Flag Counter

Приемы медиа-зомбирования, или Полный кафтан пенистого каравая

Мы живем в эпоху «разноплановой войны» — классической войны, с обменом ударами и пленными, с потерями среди военных и гражданских; гибридной войны, ведущейся в экономике, также связанной с убылью земель и населения; войны информационной, потери и победы в которой исчисляются статистикой заражений общественным настроением. Последняя разновидность особенно популярна, поскольку может вестись непрерывно и без всяких правил, вызывая эпидемии посредством социального заражения.

Социальное заражение — лавинообразное распространение мнений, эмоций, моделей поведения. Его можно пустить на самотек, а можно спровоцировать путем усиления социального давления. Это действенный фактор развития массовых и индуцированных психозов, распространения суеверий и предрассудков. Те или иные приемы, отточенные заголовки статей, информационные, как сейчас говорят, вбросы могут шлифоваться и использоваться десятилетиями.

Если сегодня послушать радио «Свобода», почти с ностальгией вспоминаются такие же кампании тридцати-сорокалетней давности по «открытию глаз» и «раскрытию преступлений». Хотя в наши дни зомбирование происходит словно в параллельной реальности, в рамках заранее запланированного, но так и не воплощенного сценария. Сценарий предполагал, что Украина сама вторгнется в Россию и быстро захватит Крым. План был рассчитан на пошатнувшуюся экономику, на паническую реакцию населения, на ощущение надвигающейся катастрофы и ожидание развала страны. Однако все пошло не так, и стратегию информационной войны поменять не успели.

Отсюда и странные заявления в «авторитетных СМИ», публикующих не коррелирующую с действительностью ахинею. То, что там пишут — своего рода обломки несбывшихся планов, осколки невоплощенных реалий. По ним, при некотором опыте, можно понять, каков был изначальный план. Например, статья с того же одиозного радио «Свобода» явно принадлежит к сценарию отъема у РФ Крыма при внезапном нападении Украины — и написана эта статья в целях примирения аудитории с мыслью о грядущем распаде страны.

Сергей Медведев, ведущий программы «Археология» на радио «Свобода» начинает издалека, накануне Дня России объясняя, что это отнюдь не праздник: он, дескать, «так и не оброс плотью, смыслом и народной любовью, сохранил привкус виртуальности. Все знают, что есть праздники настоящие, вековые, Новый год, например, или Пасха. Или 9 мая: День Победы — главный праздник путинской России, у которой Победа стала официальной идеологией, это день подлинного основания государства, что в тот момент стояло в зените своего геополитического величия и называлось иначе — Советский Союз».

Почему автор данного утверждения считает себя историком, не зная, когда был образован Советский Союз и что произошло это 30 декабря 1922 года? В том же рассуждении Медведев заявляет: праздники, объявленные в текущем столетии, должны считаться нелегитимными в сравнении с праздниками, уходящими корнями в допетровские, а то и дохристианские времена: Новый год, Рождество, Пасха. Неужто любой праздник должен отражать вечность, и в частности, смену времен года?

Хотя ведущего можно понять: не должно быть никаких упоминаний о победе над фашистской Германией в статье, призывающей россиян к смирению, в статье, вышедшей в обстановке противостояния русской армии украинскому неофашизму! Нужно сделать вид, будто 9 мая «всего лишь» день основания СССР. Выходит, что до 9 мая 1945 года СССР как бы не существовало, а фашизм, получается, никто и не побеждал. Это сильно напоминает программирование: СССР не имеет отношения к победе над фашизмом, он только был основан в день этой победы!

И эта ложь растворена в правдивых, на первый взгляд, фактах. Ну а господин историк-НЛПешник сразу, пока его не уличили, перескакивает на тему «недоделанности России»: «И здесь заключён парадокс: в тени умершего СССР Россия так и осталась сиротой, не обрела собственного праздника». Хотя именно его россияне от души праздновали вскоре после выхода статьи. Однако подобным журналистам не положено замечать очевидное, если оно невыгодно хозяевам.

Далее следуют и вовсе бредовые идеи: «Историческая проблема России в том, что она в принципе не способна представить себя вне имперского формата. Премьер-министру Сергею Витте приписывают крылатую фразу: “Я не знаю, что такое Россия, я знаю только Российскую Империю”. Ему вторит из нынешнего столетия ведущий британский историк-русист Джеффри Хоскинг, сравнивающий российскую и британскую империи: “У Британии была империя, а Россия была империей — и, видимо, по-прежнему ею является”». Почему тот факт, что Россия по-прежнему может являться империей (в чем и британский ученый явно не совсем уверен), должен стать проблемой, Медведев не объясняет, просто придает данному факту статус проблемы. Зачем объяснять? Слушатель/читатель должен принять эту установку, не анализируя, истинная ли она.

Таков прием психологической обработки, свойственный не только агитаторам-пропагандистам, но и психоаналитикам — из тех, кто лечит пациента, пока у того имеются деньги. Всё, что вы ощущаете, является признаком проблемы. Как ее решить, знает специалист, только он в силах вам помочь. Теперь главное запугать пациента, пока тот не начал рассуждать и докапываться, какие именно у него в действительности проблемы, да и специалист ли перед ним.

Радио «Свобода» поет как по нотам: «Россия не знает своих границ и мечется, бесформенная. Она потеряла империю, но так и не стала национальным государством: ни этнической нацией русских (русский национализм был задушен Кремлем на корню еще прежде либералов), ни гражданской нацией россиян». Истинность этого утверждения не выдерживает никакой критики, потому что ее нет, истинности-то.

