Flag Counter

Кризис системы

Ну что ж, кажется, в Цитадели Демократии наконец-то начинается самое интересное: одного «зловещего Путина» для объяснения всех американских проблем, которых всё больше и больше, становится явно недостаточно.

Сейчас попробуем пояснить.

Выступая в минувшую субботу перед специально отобранными журналистами (других там быть просто не может, тут не какие-то жалкие текущие президентские дела, тут уже предстоящие выборы в конгресс на горизонте) в морском порту Лос-Анджелеса, штат Калифорния, текущий во всех смыслах этого слова американский президент Джозеф Робинетт Байден — младший наконец-то исполнил давно предсказанное. И присовокупил к врагу внешнему врага внутреннего. Обвинив в происходящем в Штатах энергетическом, экономическом, да и вообще чёрт знает каком ещё, но, главное, наиболее чувствительном для рядового американского избирателя «топливном» кризисе уже не только по-прежнему зловещих, но уже как-то несколько далёких русских, но и собственные нефтяные компании. Призвав их немедленно начать наращивать объёмы добычи и пригрозив введением налога на обратный выкуп акций, что для довольно консервативной американской нефтянки особенно неприятно и чувствительно. При этом, что любопытно, больше всех от Байдена досталось отчего-то именно ExxonMobil, цитируем американского президента: «Exxon заработал больше денег, чем Господь, в этом году» (с). И вот тут автору интересно даже не сколько заработал Exxon в абсолютных цифрах, сколько каким образом Вашингтон и в небесную канцелярию своих налоговых инспекторов, похоже, всё же заслал.

Что тут можно сказать: это абсолютно не наше дело, конечно, а исключительно личная головная боль США и лично Джозефа Робинетта Байдена — младшего, но обвинения довольно бредовые. И если быть уж совсем честными, то необходимо признать, что, вообще-то, мало кто сделал столько, чтобы хоть как-то нормализовать ситуацию на американских рынках, как американские нефтяники, лишённые, кстати, той государственной поддержки, которой пользовались при предыдущей администрации Дональда Трампа. И не только, кстати, добывающие структуры, но и трейдеры. Умудряющиеся доставлять «через смеси» на американские рынки даже «санкционную» русскую нефть. Иначе стоимости галлона бензина, так важной нынешнему президенту Америки чисто политически, а остальной Америке тупо на уровне выживания, была бы вообще хана.

Собственно говоря — в этом вся и разгадка.

Американские нефтяники традиционно сотрудничают с республиканцами, демократов там особо не любят. И когда Байден обвиняет американские нефтяные компании в погоне за сверхприбылью за счёт граждан Соединённых Штатов Америки, которые вынуждены платить рекордную цену за бензин, он вовсе не пытается при помощи «решительной критики» вытащить американскую экономику из кризиса. Он просто пытается переложить ответственность за последствия своей дурной политики не только на русских, но и на республиканцев: ну а почему бы, собственно говоря, и нет.

И в этом, пожалуй, не было бы ничего необычного: американские внутриполитические разборки иной раз принимают ещё более причудливые формы. Если бы не одно маленькое но: в тот же самый день, когда демократ Байден сверкал красноречием в морском порту Лос-Анджелеса, штат Калифорния, стоимость галлона бензина марки Regular (соответствует нашему АИ-92, «базовая» марка в Америке) обновила печальный рекорд и поднялась, по данным Американской автомобильной ассоциации, которая отслеживает цены на более чем 60 тыс. АЗС в стране, в среднем по США до $5,004.

При этом, напомним, что в первую неделю после инаугурации Джо Байдена в качестве президента США в конце января 2021 года точно такой же галлон Regular можно было купить в среднем почти в два раза дешевле, за $2,39.


Результаты деятельности, в общем-то, довольно наглядны и вполне впечатляют, согласитесь. И особенно, кстати, как раз в Калифорнии, где и выступал Байден и где традиционно самый дорогой американский бензин. Там автомобилисты сейчас в среднем платят $6,42 за один галлон.

Чтобы было понятно.

Бензин — это кровь реальной, а не прячущейся за рядами цифр на мониторах Америки.

И дело тут даже не в том, что любая уважающая себя американская семья должна хотя бы раз в год засунуть в свой здоровенный вагон пару детей и собак и махнуть через весь континент «отдохнуть» куда-нибудь на противоположное побережье.

И не в том, что над словами «размер не имеет значения» ухмыляются все американские автомобилисты.

Так исторически сложилось, что именно на автотранспорте — а расстояния там огромные и где-то вполне сравнимые с нашими российскими просторами — выстроена фактически вся американская логистика.

В том числе, извините, и продовольственная.

И цены на бензин будут закладываться — это просто в качестве примера — в цены на еду на каждом этапе её производства, складирования и передачи в розницу. Поэтому стоимость галлона для американцев, которые в этом абсолютно вменяемы, такой фетиш. И именно поэтому такой резкий рост его цены для рядового американца — самая настоящая катастрофа. Просто напомним: США — государство сложное, там любое нарушение баланса может иметь самые непредсказуемые последствия. А из кризиса, аналогичного Великой депрессии, Штаты и вовсе не умеют выходить не посредством разжигания очередной мировой войны.

И вот когда в такой, мягко говоря, «сложной» ситуации люди, вместо того чтобы пытаться хоть как-то — хоть криво, хоть косо, хоть своекорыстно (как делал это, к примеру, предшественник Байдена Трамп, довольно вспомнить его «челнок» во время прошлого нефтяного кризиса между Путиным и арабскими принцами), — но решить проблему, начинают заниматься перекладыванием ответственности и стравливанием различных групп населения, это, увы, означает только одно.

Системный экономический кризис выходит на свой следующий этап и перерастает в кризис системы.

Экономической, политической, социальной.

Любой.

И в первую очередь управленческой: она тупо перестаёт отвечать даже на самые насущные вызовы.

И никакой сложной предвыборной ситуацией это уже, пожалуй, не объяснить.


Top