Flag Counter

Мистическая смерть сразу трех «могильщиков СССР» — усмешка истории или знак скорых перемен

Геннадий Бурбулис

Будь мы хоть трижды материалистами, но разве мы верим в совпадения? Разве не ищем мы закономерности во всем, не останавливаясь даже перед смертью?

В телеграм-каналах сейчас обсуждение мистической последовательности — почти одновременно, всего за полтора месяца, ушли из жизни половина «похоронной команды СССР», трое из шести подписантов Беловежского соглашения: экс-глава Белоруссии Станислав Шушкевич (3 мая), экс-президент Украины Леонид Кравчук (10 мая) и буквально в минувшие выходные, 19 июня — автор знаменитой формулировки «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование» экс-госсекретарь России Геннадий Бурбулис.

Тут очень удобно слово «могильщик». Эта печальная профессия не предполагает убийства и другого зла. И участники «Беловежья» настаивали — они не убивали Советский Союз, тот был обречен, оставалось лишь засвидетельствовать его смерть, дав свободу (как они думали) 15 новым странам.

И вот он рок судьбы — именно в 2022-м, когда ход Истории резко развернулся, будто бы пытаясь оспорить Беловежский приговор Союзу, по какому-то странному, невероятному совпадению умерли эти трое. Именно те, кто, казалось бы, навсегда поставил точку на огромной стране и ее новых границах.

Что это значит?

Если быть материалистом — наверное, ничего.

Хотя… Может, это намек, что мы опять (вот, «повезло» тем, кому за 40!) живем на сломе Истории? Старый знакомый мир на глазах уходит. Причем послушно, организованно — вместе со своими архитекторами. Он ветшает, рушится, обрастает могилами и призраками уже неактуальных идей.

Приходит другой. Причем, как тогда, в 90-е — такой же неизвестный, с новыми архитекторами и «подписантами исторических договоров», которые снова поведут Россию и ее окраины куда-то.

Кстати, Бурбулис в день своей смерти на конференции в Баку, успел дать интервью, где на вопрос: можно ли восстановить СССР, ответил: «Это бред и утопия. Восстановить невозможно».

И это прозвучало как вызов.
Посмотрим.


Top