Flag Counter

А может, СВО только прелюдия?

Ucraina finit

Prae ― перед и Ludus ― игра ―
короткое музыкальное произведение,
не имеющее строгой формы.

Ассоциации СВО с музыкой начали напрашиваться благодаря постоянному упоминанию на просторах интернета пассажа о снижении Россией темпа СВО. А там, где темп, там и такт, ритм и т. д.

Второй психологической привязкой СВО к музыке послужили корявенькие объяснения в Сети русского ухода из Киевской, Черниговской и Сумской областей. При этом полное отсутствие каких-либо версий относительно несоздания военных администраций на освобожденных территориях в марте и отсутствие до сих пор даже попыток создания каких-либо добровольческих формирований на освобожденных территориях. И если по первому пункту самая муссируемая версия ― дескать, надеялись на кавалерийский рейд на Киев и быстрый переход на нашу сторону какой-то части украинской недоэлиты, то по второму пункту ― абсолютная тишина, а относительно добровольческих формирований встречал только одну статью, в которой описывался успех создания 5-го штурмового корпуса Сирии и проводилась аналогия, что неплохо бы и на освобожденных территориях бывшей Украины использовать этот удачный опыт России.

Все это выводит на такую музыкальную категорию, как какофония ― сочетание звуков, воспринимаемых как хаотическое и бессмысленное их нагромождение. Именно воспринимаемое. Дирижер и оркестранты-то одни из лучших, если не самые лучшие в мире. А вот публика, и наша, и заокеанская, не может понять музыку. Темп, ритм, такт для нее непривычны. Но то, что отвратительно для музыкального произведения, идеально для создания тумана войны.

Итак, блогосфера буквально пищит оттого, что не может угадать мелодию ни с трех, ни с пяти нот. И никто пока не может. В этом вся суть: знающий ― знает, а интуиция незнающего, непосвящённого цепляется за старые ассоциации и выдает ответы, в которые не поверил бы Станиславский.

И вот при наличии на подсознании такой закладки любая информация о СВО прогоняется в мозгу через матрицу ассоциаций, одной из ячеек которых является музыка. В результате анализ трех следующих явлений с использованием музыкальных категорий волей-неволей приводит к возможному выводу, что СВО не основное произведение, а лишь прелюдия.

Эти явления: отказ Швейцарии от поставки боеприпасов, обвинения на уровне ай-яй-яй со стороны русских ЛОМов к Западу по поводу поставок оружия, которое убивает русских, и реальная, а не выдуманная причина, почему Украина все еще на что-то надеется.

Итак, Швейцария. Недавно в СМИ появилось сообщение, что Швейцария заблокировала не только Германии поставку боеприпасов для Украины, но еще и Дании и Швеции.

Первое впечатление ― дескать, вот еще один адекватный член Запада, который сохранил трезвый рассудок и не повелся на маниакальные украинские скачки с бубном.

Тут, правда, надо признать, что то, что Запад поставляет на Украину, не так уж и сильно влияет на СВО. Настолько не сильно, что из-за этих поставок нет смысла взрывать мосты, Генеральный штаб, офис президента и т. д., отодвигать линию фронта от границ Брянской, Курской и Белгородской областей на 40 или 70 километров.

Но все же возникает вопрос, откуда такая предусмотрительность швейцарцев? Ну хорошо, они уже двести лет держат нейтралитет и неплохо на этом зарабатывают. Но ведь и шведы вроде поднялись на нейтралитете, и финны вовремя поменяли сторону во Второй мировой, а потом нажились на нейтралитете во время холодной. Почему их сковырнули с хорошей будущей возможной кормушки нейтралов, а швейцарцы устояли?

Скорее всего, нейтралитет шведов и финнов базировался на выгоде от перепродажи товаров, а здесь и сейчас в противостоянии России с Западом ее не будет. Также при разделе русского пирога надежды на Ингерманландию и Карелию никто не отменял.

