Flag Counter

Не боялся «ПСов» и в одиночку спасал жителей Луганской области

История необычного священника. Не боялся никого, кроме Бога. И всегда первым бросался на помощь — таким запомнили иеромонаха Парфения (Федорченко) из Луганской области. Он не покидал прихожан даже во время обстрелов, за что в итоге поплатился жизнью.

Молитва под обстрелами

Двери храма Святителя Феодосия Черниговского в селе Михайловка теперь закрыты. На окнах полиэтилен — стекла выбило взрывной волной, возле стены зияет большая воронка. Слева от входа — свежая могила. Тут месяц назад похоронили 64-летнего настоятеля отца Парфения. В миру Алексея Федорченко.

«Это было на Радоницу, 3 мая, — рассказывает прихожанин Василий. — Когда начался обстрел, шла служба. Мы с супругой гостили у сестры. Отец Парфений позвонил, чтобы узнать, все ли у нас в порядке. Вдруг с улицы донесся женский крик. Он спросил, что случилось. Я не мог ответить, надо, говорю, подождать, пока стихнет».

Однако отец Парфений, несмотря на разрывающиеся кругом снаряды, покинул церковь, сел в автомобиль и поехал на этот крик. Метров через пятьсот увидел у частного дома санитарную машину военных. За калиткой на огороде в истерике билась женщина. Рядом лежал окровавленный супруг.

Помочь врачи уже ничем не могли. Прямо под обстрелом священник произнес над погибшим молитву, вернулся в машину.

«В этот момент в воздухе взорвался кассетный боеприпас, — продолжает Василий. — Осколки прошили крышу и попали в батюшку. Когда я прибежал, он так и сидел за рулем. Уже мертвый. Также погиб один солдат, нескольких гражданских ранило».


Могила священника

Возрождение прихода

Настоятелем храма в Михайловке иеромонах стал в конце нулевых. «Я тогда, как и многие в селе, от религии был очень далек, — вспоминает Василий. — Ездил на вахту в Москву, Екатеринбург. Дома работы практически не было, поэтому многие сельчане спились и умерли. Возможно, и меня ждала та же участь. Но как-то раз попросили проложить дорогу возле церкви. Там я и познакомился с новым священником».

«Дом божий» построили еще в 1896-м, спустя век все обветшало. Федорченко первым делом занялся реставрацией. Увлек местных работой и вытащил из беспробудного пьянства.


Воронка от снаряда возле храма

«Он был отличным психологом, всегда мог выслушать, успокоить, — объясняет собеседник РИА Новости — Люди к нему тянулись. Однажды, в перерыве между вахтами, я поймал себя на мысли, что давно не был в храме, мне этого сильно не хватает. С тех пор регулярно ходил на службы. Потом вместе с братом стал там чтецом».

Два года назад отца Парфения назначили еще и наместником Свято-Ильинского мужского монастыря в соседней Варваровке.

«Он был очень добрым и отзывчивым, — говорит прихожанка Ольга. — Никому и никогда не отказывал. Но видимо, Господь действительно забирает лучших».

Красно-черный флаг

Восемь лет назад подконтрольные Киеву населенные пункты Донбасса наводнили вооруженные люди с шевронами «Правого сектора»*.

«В Михайловке, например, повесили сразу два флага: желто-синий украинский и красно-черный «правосеков», — вспоминает Василий. — На священника боевики посматривали косо, задерживали его на блокпостах. Но отец Парфений никогда не снимал рясу. И на провокационный вопрос «к какому патриархату принадлежишь» спокойно и твердо отвечал: к московскому. Радикалам это, конечно, не нравилось».


Василий с супругой после венчания

С началом специальной военной операции он никуда не уехал. Так и служил в храмах, мотаясь по простреливаемым со всех сторон дорогам. Как только в село вступили республиканские войска, организовал пункт сбора и выдачи гуманитарной помощи, которую привозили солдаты.

Многие нуждались не только в продуктах, вещах, но и в крыше над головой. Батюшка предлагал ночевать в церкви. Покупал людям лекарства.

Последнее интервью

Незадолго до гибели в интервью местным журналистам он резко осудил украинских военных. Сказал, что их основная задача на самом деле «уничтожать, а не защищать города Луганщины».


Свято-Ильинский мужской монастырь

ВСУ, отступившие в Северодонецк, обстреливали Михайловку и Варваровку. Несколько раз попали в Свято-Ильинскую обитель во время службы. Чудом никто не погиб.

Досталось и храму Феодосия Черниговского: во дворе разорвался снаряд. Но настоятель не сократил количество и продолжительность богослужений.

«В тот роковой день он иначе просто не мог. Боялся, что кричавшая женщина ранена, — говорит Василий. — Мы похоронили батюшку возле храма. Жаль, что на отпевании было не так много людей. Из-за обстрелов все отсиживались в подвалах».


Отец Парфений во время службы

Без настоятеля закрылся и храм. Лишь иногда сюда приезжает священник из соседнего села, чтобы совершить литургию. Но местные надеются, что церковь возродится, — лишь бы прекратились обстрелы. Дело, начатое иеромонахом Парфением, продолжат.

* Запрещенная в России террористическая организация.


Top