Flag Counter

Психиатрическая база укро-террористов | Настоящий информационный террор

Психиатрическая база укро-террористов. Владимир Скачко

За последние пару недель в информполя Украины и России попали такие сообщения, что вольно или невольно поверишь даже британским журналистам, которые начали уверенно догонять и перегонять британских же учёных, по величию и полезности сделанных ими открытий не имевших равных.

В Харьковской, Запорожской и Херсонской областях, которые так или иначе находятся под контролем российских войск, были массово расклеены и разбросаны листовки против так называемого русского мира. В Крыму был задержан крымскотатарский активист, который собирался поджигать административные здания, чтобы выразить свой протест против «российской оккупации». Взрыв в доме, где проживал и был ранен новый пророссийский мэр Энергодара в Запорожской области Андрей Шевчик. Взрыв в Мелитополе всё той же Запорожской области. И теперь вот попытка взорвать ресторан «Ностальжи» в Херсоне, где на месте инцидента специалисты обнаружили фрагменты специально и заранее установленного взрывного устройства.

А британская газета «Гардиан» недавно рассказала о диверсантах или «партизанах», которых на Украине вербуют из бойцов теробороны. И то ли оставляют их на занятых войсками спецвоенной операции (СВО) территориях, то ли специально засылают их туда. Чтобы, значит, «оккупантам жизнь мёдом не казалась».

По мнению британцев, заниматься всем этим — диверсионно-террористической деятельностью на перешедших под контроль России территориях — поручено Главному разведывательному управлению (ГУР) Минобороны Украины. При этом британцы со ссылками на свои источники и местных экспертов рассказывают, что спецслужбы Украины заранее готовились к войне. И задолго до СВО уже обучали людей из «разных регионов подпольной и иной работе в случае вторжения России». А конкретно — завербованных партизан-добровольцев обучали «основам работы в подполье, умению создавать сети осведомителей, проводить информационные кампании против оккупантов, заниматься сбором информации, убивать высокопоставленных политических коллаборационистов и оккупационных командиров».

При этом сам украинский спецназ, который занимался подготовкой местных «партизан», в свою очередь прошёл спецподготовку для осуществления диверсий и подрывных операцией куда более высокого уровня у своих американских и британских учителей. И для начала ГУР официально подтвердило, что с 1 июня сего года запускается проект «Луганский партизан» для «активизации сопротивления попыткам России закрепить контроль над Луганской областью». И уже началась словесная пурга про конкретные достижения «патриотических партизан», что только подтверждается периодическими обстрелами ВСУ как территории ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей, так и, собственно, российских приграничных областей.

Но главным всё равно кажется не эта диверсионно-террористическая конкретика, а то, как украинские власти собираются защищать и поддерживать как боевой дух, так и общую численность «боевых партизан». Буквально на днях министр здравоохранения Украины Виктор Ляшко внезапно заявил, что количество людей с психическими расстройствами на Украине из-за боевых действий на текущий момент прогнозируется на уровне 15 миллионов человек, из которых 3—4 миллиона уже требуют и ещё потребуют медикаментозного лечения. «С каждым днём количество людей, которые будут испытывать последствия для своего психического здоровья, будет расти», — пообещал он.

При этом он сообщил, что на Украине правительством, его министерством и рядом международных общественных организаций разрабатывается и планируется к внедрению в жизнь некая «национальная программа защиты психического здоровья нации». Она выявит, поставит на учёт и окажет необходимую медицинскую помощь всем, у кого от войны и её последствий, мягко говоря, поехала крыша. И, с одной стороны, это конечно, здорово, что хоть кто-то планирует заниматься этими людьми и оказывать им помощь. Бог, как говорится, в помощь.

Но, с другой стороны, все эти фигуранты «нацпрограммы для психов» получат свои диагнозы психических расстройств и станут теми, кого сейчас нередко называют «людьми со справкой». То есть психами, которые либо полностью, либо частично освобождаются от ответственности за любые деяния. И нуждаются не в цугундере, а в комфортабельной койке в специализированной лечебнице. Не в тюрьме, грубо говоря, а в дурдоме.

И будут их миллионы. В депрессивной, нищей и полуразрушенной стране, где безнадёга и стресс, неопределённость и неудовлетворённость. И это отличный, так сказать, ресурсный резервуар для массированной вербовки всех этих диверсантов и партизан. Главное — создать списочную и медицинскую базу всех этих людей и потом вербовать и использовать для партизанщины и диверсий. И погибнут диверсанты — неплохо, концы в воду, а будут захвачены спецслужбами, то у этих людей имеются справки о том, что они — психи, пострадавшие от войны, и ответственности за содеянное не подлежат.

А министр Ляшко уже сейчас наметил группы диагнозов, по которым их нужно будет лечить, а не судить. По его словам, психические расстройства увеличивают и ещё увеличат распространение сердечно-сосудистых заболеваний, диабета, артритов, астмы и рака.

А первый вольный или невольный пробный шар на эту тему на Украине случился ещё в 2017 году, когда главный военный психиатр Украины полковник Олег Друзь поплатился карьерой за страшную правду. Выступая в парламентском комитете по вопросам охраны здоровья, он сказал о том, что 98% участников антитеррористической операции (АТО) в Донбассе нуждаются в психиатрической помощи из-за посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), а 93% из них — несут угрозу обществу. Он тогда прямо заявил: «Как свидетельствует международный опыт, участники боевых действий по возвращению в мирную жизнь могут стать угрозой как для собственных семей, так и для всего общества. По статистике, 98% из них нуждаются в квалифицированной поддержке и помощи вследствие действия боевых стресс-факторов. Расстройства бойцов характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, наркоманией, асоциальным поведением, повышением уровня суицидов, сокращением продолжительности жизни».

Тогдашний министр обороны Украины Степан Полторак немедленно уволил полковника и отчитался в соцсетях: «Принял решение об отстранении от должности начальника клиники психиатрии Национального военно-медицинского клинического центра „Главный военный клинический госпиталь‟ полковника Олега Друзя в связи с неудовлетворительным выполнением служебных обязанностей и назначил служебное расследование».

Но перед этим на Украине был создан, например, реестр самоубийств военнослужащих, которые принимали участие в АТО. По словам тогдашнего председателя комитета Верховной рады по вопросам здравоохранения Ольги Богомолец, чаще всего совершают суицид «лица, которым преимущественно не исполнилось 30, большинство из них наложили на себя руки в состоянии алкогольного опьянения».

И тогда же на то время всесильный министр внутренних дел Арсен Аваков, тоже сообщил, что на Украине зарегистрировано более 500 самоубийств среди вернувшихся из зоны боевых действий, ибо «более 90% ветеранов испытывают психологические и психические проблемы». Так за что тогда уволили полковника Друзя?

Вопрос, как вы понимаете, остался риторическим. А по стране косяком пошли-помчались в психиатрическом угаре люди, устраивающие разборки со стрельбой и метанием гранат у себя дома, на дружеских вечеринках, на детских площадках, в детсадиках и ресторанах. Ручная граната стала главным аргументом в споре. И наказывать же нельзя, это же патриоты и ветераны АТО…

Так чё ж не повторить этот же опыт и с диверсантами и «партизанами», которые жизни своей не жалеют за Украину? Тоже, как вы понимаете, вопрос риторический. Пока. Но база для него уже создана. Психиатрическая. И Россия вынуждена будет с этой ситуацией считаться, не преследовать «больных». А им это только и надо будет…


Top