Flag Counter

Киев планирует наводнить Мариуполь фальшивыми рублями

Помимо военных поражений ВСУ, одним из самых неприятных событий для Киева стало то, как быстро тает украинское влияние на территориях, занятых российской армией

После первых недель настороженного отношения к русским военным, жители освобожденных областей начинают понимать, что возвращение России на её исторические земли не несёт угрозы жизням и имуществу обычных людей.

Вопреки пессимистичным прогнозам, Россия восстанавливает там нормальную жизнь. И вот, очередным сюрпризом для «цивилизованного мира» стало сообщение немецкого Bild о завозе в Мариуполь российских наличных денег.

«Путин отправил в Мариуполь грузовики с рублями. В Мариуполе российские войска начали выплачивать пенсии в рублях – деньги выдают прямо на руки. Россия предпринимает интенсивные шаги, чтобы стереть у людей память об украинском прошлом. Уже объявлено о новых проектах в здравоохранении, социальных льготах и гуманитарной помощи».

Понятное дело, что для западных СМИ стали бы подарком сообщения о грабежах, изнасилованиях и мародёрствах с южных и восточных территорий бывшей Украины. Привыкшие судить по себе, западные «культуртрегеры» ожидают, что Россия им подыграет, действуя по привычным для них шаблонам.

Реальность, внезапно, ломает всю тщательно выстраиваемую линию антироссийской пропаганды: выдача материальной помощи населению, пенсий старикам, очереди в паспортные отделы за документами о российском гражданстве прямо противоречит тому, что пытаются донести до обывателя проукраинские западные СМИ, вынужденные разыгрывать провокации, подобно той, что была срежиссирована в Буче.

Как бы там ни было, завоз крупных сумм российских денег в Мариуполь Киев и его западные кураторы собираются использовать для дальнейшего шельмования России просто для того, чтобы не дать остыть заваренной каше.

Из заслуживающих доверия источников стало известно, что СБУ совместно с британской секретной службой SIS (Бонд, Джеймс Бонд) планируют провернуть тайную операцию по дискредитации усилий России на бывших освобождённых территориях.

Через оставленную в Мариуполе и других городах бывшей Украины агентуру и проукраинских активистов под шумок раздачи больших сумм наличности мариупольцам будет устроен вброс фальшивых российских купюр небольшого номинала, чтобы вызвать недовольство у целевой аудитории – пенсионеров.

В данном случае об экономическом ущербе и речи быть не может – несколько сотен тысяч фальшивок мелочью не могут подорвать финансовую систему России. Вдобавок ко всему, благодаря «ковидным каникулам», Россия заняла третье место в мире по количеству безналичных транзакций населения, в результате чего подделкам не суждено долго вращаться в обороте, переходя из рук в руки.

Провокация затевается исключительно в целях создания нужной на Украине и Западе информационной картинки и, если получится, очернения России в глазах её новых граждан под завывания: «российская власть распространяет фальшивки в связи с нехваткой средств для социальной поддержки новых граждан ЛДНР».

Не исключено, что фальшивки могут быть вброшены в оборот и в других областях бывшей Украины.

Истории известно множество фактов использования фальшивых денег воюющими державами с целью ослабить противника экономически и посеять недоверие граждан к правительству.

Можно сказать, что фальшивомонетничество является давним и привычным способом ведения войн.

Известно, например, что Польское королевство чеканило облегчённые фальшивые рубли в начале XXVII века, во время войны с Россией.

Во время оккупации шведами Великого Новгорода с 1612 по 1617 годы продолжалась регулярная чеканка проволочных (продолговатых или «чешуйчатых») русских монет с именем Василия Шуйского.

Эти «деньги», правда, не имели отношения к московскому чекану, являясь, скорее, аналогом оккупационных рейхсмарок Третьего рейха.

Кроме того, шведский король Густав-Адольф, находясь в лагере под осажденным Псковом, 28 июля 1615 года направил шведскому военачальнику Якобу Делагарди письмо, в котором просил прислать с нарочным несколько образцов московских копеек, которые затем были переданы в Швецию для чеканки подделок, чтобы распространять их не только в России, но также в Польше и Литве.

