Flag Counter

Особенности интеграции в арабском мире: «от неудачи к неудаче, не теряя оптимизма?»

Несмотря на существующую культурную, географическую, религиозную близость, арабские страны не смогли создать эффективное интеграционное объединение на уровне всего арабского мира. Корни идей, связанных с общеарабским экономическим единством, берут своё начало ещё в период Великого арабского восстания и проектах «Великой Сирии» и «Благодатного полумесяца».

Наличие же Лиги арабских государств (ЛАГ) не способствовало реальной конвергенции государств, в том числе, на экономическом уровне. Примечательно, что в рамках ЛАГ функционируют специализированные агентства социально — экономического профиля (сельскохозяйственного развития, промышленного развития и добывающих отраслей и др.).

Более того, страны — члены ЛАГ ещё в 1964 г. достигли соглашения о создании общего арабского рынка, де-факто минуя две стадии интеграции низшего уровня (ЗСТ и ТС), что, естественно, завершилось провалом.

Первым крупным успехом на общеарабском уровне стал запуск в 1997 г. Панарабской/Большой зоны свободной торговли (GAFTA), в рамках которой в 2005 г. были отменены таможенные пошлины. Но даже после этого арабские страны предпочитали выстраивать интеграционные связи на уровне двусторонних соглашений. А, к примеру, страны — члены ССАГПЗ пошли на подписание и имплементацию соглашения о свободной торговле с Европейской ассоциацией свободной торговли (ЕАСТ), чего не наблюдается в отношениях с арабскими государствами или интеграционными группировками.

Отмена таможенных пошлин не способствовала значительному скачку в сторону экономической интеграции. Страны продолжали и продолжают применять различные технические меры и нетарифные барьеры, что осложняет наращивание собственно межарабской торговли: в среднем на внутрирегиональный обмен между арабскими государствами приходится только 1/10 всего объема внешней торговли на Ближнем Востоке. Показатели динамики межарабской торговли не столь впечатлительны, как, например, в странах Азии: её доля в товарообороте повысилась с 7,6% (2002 г.) до 16,3% (2017 г.).

Даже с учётом незначительной либерализации тарифов в рамках GAFTA, тарифы арабских стран в среднем во взаимной торговле достигают 12%, что считается довольно высоким показателем по сравнению с общемировым уровнем в 8% для развивающихся экономик. При этом фиксируются заметные различия в уровне тарифов среди арабских государств: в Тунисе и Египте избыточные тарифы составляют 16% и 18% соответственно, в Ливане же тарифы намного ниже (6%), а власти Марокко последовательно реализуют меры по их снижению.

Не меньшей проблемой остаётся сохранение высоких издержек во взаимной торговле арабских стран друг с другом. В среднем торговые издержки для государств Ближнего Востока и Северной Африки (MENA) в 2 раза превышают аналогичные для стран Западной Европы. Например, арабским странам Северной Африки выгоднее торговать с европейскими государствами, нежели друг с другом ввиду более низких торговых издержек. В рамках же сельскохозяйственной кооперации и торговли арабские страны постоянно сталкиваются с проблемой экономической нецелесообразности по причине высоких транспортных расходов, пограничного контроля и нетарифных мер.

Значительным препятствием на пути к интеграции арабских стран выступают однородная специализация и однотипность экономических моделей и хозяйственных, в особенности, отраслевых, структур, фактическая взаимная конкуренция на внешних рынках. Если же обратить внимание на экспортные и транспортные услуги в регионе, то можно заметить, что арабские государства в данных сферах выступают скорее в роли конкурентов, нежели единых элементов.

Зачастую в качестве ключевого препятствия для интеграции арабских государств рассматривают именно узость общего товарного рынка. Более того, по причине схожести хозяйственных экономических моделей и структур арабские страны в большей степени конкурируют друг с другом за одни и те же внешние рынки. Возможно, по этой причине элиты арабских стран не проявляли интереса к созданию реальной концепции интеграционного взаимодействия в регионе.

Негативное воздействие на перспективы интеграционных процессов в арабском мире оказывают и присущие большинству арабских государств проблемы национальных экономик, среди которых выделяются высокий уровень коррупции, этатизм и колоссальная роль государственных институтов в хозяйстве и экономике (например, армии в Египте), слабость частного сектора, развитая теневая (неформальная) экономика, во многом являющаяся неотъемлемой частью экономики большинства стран, кроме монархий Персидского залива.

Бесспорно, нельзя не отметить и политические аспекты, которые во многом являются решающими с точки зрения влияния на феномен интеграции в рамках арабского мира. Дестабилизация политической ситуации в странах, которая нередко достигает открытых, масштабных и долгосрочных военных конфликтов с втягиванием как региональных, так и внерегиональных акторов, приводит к невозможности реализации каких-либо реальных интеграционных планов. Налицо также низкий уровень доверия между самими элитами арабских государств, который проявляется в региональных противоречиях, даже в рамках единых интеграционных группировок (катарский кризис 2017 г.).

Де-факто вектор интеграционных процессов в арабском мире сместился в сторону субрегионов, среди которых традиционно принято выделять Магриб (Северная Африка) и Машрик (большинство арабских стран Ближнего Востока).

В то же время успехами в области интеграции не может похвастаться «Союз арабского Магриба», который должен был стать ядром интеграционных процессов в арабских странах Северной Африки. Единственным успешным примером интеграции в арабском мире до сих пор остаётся ССАГПЗ, перспективы и проблемы функционирования которого мы раскроем в следующем материале.


Top