Другое дело швейцарцы. Товар никогда не был чем-то из того, чем была богата их страна. Скудная земля и не очень хороший климат не давали возможности ей прокормить свое население, и молодые парни уходили в наемники по всей Европе. Да и образовалась она и потом стала нейтральной не потому, что так хотела изначально, а, скорее всего, потому, что соседям попросту не было смысла ее завоевывать. Потом на замену наемникам пришли такие товары, как часы, шоколад и сыр плюс сервис ― туризм, но все это мелочи по сравнению с той толковой банковской системой, которую удалось создать в Мории.

И она отвечала перед клиентом. Отвечала честно. По крайне мере до момента, пока держался двухполярный мир. Даже тайны нацистов они могли оберегать до американского абсолютизма. Это потом, после победы в холодной войне, американцы стали властелинами мира и начали давить всех, в том числе и гномов Альп ― хранителей и учетчиков злата, предрекая им будущее захолустного американского банка.

А вот длительное противостояние Востока и Запада Швейцарии выгодно. Причем выгодно на максимально нейтральных позициях. И на этом фоне возможности зарабатывать триллионы золотом поменять на несколько эшелонов боеприпасов?

Итак, получается, что Швейцария заботится о своем будущем бренде как нейтральной страны. При победе Запада это не имеет смысла, а при победе Востока он рано или поздно предъявит претензии поставщику боеприпасов, которые убивали его людей.

Почему этого не боится Европа, а боится Швейцария? Скорее всего, потому, что Европа уже по уши увязла в финансировании и обеспечении войны против России. И скорее всего, это только начало. Дальше будет еще большая кровь, за которую придется отвечать. И в сотнях томов вины Европы обвинению в поставке боеприпасов, думается, будут посвящены два-три абзаца.

А вот для Швейцарии это может стать единственным обвинением, которое некрасиво будет выглядеть на белоснежной блузке ее репутации. (Кровавые же деньги не страшны, Швейцария всегда их умела качественно отмывать и прятать.)

Таким образом, через призму Швейцарии получаем предположение, что для Запада поставки оружия и боеприпасов не предел, что они урожай или убытки будут считать по окончании гораздо больших событий, чем СВО.

Вторым явлением, которое подталкивает определить СВО в качестве прелюдии ― реакция российских СМИ на те же поставки Западом оружия Украине. Понятно, что, несмотря на избитый тезис, что убивает не оружие, а человек, очень трудно, практически невозможно закрывать глаза на то, что русских убивают из американских гаубиц, польских танков и турецких беспилотников. Мы прекрасно понимаем, что за присылаемое оружие эти страны должны будут ответить. И они прекрасно это понимают. Даже если нет писаного закона, по которому выводится такая причинно-следственная связь, есть ощущение крови. Они проливают нашу кровь. Но мы молчим. Лишь нежно намекаем, что будут удары по центрам принятия решений. (От этого, правда, немного дрожат украинские военные Генштаба, СБУ и ОПУ, а вот операторы украинцев как работали безнаказанно, так и дальше продолжают.)

Так вот, русские своей умеренной позицией, получается, тоже подтверждают со своей стороны, что за поставки Западом оружия, которое убивает русских, не будет ответственности.

НО не потому, что русские мягкотелые, а потому, что в скором времени нас ожидают такие деяния Запада, на фоне которых сотня гаубиц и танков покажутся детским лепетом. И вина/наказание Запада за поставки оружия будет полностью поглощена гораздо более тяжкими бесчеловечными деяниями.

Ведь такое уже было. Когда наказывали нацизм, сколько строк на Нюрнберге было уделено поставкам оружия из нацистской Германии во франкистскую Испанию? После десятков миллионов жертв во Второй мировой войне какое-то оружие франкистам ― такая мелочь…

Таким образом, по косвенным признакам (поставка оружия украинскому недорейху и минимальная реакция на эти поставки) можно прийти к выводу, что и Восток, и Запад, и будущие нейтралы исподволь выдают, что Украина всего лишь начало глобального кровавого противостояния между нами и ими. Что вина и наказание за поставки оружия будут поглощены большей виной и большим наказанием.