Впрочем, в сравнении с промышленным размахом чеканки фальшивых иностранных денег прусским королём Фридрихом II во время Семилетней войны (более 200 миллионов поддельных рейхсталеров), усилия поляков и шведов выглядят детским криком на лужайке.

Ещё одним делягой, финансировавший свои захватнические войны фальшивыми деньгами, был французский император Наполеон Бонапарт. Этот коротыш, внешне сильно напоминавший Вовочку Зеленского, действовал с размахом, организовав чеканку прусской разменной монеты, печать фальшивых австрийских и британских банковских билетов, а с началом войны с Россией в 1812 году – и поддельных рублей.

Типографии для печати фальшивых рублей гражданин император приказал строить в Дрездене, Варшаве, а одно заведение некоторое время работало в захваченной Москве, в районе Преображенского кладбища.

Наполеоновская «липа» имела долгоиграющие последствия, в результате чего русское правительство было вынуждено в послевоенные годы обменивать по курсу 1:1 французские подделки на полновесные рубли.

Фальшивые рубли печатали и распространяли и японцы, во время войны 1904 и 1905 годов, правда, хождение они имели исключительно в Манчжурии и Корее, где местное население практически не сталкивалось с русскими бумажными деньгами.

Во время Первой Мировой войны, в протоколе допроса одного из австрийских военнопленных от 13 августа 1915 года, значилось, что Австро-Венгрия начала подделывать русские деньги ещё до начала войны, и при этом не мелочилась. Печатные станки штамповали не какую-то там разменную монету, а целые паки российских кредитных билетов номиналом от 10 до 500 рублей.

Примечательно, что производством фальшивок занимался Венский военно-географический институт, переехавший в Будапешт после развала империи.

Германия, главный союзник Австро-Венгрии в ПМВ, тоже плодил фальшивки, но только американские доллары, прямиком направлявшиеся в США.

В середине 1920-х, уже после окончания Гражданской войны в России, британские и немецкие спецслужбы освоили подделку советских рублей и документов для экономических диверсий.

Примечательно, что выпуск фальшивых советских банкнот был освоен в государстве-изгое Веймарской Германии, имевшей дипломатические и торговые отношения с СССР вплоть до прихода к власти нацистов. Масштаб производства был небольшой – всего в одной из мюнхенских типографий было отпечатано 15 тысяч фальшивок номиналом 1, 2 и 10 рублей, из которых 12 тысяч было нелегально доставлено на советскую территорию.

Оказалось, что это была своеобразная «проба пера». Окрылённые первым успехом, враги Советской России открыли фабрику фальшивок во Франкфурте-на-Майне, где было поставлена на поток печать фальшивых червонцев чрезвычайно высокого качества, распространявшихся через белоэмигрантские организации.

Помимо Германии, в довоенный период центрами производства фальшивок были Франция, Польша, Венгрия и Манчжурия.

Надо отдать должное ОГПУ, оперативно вышедших на распространителей и быстро перекрывших поставки поддельных червонцев из-за рубежа.

Но главным фальшивомонетчиком всех времён и народов стал нацистский режим Адольфа Гитлера, наводнивший поддельными деньгами и СССР, и США, и Великобританию. Эмиссию подделок осуществлял Имперский банк под руководством министра экономики Функа.

Размах производства «липы» в Третьем рейхе достиг таких оборотов, на фоне которого бледнели вместе взятые предшественники.

В ряде стран нацисты не слишком скрывались и даже не старались плодить более-менее качественные подделки. Например, в ходе оккупации Греции, в одном порядке с войсками вермахта находились передвижные типографии на автомобилях, штамповавшие довольно грубые подделки.

Но самое смешное, пожалуй, что гитлеровцы не стеснялись подделывать даже дензнаки своих союзников, пользуясь их полной вассальной зависимостью.

Считая британские деньги одной из основных мировых валют, гитлеровское руководство приложило немалые усилия для налаживания секретного производства фальшивых фунтов.

