Flag Counter

Как угомонить ВСУ: Донецк переживает страшнейшие обстрелы за все годы войны

Успешное наступление российских войск в ходе специальной военной операции привело к тому, что киевский режим пошел по пути откровенного терроризма. Вчера, например, Вооруженные силы Украины (ВСУ) нанесли удар по буровым платформам «Черноморнефтегаза», на которых находилось в тот момент 109 человек.

Но этот случай не идет ни в какое сравнение с тем, что приходится ежедневно испытывать мирным жителям Донецка, которых украинская артиллерия «утюжит» уже несколько недель.

Состояние мирных жителей Донецка и других прифронтовых городов Донбасса сегодня можно описать одним словом: отчаяние. За все годы войны столица ДНР не переживала таких страшных обстрелов, как на четвертый месяц проведения специальной военной операции (СВО). Когда они прекратятся и что нужно для этого сделать?

Причины бедственного положения Донецка понять нетрудно, если предположить, что России пришлось наспех корректировать планы проведения спецоперации. Наступление широким фронтом в феврале-марте этого года желаемых результатов не принесло: под контроль РФ не перешел ни один областной центр Украины, помимо Херсона. Владимир Зеленский не пошел по стопам Виктора Януковича и не допустил в столице вакуума власти, который могли бы заполнить лояльные Москве политики.

Стратегия поменялась, но неизменным, судя по всему, осталось стремление России достичь поставленных целей без проведения мобилизации или других мероприятий, которые позволили бы существенно увеличить численность союзных войск в зоне проведения СВО.

Ограниченность военного контингента должна компенсироваться тотальным техническим превосходством Вооруженных сил РФ. Речь идет прежде всего об артиллерии и авиации. Таковы реалии современной войны: принципиальные задачи выполняют машины (от пехоты зависит немногое, а при стабилизации линии фронта — почти ничего).

Москва никуда не спешит. Ее приоритет — сохранение здоровья и жизней российских военнослужащих. Для минимизации потерь используется тактика «перемалывания» вражеских войск, которые пытаются любой ценой удержать линию фронта (даже в ситуации, когда их давно стоило бы отвести на вторую линию обороны).

Наглядный тому пример — Северодонецк. Лично Зеленский признает, что в этом населенном пункте у ВСУ дела идут неважно. Удерживать его приходится ценой больших человеческих потерь. Не исключено, что российское командование специально позволяет Киеву подтягивать резервы в Северодонецк, где они планомерно уничтожаются.

«Как только украинские войска заняли неподвижные оборонительные позиции в городских районах и центральной части Донбасса, положение Украины стало безнадежным. Но это развитие событий было представлено как «неспособность русских достичь своих целей». Москва сосредоточилась на уничтожении украинских сил, а не на оккупации городов или захвате украинской территории к западу от реки Днепр», — пишет экс-полковник армии США Дуглас Макгрегор.

Вместо блицкрига — затяжной конфликт, ставка на техническое превосходство российской армии и ювелирную работу авиации. Все просто и понятно. Но есть и обратная сторона медали: жертвами этой стратегии невольно становятся жители центральной части Донбасса (Донецк, Макеевка, Горловка, Ясиноватая).

С 24 февраля линия фронта в этом районе либо не сдвинулась совсем, либо сдвинулась незначительно. Если на юге ДНР, в Херсонской и Запорожской областях, противник отступал, оставляя без боя многие населенные пункты, то с Донецком вышло иначе. Вероятно, здесь ВСУ выстроили самую мощную линию обороны. Авдеевка и вовсе превратилась в город-крепость. Взять ее можно только ценой огромных потерь, чего Россия и Народная милиция ДНР делать не собираются.

«Штурмовать эти укрепрайоны, по мнению военных специалистов, несмотря на удары по самому Донецку, нецелесообразно. Потому что это приведет к большим жертвам со стороны атакующих сил. Поэтому там тактика другая», — заявил Владимир Путин на полях Петербургского международного экономического форума.

Тактика понятна: обходить позиции противника с флангов и тыла, загонять его в большие и малые «котлы». В случае с Авдеевкой на это уйдут месяцы. ВСУ тем временем смогут продолжать массированные обстрелы Донецка, не опасаясь серьезных последствий. В качестве возможного решения этой проблемы предлагают усилить контрбатарейную борьбу и активнее использовать авиацию для подавления огневых точек противника. Возможно, Киев этого и добивается: для защиты Донецка нужно оттянуть силы и средства с других участков фронта. Но это не панацея.

Как верно замечает командир бригады «Пятнашка» Ахра Авидзба, обстрелять город намного легче, чем выявить и уничтожить вражескую артиллерийскую установку. Особенно если противник умеет ее маскировать и оперативно менять дислокацию (а противник умеет).

В арсенале союзных войск остается еще одно средство — нанесение ударов по центрам принятия решений в Киеве. Устами своих официальных представителей Россия неоднократно угрожала это сделать. Не пора ли, в самом деле?..

Очередное громкое заявление после обстрела буровых платформ «Черноморнефтегаза» сделал депутат Госдумы Михаил Шеремет: «Была совершена атака на объекты гражданской инфраструктуры, тем самым нам развязали руки. Пускай ждут ответки. Конец тех, кто принимал решение об атаке наших буровых платформ, будет печален. В ближайшее время будут нанесены ответные удары по центрам принятия решений».

Наконец-то «нам развязали руки»! Выходит, варварские обстрелы городов Донбасса их не развязывали (как и регулярные обстрелы российской территории)? Буровые установки дороже человеческих жизней?

Напоследок скажу самое неприятное: если Украина стремится вызвать недовольство и возмущение дончан, то у нее получается. О панике речь не идет. Но каждый новый «бабах» на улицах городов ДНР вызывает у местных закономерный вопрос: почему в ходе операции по защите народа Донбасса этот народ страдает намного сильнее, чем в предыдущие годы?