такие как элементарная порядочность, доброта, чувство уважения к другим людям и даже само понимание низости своих поступков, того, что читатели её страницы это видят.

И вряд ли расчеловечивание ― побочный эффект перепрошивки, скорее оно закладывалось изначально умело взломавшими сознание многих наших сограждан «хакерами». Ведь нужны не добропорядочные граждане «европейской державы», а злобное, агрессивное и легко управляемое стадо.

А стадо дикарей необходимо не только потому, что им проще управлять, но в еще большей степени для решения задач, ради которых и был запущен проект «Украина», ― быть анти-Россией, постоянным источником для неё проблем и головной боли и, наконец, «боевыми холопами», точнее, янычарами Запада.

Правда, не без злорадства замечу, что определенная ответка Западу прилетела, когда в Европу хлынули «перепрошитые» беженцы, метко названные бешенцами, поразив своими «манерами» даже привыкших ко многому на фоне предыдущих волн эмигрантов европейских обывателей.

Ничего удивительного в этом нет. Извините меня за неполиткорректность, но дикарь, являющийся таковым по рождению в среде, в которой вырос, всяко будет более цивилизованным, чем тот, у кого человеческие качества удалили психологической лоботомией.

Впрочем, это их проблемы, а для России другого варианта лечения заблудших и ставших опасными братьев и сестер, кроме как «хирургическое вмешательство», просто не оставалось.

P.S. В заключение же, рискуя утомить читателей, перескажу сюжет прочитанного в юности фантастического романа, автора и названия которого уже не припомню.

В нем земляне сталкиваются с цивилизацией, состоящей из двух рас: людей, потомков экипажа некогда заблудившегося во Вселенной звездолета, и чудовищно-омерзительных монстров.

Попытки установить контакт были восприняты крайне враждебно, развернулась война, и в ходе боев одного из тамошних людей удалось взять в плен.

На допросе он вел себя крайне агрессивно, обвинил землян в том, что те осознанно отправили его предков в межзвездный полет на верную гибель и сейчас, мол, вновь явились по их души, но их спасли монстры, став незадачливым звездолетчикам друзьями и даже слугами.

Земляне поняли, что человек «не в себе», провели медпроцедуры, восстанавливающие сознание, и у него спала пелена. Оказалось, что монстры, имеющие чудовищные гипнотические способности, не только поработили людей, но и потребляют их в пищу, в частности, съели сестру пленника.

Заканчивается книга, естественно, хэппи-эндом, уничтожением монстров и освобождением собратьев землян.

Читателям не кажется, что сегодня этот роман выглядит пророческим? Жаль только, что одной медицинской процедурой зомбированных не вылечишь.