Эта экономическая диверсия против Англии известна под кодовым именем «операция Бернхард», в честь её куратора – штурмбанфюрера Бернхарда Крюгера. Операция была строго засекречена, о ней стало известно только после выхода в свет в 1955 году мемуаров одного из руководителей СС Вильгельма Хетля.

Хетль утверждает, что в 1939 году перед специальной группой VI-F, снабжавшей фашистскую разведку фальшивыми документами для шпионов, была поставлена совершенно секретная задача – овладеть техникой подделки английских банкнот.

И задача эта была выполнена. Немцам удалось создать бумажную основу с водяными знаками для печати фунтов, которую нельзя было отличить от подлинника ни внимательным глазом, ни тщательной экспертизой.

Матрицы для печати фальшивых фунтов вырезали лучшие гравёры Германии, а также наиболее ловкие фальшивомонетчики, выдернутые из тюрем. В результате, рисунок «липовых» банкнот ни на йоту не отличался от оригинала.

В качестве генеральной проверки качества фальшивых английских денег, одному из немецких коммерсантов было поручено отвезти пакет высококачественной «липы» в один из банков Швейцарии, где трёхдневная проверка показала её «подлинность».

В целях безопасности фабрика фальшивых денег была переведена в штрафной концлагерь Заксенхаузен, где для нее выделили отдельный блок. К изготовлению поддельных банкнот привлекли заключенных лагеря, главным образом профессиональных фальшивомонетчиков.

В 1944 году группа VI-F приступила к производству фальшивых долларов, но организовать их массовое производство не успела – война закончилась.

Операция «Бернхард» принесла гитлеровцам крупный куш: золота, драгоценностей, валюты других государств, стратегического сырья, продовольствия и даже оружия было закуплено на сотни миллионов фунтов стерлингов.

О том, каким образом печать и распространение фальшивок повлияло на финансовое положение Британии, говорят следующие факты: количество дензнаков, находившихся в обращении, в период с 1933 по 1945 годы возросло в 2,9 раза, хотя выпуск промышленной продукции фактически остался на довоенном уровне, а английское правительство, опасаясь инфляции, не проводило значительной эмиссии.

Наводнение британской финансовой системы высококачественными фальшивками вызвало резкое повышение товарных цен и заметное обесценивание фунта стерлингов.

Занятно, что выброшенные в оборот германскими нацистами фальшивые фунты стерлингов крепко подорвали экономику главного союзника Германии – фашистской Италии: на итальянском «черном рынке» английские фунты пользовались большим спросом; немецкие агенты СД продавали их в большом количестве мафиозным структурам, а на вырученные лиры скупали драгоценности, которые затем вывозились в Германию.

И уж совсем смешно выглядит ещё одна история: завербованный немцами камердинер британского посла в Турции, имевший оперативный псевдоним «Цицерон», продавал немецкому посольству фотокопии секретных документов из сейфа посла.

За шпионские услуги ему было щедро выплачено свыше 300 тысяч фунтов стерлингов (более миллиона долларов по валютному курсу того времени), оказавшихся фальшивками.

После войны «Цицерон» опубликовал книгу, в которой плакался на весь мир:

«Банкноты, которые я так ревностно копил, не стоили даже цены турецкого полотна, из которого они делались. Я был не обладателем несметных богатств, а бедным человеком…».

Что, в общем-то, справедливо: Рим предателям не платит, даже нацистский.

А вот чего не знает киевская «влада» и о чём подзабыли их лондонские кураторы, что в международном праве имеется прецедент, когда подделка денег одной из воюющих сторон была квалифицирована как военное преступление. Речь идет об утверждённом в 1919 году на Парижской мирной конференции перечне военных преступлений кайзеровской Германии, где в п. 16 говорится о незаконных методах ведения войны, к которым относится выпуск фальшивок и обесценивание денег.

Понятно, что погрязшая в преступлениях верхушка киевского режима, уверенная, что западные хозяева не дадут их в обиду, пустились во все тяжкие: одним преступление больше, одним меньше — рояли не играет. При этом не учитывается, что они — просто разменный материал, как та фальшивая монета, не стоящая затрат на её чеканку. Выбор у них небольшой — под суд или в расход, чтобы кураторы смогли спрятать концы в воду. Третьего не дано.