Flag Counter

Владимир Чижов: «Думали, что достигли дна, и тут снизу постучали»

Постоянный представитель России при Европейском Союзе, чрезвычайный и полномочный посол Владимир Чижов работает в Брюсселе уже 17 лет. В дни проведения Петербургского экономического форума он вырвался на родину, и здесь в кулуарах его поймал корреспондент aif.ru, расспросив о том, что значат воинственные заявления из европейских столиц о «войне до победного конца» и о поставках оружия на Украину.

Глеб Иванов, aif.ru: — Владимир Алексеевич, что можно сказать сейчас об отношениях с Европейским союзом? Они вообще существуют как класс?

Владимир Чижов: — Совершенно точно они достигли низшей точки в истории совместных отношений. Я напомню, официально наши отношения с ЕС были установлены в 1989 году. С тех пор были взлёты и падения, но такого как сейчас не было никогда. Можно было бы предположить, что ниже падать уже некуда, но вспоминается всем известная поговорка: «Думали, что достигли дна, и тут снизу постучали».

— Сейчас мы слышим из европейских столиц массу воинственных заявлений. То Боррель (верховный представитель ЕС по иностранным делам — прим. ред.) заявил о войне до победного конца, то Макрон (президент Франции — прим. ред.) во время визита в Киев сказал о том, что они будут помогать Украине победить. Оружие украинским властям поставляют. Европа действительно хочет войны с Россией?

— Слушая все эти заявления, не может не возникнуть вопрос: о каком именно «победном конце» идет речь? Я думаю, на сегодняшний день все понимают, что «победный конец» может быть с сохранением Украины хоть в каком-то виде. Речь же не идет о том, что Украина победит Россию, правда?

А что касается оружия, европейские страны уже приближаются к естественному истощению той части своих арсеналов, которыми они были готовы с удовольствием жертвовать. Речь идет о вооружениях, оставшихся ссоветских времен — а такого в странах Восточной и Центральной Европы было немало. В Германии это наследство бывшей ГДР, у которой в своё время была довольно мощная армия. И оружие там было хорошее,советское, но — той эпохи. Сейчас они уже практически опустошили все эти закрома.

Поставлять что-то новое у них желания нет. К тому же, обращению с новым оружием украинскую армию надо обучать. А судя по тому, что происходит на полях сражений, даже те поставки, которые до Украины доходят, долго не живут, как говорится.

Или в ЕС говорят: «Будем поставлять Киеву гаубицы». И сколько их? Шесть? Восемь? Десяток? Это же несерьезно. Конечно, любое оружие, которое активно используется, ведет к человеческим жертвам. А в случае этого конфликта, к большому сожалению, ведет к жертвам среди мирного населения Донбасса. Мы видим сейчас, что Донецк особенно страдает от обстрелов. Но ситуацию на фронте это не меняет. Для западных лидеров и в целом для коллективного Запада положение близко к тупиковому. Поэтому и идут противоречивые сигналы. То говорят о войне до победного конца, то о том, что нужно договариваться.

— А переговоры сейчас возможны?

— Возникает вопрос: кого с кем? На сегодняшний день признаков готовности к содержательным переговорам киевский режим не проявляет. Разговоры о том, что Зеленскому надо встретиться с Путиным — это несерьезно. А то, что он готов на переговоры при условии возращения всех украинских земель, включая Крым — это вообще бред.

— Москва неоднократно предупреждала западную сторону, что, если их тяжелое вооружение будет использоваться для ударов по российской территории, это может плохо закончиться. И на этом фоне слышны заявления от разных чиновников из Киева, что они хотели бы нанести удар по Крымскому мосту.

— Когда те же западники говорят, что они не будут поставлять Киеву оружие большой дальности, что они строго скажут, чтобы украинские власти не стреляли по России — это лукавство. Крым-то они не признали, и мост соответственно. По мосту был отдельный пакет санкций, куда внесли всех физических лиц и все организации, которые занимались строительством Крымского моста. Поэтому я бы не доверял подобным заявлениям западных стран.

— Со стороны кажется, что отношения Киева с некоторыми европейскими странами сложны. Постоянно звучит критика из уст Зеленского в адрес Европы. Особенно Германии достается…

— Давайте называть вещи своими именами. По моим ощущениям, в Европе уже давно думают о том, как бы там поменять киевскую театральную команду. Но не знают, как это сделать. Более того — обвиняют нас: что это вы, Россия, из этого актера, комика, сделали фигуру всемирного масштаба.

— Обложку Time, на которую Зеленского поставили, точно не в России делали.

— Да, и не мы писали, что он самый влиятельный политик в сегодняшнем мире. Что это за глупость? Опять же, не Россия постоянно организовывает выступления Зеленского перед парламентами разных европейских стран.

— На ваш взгляд, какие страны ЕС меньше всего жаждут чем-то помогать Украине?

— Конкретные страны я бы называть не хотел. Но то, что отношение в Европе к происходящему меняется, проблески здравого смысла появляются — это факт.

— Мы видим, что санкционное давление продолжает нарастать. Здесь нам изменений ждать не стоит?

— То, что Евросоюз применяет — это не санкции, это односторонние рестрикции, по определению нелегитимные. Но даже в тех редких случаях, когда санкции действительно санкции, то есть рестриктивные меры, утвержденные Советом безопасности ООН, много ли было от них пользы? Ввели санкции против талибов. И где результат? Талибы у власти. Поэтому санкции — это довольно неэффективный инструмент. Редко достигающий первоначальных целей.


Top