Flag Counter

Почему для России хорошо идти «не в ногу» с мировой экономикой

К середине июня 2022 года индекс доллара США (US Dollar Index) повысился до максимального значения с декабря 2002 года, то есть почти за 20 лет. Более того, среднесрочный восходящий тренд в этом индексе развивается уже практически на протяжении целого года.

Напомню, что этот рыночный индикатор отражает динамику обменного курса доллара США против корзины из шести ключевых мировых валют: евро, швейцарский франк, иена, канадский доллар, фунт стерлингов и шведская крона. Таким образом, глобальный капитал уже в течение года конвертируется в ключевую мировую резервную валюту, роль которой по-прежнему играет доллар.

Вполне логичная догадка о набирающем темпы возвращении «на родину» разбросанных по миру нефтедолларов верна лишь отчасти. В настоящее время доллар США вновь близок к паритету по отношению к единой европейской валюте. Между тем евро явно не относится к разряду сырьевых валют, для которых характерна относительная слабость. Очевидно, что мы наблюдаем более масштабную глобальную тенденцию к «бегству» в наличный и безналичный доллар США.

Однако складывающаяся ситуация не столь проста, как кажется на первый взгляд. Крупный капитал сейчас перетекает в доллары, но не в номинированные в долларах активы. Это довольно нетипичный и интересный сюжет. Попробуем разобраться, что же сейчас происходит в мировой экономике и в Соединенных Штатах, выступающих одним из ее ключевых компонентов.

Дестабилизирующие факторы

За последний десяток лет инвесторы, спекулянты и транснациональные корпорации перестали всерьез опасаться традиционных рисков. Их уже давно нельзя напугать такими привычными геополитическими «страшилками», как, например, ядерная программа КНДР, напряженность вокруг Тайваня или угроза крупного военного конфликта в нефтеносном Ближневосточном регионе. Дополнительный психологический иммунитет к рискам выработался у них на фоне угасающей значимости для мировой экономики и финансовых рынков фактора пандемии COVID-19.

Тем не менее неожиданное начало российской специальной операции на Украине застало врасплох многих представителей бизнеса и владельцев крупных капиталов. Эта история не ограничилась ростом международной политической напряженности. Резкое ужесточение западных санкций в отношении РФ очень быстро поломало устоявшиеся финансовые и логистические схемы в сырьевой сфере по всему миру.

Сейчас выясняется, что Россию и Украину невозможно в одночасье выбросить из глобализированной мировой экономики. Вполне логично, что теперь эта самая глобальная экономика начинает «трещать по швам». Евросоюз, несмотря на наличие политической воли, признал невозможность немедленного отказа от российского природного газа и нефти. Однако даже без того европейская экономика уже страдает от высоких мировых цен на энергоносители и промышленное сырье. Спад производства и потребления в Европе неизбежно наносит удар и по азиатской экономике. В результате страдают два из трех ключевых мировых индустриальных и финансовых центров.

На этом фоне США в очередной раз выступают относительной тихой гаванью в мировом масштабе. Эта страна не столь зависима от внешних поставок энергоносителей, продовольствия и иных видов сырья.

Расхожее представление о том, что кризис является временем возможностей, справедливо в основном для «голодных» предпринимателей и инвесторов, готовых к любым рискам. Но люди и компании, уже заработавшие крупные капиталы, больше склонны к их сохранению в кризисной ситуации.

Таким образом, логичным универсальным способом защиты капиталов в настоящее время становится бегство из любых национальных валют в доллар США.

Вне игр с долларом

Однако для инвесторов из России этот рецепт не работает. Не секрет, что в связи с ужесточением западных санкций долларовые счета и номинированные в долларах активы становятся для них попросту «токсичными». Многие резиденты РФ уже пострадали от заморозки иностранных ценных бумаг. Кроме того, в России явно наблюдается тенденция к девалютизации. Очередным шагом в этом направлении стало объявление рядом отечественных банков заградительных комиссий за ведение текущих счетов в ключевых иностранных валютах. Кроме того, обсуждается введение отрицательных процентных ставок по валютным депозитам юридических лиц.

Не лучшим образом обстоят дела и на «внешнем контуре». Например, иностранные брокеры начинают отказывать в возможности заключения новых сделок инвесторам с российским гражданством.

Долларовые риски

При этом надо понимать, что стратегия ухода от экономических и геополитических рисков в доллар США не лишена недостатков.

Ключевой проблемой при переводе активов в североамериканскую валюту выступает высокий уровень долларовой инфляции. В мае она ускорилась до 8,6% в годовом выражении. Это худшее значение с декабря 1981 года. Более того, признаков замедления инфляции в США сейчас не наблюдается.