Набор слов, из которых не понять, почему исторически многонациональная (как все древние государства), а не моноэтническая страна должна становиться тем, что господину Медведеву кажется «гражданской нацией россиян». Но, повторюсь, это всего лишь очередной прием психологической обработки, да еще и рассчитанный на другие условия применения, возможно, на условия оккупации Крыма украинской армией.

В обстоятельствах победоносного отъема Крымского полуострова эти утверждения подействовали бы на часть населения, склонную к панике. Вероятно, эта часть была бы довольно велика и вызвала бы эмоциональное, социальное заражение определенными настроениями. Но обстоятельства сложились иначе, а журналисты всё дудят в согласованную дуду.

Россиян убеждают, что они не стали единой нацией по факту… отсутствия у них косовороток и кокошников: «Украина, в отличие от бывшей метрополии, стала нацией со своими символами, с Тарасом Шевченко и Степаном Бандерой, с вышиванками, которые так высмеивают в России и так охотно носят от Львова до Харькова. А в России этого не произошло, этническая нация осталась этнографическим курьёзом типа кокошников на футбольных болельщиках или эпатажем вроде Германа Стерлигова в косоворотке». Оставим на совести радиоведущего высказывание о героях (особенно о тех, кто на поверку оказывается нацистским преступником). Поговорим об одежде.

Чрезвычайно глубокая мысль, господин зомбирующий. Вернее, не мысль, а попытка программирования с помощью ложного посыла. Чтобы придать ему сколько-нибудь правдоподобный вид, надо знать историю — хотя бы историю одежды. С чего ее знать человеку, именующему себя историком?

У русских косовороток порой и ворота не было. И получалось подобие современных толстовок — просторная рубаха с вырезом. Все косоворотки имели весьма определенное предназначение — нательных рубах, поверх которых надевалась другая одежа — кафтаны, поддёвки, армяки, азямы.

Медведев мог бы попенять нам, что мы не используем как верхнюю одежду армяк или азям, но я не уверена, что он знает о таких предметах. Кокошники же и вовсе не носили в повседневной жизни, женщины обходились лентами на лбу, платками, менее роскошными головными уборами вроде повойника, кички, верхуши. А кокошник был роскошным аксессуаром для особых случаев, порой его и надевали за всю жизнь один раз — на свадьбу. Цена некоторых изделий такого рода доходила до 300 рублей ассигнациями, поэтому кокошники бережно хранили в семье и передавали по наследству.

Итак, главный посыл — отсутствие национальной одежды в повседневном обиходе. Но в любой цивилизованной стране, перешедшей в индустриальное общество из традиционного, не ходят в национальной одежде постоянно. Она довольно архаична и чаще всего дорого стоит, да вдобавок неудобна для работы и странно смотрится среди свитеров и джинсов, в которых нынче ходят все.

А на праздник люди способны и не такое надеть, достаточно посмотреть репортажи с праздника со всех регионов нашей большой многонациональной родины. Всё правильно: праздник есть время нарядиться в национальную одежду, водить хороводы, петь песни и есть национальные праздничные блюда (наличие которых господин Медведев тоже отрицал). И в СССР так было, и в сейчас есть.

Но Медведев-то ведет речь не об этом, а о русификации других народов, чем и занимается милый его сердцу украинский истеблишмент, точнее, хунта. Надевать кокошники на ханты и манси, а косоворотки на татар и башкир есть метод насильственной смены национальности.

Например, насильственной украинизации, из-за которой Украина так и не стала единым государством: люди не украинской, а русской национальности твердо решили сохранить свою идентичность. Им этого не позволили и пытаются не позволить до сих пор. Причем не только на Украине, но и в Прибалтике. Русские пытаются остаться русскими, за это их пытаются уничтожить, а они не сдаются. Это и называется отсутствием национальной идентичности, господин враль, то есть ведущий лохматый чёрт с радио «Свобода»?


Весь этот антинаучный бред тонет в псевдоисторических длиннотах, в бездоказательных выводах, туманом окружающих маленькое «выгодное» предложение: сдаться и «“вообразить” себя отдельно от империи» (то есть потерять себя в угоду медведевским хозяевам): «России сейчас необходимо потерпеть чувствительное поражение в Украине, чтобы избавиться от имперских амбиций, великодержавной спеси, комплекса “старшего брата”».

Автор умалчивает, что и его собственные хозяева уже признали: Россия побеждает, поражение придется потерпеть Украине. «Пожертвовать частью своей территории», как выражается Запад. Но пока Сергей Медведев, выдав на-гора множество кодовых фраз по всем правилам психологической обработки, требует у России «убить империю внутри себя, чтобы построить собственную нацию на гражданских, человеческих, гуманных основаниях. И День России — хороший повод задуматься об этом неизведанном и неизбежном будущем».

Так делаются передачи на радио «Свобода» и подобных ему пунктах манипулирования сознанием. Медведевская статья — лишь один (и весьма банальный) пример того, как россиян пытаются подвергнуть психологической обработке, причем сделать это в ходе военных действий, но на территории РФ; а теперь несостоявшимся захватчикам пришлось не только отказаться от социального давления, но и наоборот, отступать самим, обороняться и уговаривать Россию сбавить натиск, «прекратить агрессию».

Порой нам говорят, что РФ проигрывает информационную войну. Однако победа в такой войне есть падение доверия к собственному государству, ощущение безнадежности сопротивления и готовность к сдаче.

К сожалению коллективного Запада, статьи вроде написанной Медведевым не вызывают подобного отклика. Зато они вызывают чувство, что у противника дело не заладилось с самого начала, коли приходится так торопливо врать, что и переориентироваться некогда.


Top