Flag Counter

Европа берет курс на эскалацию

Поездка в Киев лидеров Франции и Румынии и руководителей правительств Германии и Италии теми, кто расставляет точки и тире в посланиях для европейцев, проще говоря, теми, кто оформляет подобные визиты политтехнологически, трактовалась для общественного мнения вначале как интрига, со всеми этими «утечками» и последующим их якобы «опровержением». После же официального подтверждения, пришедшего позавчера поздно вечером, это стало лидерским поступком с высокой степенью риска («практически для жизни»).

Именно поэтому Макрон, Драги и Шольц отправились в украинскую столицу поездом, комфорт которого — «примерно «Восточный экспресс», помноженный на два», а не банальным правительственным бортом.

Все это должно было произвести (и наверняка произвело) впечатление на доверчивых и простодушных европейцев. Они ведь не будут задаваться вопросом, как множество западных журналистов немедленно оказались в Киеве, чтобы этот коллективный марш-бросок четверых главных политических тяжеловесов Европы (Макрона, Шольца, Драги и примкнувшего к ним румынского президента Йоханнеса) освещать? Они же как-то туда добрались. И вряд ли тем же поездом.

Но кто сегодня в объединенной континентальной Европе обращает на такие мелочи внимание? Правильный ответ — никто.

Важно ведь создать атмосферу неминуемой и ясной угрозы. И точно показать направление, откуда она исходит.

Не только способ передвижения, но и дата визита были выбраны не случайно. Еще в конце прошлой недели Елисейский дворец заявил, что сроки возможной поездки будут выбраны так, чтобы «это было полезно для президента Зеленского». Выбор пал на вчерашний день, на четверг — ровно за семь дней до начала саммита Евросоюза, последнего, на котором в текущем десятилетии будет председательствовать Франция.

Главное заключается, разумеется, не в поезде и не в многочисленной пресс-ватаге.

Главное, что те, кто принимают сегодня в Европе решения, и те, кто эти решения способен в силу веса и политический значимости, что называется, продавить, выбрали путь эскалации нынешнего геополитического кризиса.

Если совсем точно, не стесняясь, не тушуясь, не подбирая выражений и пользуясь абсолютной свободой слова, то двое глав государств и два премьера торжественно перерезали ленточку и открыли путь для нового витка конфликта. Ну или прокси-войны, которую Европа ведет с Россией.

Возможность диалога, если максимально внимательно прочесть изложение сказанного на совместной пресс-конференции, во всяком случае, диалога публичного и политического (а не поддержания технических контактов), была недвусмысленно вычеркнута и почти не упоминалась.

Еще до начала дискуссии германский канцлер Шольц сообщил: «Мы хотим заверить, что помощь, которую мы организуем, финансовая, гуманитарная, а также когда речь идет об оружии, будет продолжена». Макрон довел это рассуждение до логической развязки, сказав, что «Украина должна сама вести переговоры с Россией: ни Франция, ни ФРГ не будут это делать вместо нее».

И вновь, не стесняясь и не тушуясь, о намерениях было объявлено ясно и прозрачно, и, если пренебречь обтекаемыми (а потому лицемерными) формулировками, обнажив их суть, сказано было примерно следующее: «Мы готовы и дальше продолжать попытки удушить Россию финансово, обескровить ее экономически и максимально изолировать политически».

Всякое лыко в строку: французские тяжелые самоходные гаубицы — к шести, уже поставленным, и шести, о поставках которых уже было объявлено, на Украину поедут еще шесть. Общим числом 18 установок «Цезарь» Париж отправит Киеву.

Туда же — титул кандидата на получение членства в ЕС, который, скорее всего, Украине отпишут в качестве награды за то, что она — анти-Россия.

Туда же — мощные финансовые потоки, которые уже вливаются и еще вливаться будут в госказну Киева.

Разумеется, все эти виды и формы поддержки, особенно когда о них сообщают публично и на весь мир, должны произвести впечатление на прогрессивное человечество, озабоченное «сохранностью интересов свободы и принципов демократии».

Они и производят.

А еще — но об этом железно не будет сказано — стволы этих гаубиц и прочего тяжелого вооружения, всякой уже поставленной Киеву «арты» можно направлять на роддома и детские сады. Из этих (или других, но тоже Made in EU) стволов, находясь на безопасном для себя расстоянии, можно расстреливать мирных жителей. Они будут падать, раненые и убитые. Маленькие, старенькие, юные, средних лет, женщины, мужчины, дети. Люди.

Вот этот финальный, так сказать, окончательный риторический пассаж о том, для чего нужны все эти поставки, с каждым разом все более крупные и все более смертоносные, с губ таких, как кажется, решительных и твердых в своем намерении защитить «свободу и демократию» высших европейских государственных деятелей не слетает.

Придется им помочь. И договорить за них то, что они сами сказать, видимо, просто стесняются.

Самоходные гаубицы будут разбивать гражданские объекты. Как предшествовавшая им «арта» уже их разбивала. И так — все последние восемь лет. Снаряды, выпущенные из иного тяжелого вооружения, будут разрываться в воздухе или уже на земле на осколки. Эти осколки будут попадать по в тот момент еще живым и здоровым людям, либо этих людей убивая, либо делая из них инвалидов.

Европейские политики в отлично сидящих костюмах, приятно и с комфортом съездившие в Киев, чтобы сделать важные, с их точки зрения, заявления о поддержке «стремления к свободе» и «желания демократии», а также «общечеловеческих ценностей», как не видели в тех, кого Россия сегодня и сейчас защищает от гибели, людей, им равных, так и никогда этого не увидят.

Как не желали они понять причин, по которым была начата специальная операция, так и не понимают их сейчас. И в будущем, кстати, тоже не поймут, даже и не стоит надеяться на это.

А вот понять, почему столь мощный десант в Киев отправился, стоит.

«Ненормандская четверка» оказалась в Киеве потому, что ситуация «на поле», том самом, где идут сражения, изменилась. И меняться продолжает. Динамика изменений — не в пользу Украины. Признают это и украинские военные, и украинские гражданские.

Те, кто хотят, по их же собственным словам, «военной победы Украины», допустить проигрыш своей протеже не могут.

Даже если для этого придется погибнуть только что появившимся на свет младенцам, лежащим под аппаратами ИВЛ и в кювезах в отделении недоношенных малышей донецкого роддома.

Для России жизни новорожденных дончан значения имеют. Чужих и беззащитных детей для России не бывает.

Для тех, кто в Киеве делал красочные заявления и на публику, и кулуарно, бывают дети свои и дети чужие. С последними можно не церемониться. И их жизни в расчет не принимать.

И как только эта разница, этот на самом деле тектонический разлом мировоззрения становится понятным, мгновенно обретут ясность и причины, по которым о поездке в Киев европейской «четверки», в общем, можно уже забыть. Потому что нужно жить. И исполнять свои обязанности.