Вместе с тем иные валюты также не защищены от высоких темпов падения их покупательной способности. Сейчас мы наблюдаем в них неизбежную расплату за вброс в экономику большинства государств дополнительной денежной массы на фоне пандемии коронавируса.

Казалось бы, устойчивый переток капиталов в США должен был конвертироваться в рост стоимости долларовых активов. Однако они сейчас демонстрируют парадоксальную среднесрочную слабость. В середине июня мы наблюдаем слом двухлетнего восходящего тренда в фондовых индексах США. Одновременно с этим демонстрируют слабость казначейские облигации. Долларовые фьючерсы на золото сейчас стоят примерно на 2,5% дешевле уровня годовой давности.

Распродажи не обошли стороной и рынок криптовалют. Курс биткойна просел к минимальному уровню за полтора года. После недавнего краха долларового стейблкойна TerraUSD (UST) инвесторы и спекулянты начали более адекватно оценивать указанный класс активов.

Таким образом, глобальная тенденция к бегству от рисков относится и к долларовым активам. По-видимому, это связано с тем, что их предполагаемая среднесрочная доходность в целом не покрывает текущих темпов долларовой инфляции. Дорожающие фьючерсы на сырьевые товары не являются полноценной заменой другим биржевым инструментам, поскольку их курс подвержен резким колебаниям. Поэтому инвесторы распродают все классы активов и «паркуют» безналичные доллары на брокерских и банковских счетах. Пока что эта нарастающая денежная масса не находит объекта приложения. Скорее всего, она будет направлена на накачку новых биржевых пузырей, но не прямо сейчас, а несколько позднее.

Ближайшие перспективы крупнейшей в мире экономики сейчас не безоблачны и в разрезе ВВП страны — пересмотренная предварительная оценка указывает на его падение в первом квартале 2022 года на 1,5%. Экономисты ведут методические споры о том, началась ли в США рецессия или же квартальное падение ВВП пока не является показательным. Тем не менее наличие тенденции к ухудшению экономической ситуации за океаном не вызывает сомнений и разногласий. В сочетании с ускорением долларовой инфляции это создает условия для развития еще более неприятного стагфляционного сценария.

В такой ситуации одинаково рискованными выглядят и инвестиции в инструменты финансового рынка, и вложения в реальный сектор экономики. Неудивительно, что инвесторы не торопятся приобретать любые активы, даже номинированные в долларах США. Эта пауза способна затянуться на срок от нескольких недель до нескольких месяцев.

Как обычно, в этом плане очень многое будет зависеть от монетарной политики ФРС. После устрашающих майских данных по долларовой инфляции от Федрезерва ожидается агрессивное повышение процентной ставки сразу на 0,75% по итогам июньского заседания Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC), которое запланировано на 15 июня. Некоторые эксперты даже прогнозируют ее увеличение на 1%, что способно стать очередным ударом по рынку акций и облигаций.

ФРС США в настоящее время находится меж двух огней. С середины прошлого года официальная позиция Федрезерва заключалась в том, что ускорение инфляции в США носит временный характер и не требует принятия срочных радикальных мер. Теперь же для сдерживания роста потребительских цен требуется слишком резкое увеличение стоимости заемных денег в стране, что неизбежно окажет угнетающее действие на экономику. Так или иначе, но некоторая определенность по этому поводу ожидается уже сегодня.

«Не в ногу» с мировой экономикой

С самой общей, макроэкономической точки зрения мы имеем дело с перспективой серьезного удорожания стоимости заемных денег в мировом масштабе. Скорее всего, реальный сектор экономики окажется не в силах занимать столь же много средств, как и раньше, по повышенным процентным ставкам. Такой сценарий подразумевает неизбежное вступление развитых экономик в состояние более или менее продолжительной рецессии. Их «дутый» ВВП просядет за счет «схлопывания» сферы услуг и сокращения объемов продаж товаров, не относящихся к предметам первой необходимости. Этот процесс будет сопровождаться назревшей чередой банкротств слабых предприятий и даже целых неэффективных отраслей с высокой долговой нагрузкой.

Складывающаяся ситуация не обещает ничего хорошего финансовым рынкам на временном горизонте в два-три квартала или до весны следующего года. С точки зрения инвестиций имеет смысл выжидать появления новых привлекательных возможностей. Но краткосрочные спекуляции всегда имеют право на жизнь.

В заключение добавлю, что Россия, как это нередко происходит, в очередной раз движется «не в ногу» с мировой экономикой. Очень похоже, что сильный краткосрочный всплеск рублевой инфляции уже завершен. Кроме того, стране в условиях внешних санкций явно не грозит классический кризис перепроизводства, характерный для современных экономически развитых стран. В этом плане уместно проводить некоторую параллель с успешным процессом индустриализации СССР, который совпал по времени с Великой депрессией 1930-х годов в США.