Flag Counter

Ливия в жестких тисках политического кризиса

После того, как председатель Президентского совета Ливии Мохаммед аль-Менфи встретился с Генеральным секретарем ООН Антониу Гутеррешем, он высоко оценил усилия ООН в рамках ее миссии в Ливии по «поддержке народа в достижении мирного решения для восстановления безопасности, стабильности и мира в стране».

Однако, скорее всего, эта оценка была просто данью вежливости и дипломатического этикета, поскольку дела в стране, в которых активно участвует высший международный форум, обстоят не блестяще, а скорее плачевно.

Шансы на то, что нынешняя так называемая ливийская дорожная карта приведет к парламентским и президентским выборам, которых с нетерпением ждут более 2,8 ливийских избирателей, с каждым днем становятся все меньше. Основные ливийские политические силы все еще не могут достичь консенсуса по центральным вопросам, связанным с избирательным процессом. В то же время региональные и международные державы, а также ООН по-прежнему расходятся во мнениях по решению ливийского кризиса, грубо вмешиваясь во внутренние дела бывшей Джамахирии.

Видимо, все заинтересованные стороны в решении ливийских проблем должны пересмотреть свою позицию и начать поиски альтернативного соглашения, способного добиться успеха там, где все предыдущие попытки решить ливийский кризис в течение последнего десятилетия потерпели неудачу.

В этих сложных условиях Специальный советник ООН по Ливии американка Стефани Уильямс, эгоистично используя свой высокий пост, только подливает масла в горящий ливийский кризис. Не учитывая все трудности на местах, структурные недостатки в спонсируемом ООН процессе и создаваемые Западом явные тупики между ливийскими сторонами, она бесцеремонно пытается навязать ливийцам свою, то есть Западную точку зрения. Она все еще надеется при помощи американских «друзей» в стране и, спекулируя оказанием финансовой помощи, протолкнуть дорожную карту полностью в интересах США. Именно она лично создала, а затем продавила этот документ во время встреч Форума ливийского политического диалога (LPDF) в Тунисе в ноябре 2020 года. Сейчас она продолжает активно выступать в пользу выборов и восстановления только тех политических институтов, которые лояльны Западу.

Следует напомнить, что Уильямс — опытный дипломатический провокатор, получившая соответствующую подготовку в Национальном военном колледже, который окончила в 2008 году, и только после этого была принята в Государственный департамент. И даже потом, перейдя в ООН и став международным чиновником, она беззастенчиво проталкивает только интересы Соединенных Штатов. Затем Уильямс была заместителем главы миссии США в Бахрейне в 2010-2013 годах, главным дипломатом США в Бахрейне, временным поверенным в делах.

Именно ей отводится роль инициатора подавления Бахрейнского восстания 2011 года («Жемчужная революция»), когда она буквально приказала саудовским войскам оккупировать эмират и подавить восстание шиитов, которые составляют 85% населения. Вполне понятно, что в Ливии, заняв весьма важный пост Специального советника ООН, она настаивает на решении политических, экономических и социальных проблем страны отнюдь не в интересах ливийского народа.

План Уильямс, который пользуется поддержкой и активно продавливается основными западными державами, в некотором роде зависит от способности существующих ливийских институтов, прежде всего Палаты представителей Тобрука (HoR) и Высшего государственного совета Триполи (HCS), достичь необходимых консенсусов. Тем не менее эти самые институты последовательно уклонялись от своих обязательств и возражали против вступления в силу невыгодной им старой разработанной Уильямс дорожной карты. Ныне Уильямс лишь ставит ливийцам палки в колеса и пытается грубо командовать этими двумя организациями.

В течение последнего времени параллельные переговоры объединили ливийских представителей в Египте и Швейцарии. В Каире состоялся второй раунд диалога по конституционному вопросу, в котором приняли участие представители HoR и HCS, несмотря на возражения Уильямс. Заявленная цель состояла в том, чтобы согласовать конституционные рамки для выборов.

