Flag Counter

Французы отомстили Макрону за поцелуи с Зеленским

По итогам второго тура парламентских выборов во Франции Эммануэль Макрон потерял абсолютный контроль над парламентом. Теперь президенту Пятой республики придется делиться властью. Кто может стать партнером Макрона по новой коалиции? О каких тенденциях во французском и западном обществе говорят текущие результаты выборов? И как на них повлияли Россия и Украина?

В понедельник во Франции подвели итоги второго тура выборов в Национальное собрание. Коалиция нынешнего президента страны Эммануэля Макрона «Вместе!» одержала победу, но потеряла абсолютное большинство в парламенте.

После подсчета 100% голосов Министерство внутренних дел Франции сообщает о следующей расстановке сил: коалиция «Вместе!» набрала 38,57% голосов, 31,6% достались левому «Новому народному экологическому и социальному союзу» Жан-Люка Меланшона, 17,3% у партии Марин Ле Пен «Национальное объединение» и 6,98% голосов набрали «Республиканцы».

Таким образом, президентская партия займет 245 из 577 мест в парламенте, 131 место у левых, 89 – у партии Ле Пен, 61 кресло займут республиканцы. Премьер-министр Франции Элизабет Борн уже заявила, что ситуация после выборов в Национальное собрание представляет «угрозу стране», так как «никогда во времена Пятой республики в Национальном собрании не наблюдалась такая конфигурация».

«Эта ситуация представляет угрозу для нашей страны с учетом вызовов, с которыми нам предстоит столкнуться как на национальном, так и на международном уровне. Но мы должны уважать это голосование и сделать из него выводы», – сказала премьер в ходе своего выступления.

Как отмечают эксперты, теперь проведение политики Макрона будет осложнено необходимостью договариваться с другими партиями. «Будет ли Макрон формировать правительство меньшинства или вступать в коалицию с кем-то из умеренных, пока непонятно», – отмечает политолог Федор Лукьянов.

Комментируя слова Элизабет Борн об «угрозе стране», Лукьянов указал на «яркий штрих к состоянию современного политического сознания в передовых странах». «Если посмотреть на результат, он едва ли не модельный. Большинство у центристов, сильные левые и заметные правые. Идеальная и, бесспорно, репрезентативная картина для нормальной, хоть и нелегкой политической работы. Но поскольку истеблишмент повсеместно привык рулить самостоятельно путем манипуляций, а не средствами нормальных договоренностей и компромиссов разных групп, то сразу угроза», – полагает Лукьянов.

Политолог Евгений Минченко добавляет, что Макрону, видимо, придется строить коалицию. «Скорее всего, с голлистами, которые еще сильны в отдельных регионах», – сказал он. «Судя по тому, какие молнии летают между представителями президентского блока и левыми сейчас на всех площадках СМИ, дебаты в самой Национальной ассамблее по основным макроновским реформам можно будет смотреть с попкорном вечно», – прогнозирует в свою очередь Анастасия Попова.
В том, что Макрон потерпел серьезную неудачу на выборах во Франции, уверен эксперт Центра военно-политической журналистики Борис Рожин. «Его партия хоть и победила, но не смогла получить абсолютное большинство, ввиду чего Францию ждет коалиционное правительство, что будет серьезно сковывать действия Макрона в зависимости от того, с кем будет коалиция», – написал он в Telegram. В то же время политолог Сергей Марков считает, что

выборы во Франции выиграла и вовсе Москва, потому что «большинство французов поддержали хорошие отношения с Россией».

«Меланшон выступает за выход Франции из НАТО и против поддержки неонацистов на Украине, потому что он левый. Ле Пен за дружбу с Россией, потому что она за суверенитет Франции. Голлисты тоже за уважение интересов России. И только Макрон ведет гибридную войну против России и думает про США больше, чем французы. Поэтому французы проголосовали за улучшение отношений с Россией», – поясняет политолог.

«Макрону будет действительно сложно создать коалицию. Крайне левые настроены оппозиционно, критикуют действующую власть, порой очень даже жестко. «Национальное объединение» тоже критикует курс Макрона», – рассказал газете ВЗГЛЯД ведущий сотрудник Центра социальных проблем института Европы РАН Сергей Федоров.

«Остаются республиканцы, которые в теории могли бы войти в коалицию с блоком «Вместе!», но тогда республиканцы теряют свое политическое лицо и фактически встают под знамена Макрона, которого они критиковали. Сможет ли вообще Макрон найти больше 40 голосов в парламенте – большой вопрос», – отметил политолог.