И третье явление ― реальная, а не выдуманная причина, почему Украина на что-то надеется.

Возьмём опять для примера бывшую прелюдию перед Второй мировой ― гражданскую войну в Испании 1936–1939 годов.

Как любая гражданская война, она была мутна и несуразна. Люди надеялись на победу там, где ее быть не могло, и в то же время сдавали отличные оборонительные позиции за просто так.

И вот когда после проигрыша в Арагонской операции (март-апрель 1938-го) стало очевидно, что Испания проиграла франкистам, оставалась единственная надежда, что либералы, демократы, нацисты и фашисты Запада не договорятся между собой по поводу расчленения Чехословакии и осенью 1938 года начнется Вторая мировая война, которая полностью перетряхнет проигрышный расклад карт за Пиренеями.

Так и сегодня. Если оставить за скобками весь тот бред, которые вываливают украинские блогеры гордон, арестович, зеленский и т. д. на деградировавшие умы украинских наци, единственная надежда сторонников западного колониализма на Украине ― Большая война в Европе, а лучше в мире.

Получается, наши враги-бандерлоги тоже рассматривают сегодняшние боевые действия на Украине как прелюдию.

Итак, если исходить из вышеизложенного и принять, что СВО лишь прелюдия, то можно допустить, что активное моделирование Россией темпа СВО (что бесит Запад, он не на то рассчитывал) связано с его подгонкой к исполнению основного музыкального произведения. А там, где моделируется темп, может моделироваться и такт, и ритм и т. д.

И говоря про такты, а что если допустить, что, пока идет СВО на Украине, следующего такта пока не будет? Так же было и в Испании. Ее гражданскую войну следовало сначала завершить. Выдохнуть, а лишь потом приступать к новой.

А что если, играясь с ритмами, Россия одновременно готовится к двум вариантам. Максимально затягивать, замедлять СВО, создать ситуацию, при которой Украина по затухающей уйдет в небытие, растворится, действие окончится и может сторонами считаться самостоятельным, не требующим продолжения. То есть оптимальным вариантом для нас будет перерастание СВО из отдельного произведения (прелюдии) в основное законченное произведение с завершающими овациями. Занавес. Но вряд ли кто-то разрешит нам его исполнить. Скорее всего, Запад готов и постоянно будет подливать масла в огонь. Сейчас это оружие, завтра будет война на Балтике плюс Скандинавия и Польша, а там и настоящая Европа с Америкой подтянутся.

Поэтому Россия и делает все возможное, чтоб прелюдия СВО максимально не сочеталась с западным основным произведением и в то же время максимально выглядела/была или как самостоятельное завершенное произведение (можно даже без притяжательного местоимения), или как наша прелюдия к нашему основному произведению, а не их. (Вилку выглядеть/быть к каждому варианту ― использовать по ситуации.)

На то, что Россия старается сыграть именно свои варианты, кроме снижения темпа, указывает еще и линия фронта, которая далеко от Запада. Россия обеспечивает разрыв между тактами не только во времени, но и в пространстве. Всё-таки ни с того ни с сего Западу очень трудно вписываться в композицию, которой он не понимает и которая к тому же звучит в восьмистах километрах. Россия демонстрирует, что ей выгодно уничтожать наци, предателей, тех, кто оделся в ярмо Запада, перешел на сторону злейших врагов России и русских на самых лояльных, самых русских землях бывшей Украины, по сути, на своей территории, снижая варианты вступления Запада в открытый конфликт. И при этом бережливое отношение к людям ― гражданам Украины, которые не взяли в руки оружие, чтоб убивать русских, так как нам всем вместе еще и против немцев, и против американцев сражаться. Отсюда же и бережливое отношение к инфраструктуре ― по завершении такта СВО она полностью должна достаться России и будет работать на Россию, когда Запад кинет себя всего в топку. И наверное, самое важное доказательство ― Россия бережет свои основные силы.

И значит, что то, что мы видим, с большой долей вероятности всего лишь прелюдия, пролог.


Top