В Монтре Центр гуманитарного диалога (HD Centre) — неправительственная организация, которая сотрудничает с Миссией ООН по содействию в Ливии (МООНПЛ) в организации и содействии переговорам — принял ряд ливийских политических руководителей, офицеров безопасности и военных для обсуждения политического процесса и путей сохранения режима прекращения огня, заключенного в Женеве 23 октября 2020 года.

Однако основная проблема заключается в том, что HoR по-прежнему полон решимости следовать новой дорожной карте, принятой в феврале 2022 года, которая призывает внести поправки в проект конституции и провести референдум по нему перед выборами. HCS в свою очередь выступает за завершение конституционной основы. Сложности возникли также и в связи с тем, что Конституционная редакционная ассамблея (CDA), которая является всенародно избранным органом, выступила против создания нового редакционного комитета, предусмотренного в дорожной карте от февраля 2022 года.

В конце концов, ливийский суд постановил, что ливийский народ «через урну для голосования имеет право самостоятельно определять, принимать или не принимать нынешний вариант проекта». Это означает, что любые поправки к существующему проекту конституции могут усложнить вопросы, а не решить их.

Переговоры, спонсируемые HD Centre, состоялись 12 мая, и в них приняли участие представители основных группировок боевиков в Восточной и Западной Ливии и ряд политических деятелей с целью обсуждения политического процесса. Ливийская пресса сообщила, что участники согласились работать над сохранением спокойствия в Ливии и предотвращением возвращения к войне. Согласовано, что еще один раунд этих переговоров пройдет в Марокко через некоторое время.

В то же время некоторые ливийские журналисты сообщили, что спикер HoR Агила Салех и спикер HCS Халед Аль-Мишри достигли неопубликованного соглашения о формировании нового кабинета. Соглашение, очевидно, предназначено для разрешения противостояния по поводу правительства, сформированного назначенным HoR новым премьер-министром Фатхи Башагой.

Полную неразбериху в политических делах и вновь созданных высших органов можно понять из поступка назначенного NoR премьер-министра Башага, который тайно прибыл в столицу ранним утром 17 мая в компании своих министров здравоохранения и иностранных дел. Его появление вызвало столкновения между ополченцами, которые поддерживают его, и теми, кто выступает за его соперника — премьер-министра правительства национального единства Абдель Хамида Дбейба, который категорически отказался уйти в отставку.

В силу этого Башага был вынужден уехать через несколько часов после прибытия. Внезапная вспышка насилия в столице, в результате которой один человек погиб и пять получили ранения, вызвала широкую тревогу в дипломатическом сообществе. Срочные призывы многих политиков призвали стороны проявлять сдержанность, предотвращать насилие и участвовать в политическом процессе.

Вполне естественно, что Дбейба и Башага моментально обвинили друг друга в насилии и подтвердили свои заявленные позиции в отношении друг друга. Следует напомнить, что премьер-министр Абдул Хамид Дбейба был назначен Организацией Объединенных Наций, заключившей сделку в конце 2020 года. Он должен был занимать свой пост до выборов 24 декабря 2021 года, которые так и не состоялись. Башага в свою очередь сказал, что его правительство будет действовать из города Сирта до тех пор, пока условия не будут такими, чтобы его правительство могло войти в столицу страны без кровопролития.

То, что Башага вообще прибыл в Триполи, было неожиданностью, поскольку до этого он объявил, что намерен основать свое правительство в Сирте из-за отказа Дбейбы передать власть кому-либо, кроме избранного должностного лица. Независимо от того, уступил ли Башага давлению своих сторонников, которые хотели, чтобы его правительство утвердилось в Триполи, этот вариант явно недосягаем в настоящее время с учетом действующих сил в столице.

Эта неудачная попытка доказать сторонникам и союзникам дома и за рубежом свое влияние на расстановку сил в столице сократила, по мнению экспертов, перспективы Башаги остаться на своем посту.

Решимость ООН и западных держав не выпустить богатую нефтью Ливию из своего влияния, нежелание его местных союзников переехать в Сирт, трудности управления из Бенгази и необходимость обуздать напряженность могут объединиться, чтобы заставить Башагу покинуть политическую сцену. И тогда на сцене останется единственный премьер-министр Дбейба, назначенный ООН и активно поддерживаемый Уильямс.