«Возможно президенту придется управлять и проводить законы или с помощью ордонансов – правительственных актов, которые подписываются президентом, или же статьи 49.3 конституции Франции, которая позволяет временно принимать законы в обход парламента. Но это все паллиатив, который не позволяет руководить страной спокойно», – полагает собеседник.

«Большие дискуссии сейчас идут вокруг применения 12-й статьи французской конституции, которая позволяет президенту распустить Национальное собрание. Но там, правда, непонятны сроки, и юристы спорят: можно ли это сделать сразу или только через год после выборов», – рассказал эксперт.

«Вместе с тем роспуск только избранного парламента – это тяжелый шаг, в результате которого макроновская коалиция может потерять еще больше голосов. Поэтому, я думаю, что на роспуск сейчас Макрон, скорее всего, не решится, он подождет как минимум год и посмотрит, как будут дальше развиваться дела», – отметил Федоров.

«Результаты выборов – это, несомненно, очень тяжелый удар для Макрона, поскольку проводить свой курс и реформы ему будет очень проблематично. Поиск компромиссов и союзов замедлит продвижение законов в нижней палате французского парламента», – считает политолог. Федоров также обратил внимание на настроения во французском обществе. «Люди голосовали так, поскольку многие недовольны правлением Макрона, половина электората вообще не верит в эти выборы и считает, что с помощью голосования ничего нельзя изменить», – сказал собеседник.

«Недовольство французов вызвано в том числе ростом цен, сложной ситуацией у малообеспеченных слоев населения. Много проблем возникает между французской глубинкой и крупными городами, существует огромный религиозный разрыв между мусульманским сообществом и христианами», – отметил он.

«Поэтому люди голосуют за крайне левых и крайне правых, что в общем-то опасно для центристской политики, которую проводит Макрон. Здесь мы наблюдаем кризис современной французской демократии, когда вроде бы демократические институты не позволяют эффективно управлять страной. А это, безусловно, грозит социальной и политической нестабильностью, именно об этом и говорит французский премьер Элизабет Борн», – пояснил Федоров.

«Я думаю, учитывая совокупность факторов, Макрон постарается создать коалиционное правительство, заманив к себе республиканцев. Но стоит учитывать тот факт, что такая коалиция будет обладать шатким большинством, поскольку республиканцы не будут абсолютно во всем поддерживать президента», – считает политолог.

Эксперт также обратил внимание на заявления западной прессы «о нанесении Владимиром Путиным удара по электоральному рейтингу лидеров европейских стран» и счел их преувеличенными. «Действия и заявления Путина могли лишь косвенно сказаться на электоральном рейтинге макроновской коалиции», – полагает он.

«В первую очередь европейским лидерам бумерангом вернулась их санкционная политика, о чем недавно предупреждал Путин. Они сами себя наказали.

Это вызвало рост цен на бензин, продовольствие, электричество, газ и так далее, что не добавляет настроения широким слоям французского общества. Нельзя говорить, что Путин каким-то образом ударил по их рейтингу, к ним вернулась та политика, которую они сами и проводили», – убежден Федоров.

«Выборы в Национальное собрание оказались интереснее, чем можно было ожидать. Даже несмотря на низкую явку. Но справедливости ради, она все же была выше, чем в 2017 году. Сейчас на участки не пришли 54% населения», – сказал в разговоре с газетой ВЗГЛЯД французский политолог Дмитрий Кошко.

«Президент просто так не оставит потерю абсолютного большинства.

Вероятно, ему удастся найти единомышленников, в том числе в рядах правых республиканцев. Часть из них уже выразила поддержку, остальные же, скорее всего, пока поторгуются, набьют себе цену, а затем также примкнут к коалиции Макрона. И тогда он отвоюет свое большинство», – пояснил эксперт.

Политолог также уверен, что Макрон сам создал ситуацию, в которой французы не захотели отдавать ему преимущество в Национальном собрании. И это, по словам собеседника, в первую очередь связано с ситуацией на Украине.

«Решение Макрона поехать во время предвыборной кампании в Киев и там целоваться с Зеленским – это раздражающий фактор для электората. Ведь на фоне этого граждане видят высокие цены на бензин и газ, понимают потенциальную угрозу нехватки энергоресурсов предстоящей зимой. Это их злит. Свою роль сыграли и поставки вооружений на Украину. Граждане поняли, что их обманули. Именно поэтому сейчас значительная часть общества исходила из логики «все что угодно, лишь бы не Макрон», – резюмировал Кошко.


Top