Flag Counter

Что начал Евросоюз – рельсовую войну против России или битву за Калининград?

«Всё может статься с Литвой…» Шутки кончились

18 июня в рамках реализации четвёртого пакета антироссийских санкций принято решение о запрете транзита через Литву «из России в Россию» продукции из стали и чёрных металлов. Связь по суше между основной территорией РФ и её западным эксклавом разорвана.

20 июня перед встречей министров иностранных дел ЕС в Люксембурге глава литовского МИД Габриэлюс Ландсбергис в категоричной форме заявил: «Перед нами не самодеятельность Вильнюса, а реализация решения Еврокомиссии». В комментариях для прессы он уточнил: аналогичный запрет вступит в силу с 10 июля в отношении цемента, алкоголя и некоторых других товаров, с 10 августа – в отношении угля и других твёрдых ископаемых, с 5 декабря – в отношении российской нефти.

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов назвал «открыто враждебные шаги» блокадой. В областном правительстве утверждают, что в итоге речь идёт о запрете поставок 40-50 % номенклатуры грузов, в том числе стройматериалов, другой важной для строительства и производства продукции, готовых изделиях, которые вывозилась в «большую» Россию. По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, «решение, действительно, беспрецедентное, это является нарушением всего и вся».

Такие оценки Литве не понравились. Лина Григене, пресс-атташе литовского Таможенного департамента, распространила следующее заявление: «Сухопутный транзит между Калининградской областью и другими регионами России не остановлен и не заблокирован. Траффик пассажиров и грузов, не попавших под санкции, продолжается. Литва не вводила никаких односторонних, индивидуальных или дополнительных ограничений».

По мнению членов правительства, в частности главы Минтранса Марюса Скуодиса и вице-министра МИД Мантаса Адоменаса, о блокаже не может идти речи, «ведь у России сохранился доступ к Калининграду по морю и по суше».

Несмотря на попытки литовцев оправдаться, Москва провокационные меры со стороны враждебной соседки расценивает как агрессивные. МИД РФ вызвал временную поверенную в делах Литвы Виргинию Умбрасене, ей «заявлен решительный протест». На Смоленской площади подчеркнули: «РФ оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов».

Известна реакция членов Совета Федерации и депутатов Госдумы. Все говорят о возможных ответных очень жёстких и абсолютно законных действий со стороны России: повод для начала военных действий имеется.

Хотя упомянутый Мантас Адоменас не сомневается, что «Кремль будет использовать сложившуюся ситуацию для наращивания напряжения и изображения западных стран как враждебных в отношении жителей России», успокоительное не действует. Одноэтажная Литва с тревогой выслушала заявление Дмитрия Рогозина, который в 2002-2003 годах возглавлял переговоры Россия-ЕС о транзите в Калининградскую область:

«Россия признала границы Литовской Республики в обмен на гарантии бесперебойного транзита граждан России и российских грузов из Калининграда и в Калининград. Благодаря этому признанию Литва смогла вступить в ЕС и НАТО. Если Брюссель сегодня выходит из своей части договорённостей, то Москва выходит из своей. Последствия для Литвы, ЕС и НАТО могут быть очень далеко идущими. Решением Потсдамской конференции по итогам Второй мировой войны Мемель, как и Кёнигсберг, был передан от Германии Советскому Союзу, а не какой-либо из его частей.

Это уже потом Сталин своим внутренним решением передал Кёнигсберг РСФСР, и он стал Калининградом, а Мемель отдал Литовской ССР, и тот стал Клайпедой. Современная Россия – правопреемница СССР. То есть постсоветские границы Литвы определяются ею. И если ЕС нарушает соглашения, которые гарантируют эти границы, то все может статься с Литвой…»


Выступление Рогозина можно рассматривать как совет для НАТО: господа, прекратите точить зубы на Калининградскую область: она сохранится в статусе западного форпоста России.

Большая игра разворачивается на фоне неоспоримых успехов РФ в специальной военной операции на Украине, где оперативно-стратегическая инициатива в руках российских военных. Наблюдая за чашами весов, литовцы чувствуют себя неуютно. Во-первых, если Москва обещает, она слово держит. Во-вторых, коллективный Запад не готов полномерно защищать такую махину, как Украина и вряд ли вступится за «точку на глобусе» под именем Литва. В-третьих, памятны слова Дональда Трампа об отказе принять в случае конфликта сторону «маленькой Черногории» и Джо Байдена о невозможности участия армии США в конфликте на стороне Киева.

Унылые обстоятельства породили в бывшем Мемеле пораженческие настроения. Столице тоже не по себе. «Мы очень серьёзно относимся ко всему, что заявляют в Москве», – сказал Ландсбергис-внук, глава дипведомства.

Занятно изучить анатомию реакций литовского истеблишмента. Когда 8 июня депутат-единоросс Евгений Фёдоров внёс на рассмотрение нижней палаты парламента РФ законопроект об отмене постановления Госсовета СССР о признании независимости Литовской Республики (в перспективе – независимости Латвии, Эстонии и Украины), Вильнюс издевался. Депутат сейма Матас Малдейкис заявил: «А мы отменим Поляновский договор 1634 года, подчиним Владимира Путина власти короля Владислава IV и заставим вернуть все оккупированные территории. Смоленск – это Литва!»

Бывший глава МИД Литвы Линас Линкявичюс выявил у госдумцев глубокую депрессию: «Им по инерции кажется, будто продолжают диктовать миру какие-то условия». Председатель парламентского КНБО Лауринас Касчюнас рассказал о «геополитических открытиях душевнобольных», а бывший руководитель Конституционного суда Дайнюс Жалимас констатировал «политическую шизофрению». Президентура отмахнулась: «Абсурдов не комментируем».

Спустя две недели бравурные марши отзвучали, головы протрезвели. Авторитетный политолог профессор Гинтаутас Мажейкис назвал ситуацию близкой к casus belli – к формальному поводу начать войну. Старый политический авантюрист Витаутас Ландсбергис (дед) не исключил наличия у Москвы военных планов по прорубанию сухопутного коридора из Гродненской области в Калининградскую вдоль так называемого Сувалкского «горла» длиною в 94 километра. Интриган оказался неплохим стратегом: «В случае реальной военной угрозы для эксклава Россия будет вынуждена пойти на такой шаг, поскольку другого выбора у неё нет».

«Страны Балтии почему-то считают, что США будут за них воевать. Но Америка не придёт. В прибалтийских столицах повторяют украинскую ошибку. В Киеве тоже верили, что РФ никогда не введёт войска, потому что за спиной Украины стоят США», – из тюрьмы дополняет Ландсбергиса Альгирдас Палецкис. Дурные мысли обуревают литовского командарма Вальдемараса Рупшиса. Генерал-лейтенант понимает: в случае чего, от цветущей Литвы останется вытоптанная клумба.

Умеренные утверждают: военное решение – не лучший сценарий. Это так. В арсенале у Москвы есть иные, не менее убедительные аргументы. Например, морская блокада единственного литовского порта. Шутки кончились.


Top