Flag Counter

Промзона отчуждения: что осталось от «Азовстали» после месяца боев

Корреспондент «Известий» исследовал катакомбы комбината, в которых скрывались украинские формирования

На территории завода «Азовсталь» есть почти все — свои железные дороги, мосты, и даже «горы» — насыпи из отработки и шлака. Рядом — жилой микрорайон для работников и служащих предприятия, уютный стадион на берегу моря. Вокруг этого комбината в апреле и мае развернулись тяжелые бои.

Войска союзников смогли заблокировать здесь украинские вооруженные формирования и заставить их сдаться в плен. Военные обозреватель «Известий» Алексей Рамм одним из первых не только побывал на территории «Азовстали», но и спустился в бункеры, где скрывались боевики.

По маршрутам штурмовых групп

— Вот здесь были украинские позиции. Мы их выбили и прошли дальше, — рассказывает нам командир роты батальона оперативного назначения внутренних войск Донецкой республики.

Мы идем по территории завода «Азовсталь», по маршруту, которым заходили на территории предприятия российские и донецкие штурмовые группы. Недалеко от нас то и дело звучат взрывы. Это работают саперы, ликвидируют неразорвавшиеся боеприпасы и мины-ловушки, оставшиеся от боев. Некоторые подрывы звучат как легкие хлопки, но бывают и такие от которых трясется земля, а тело чувствует удар взрывной волны.


Сапер Международного противоминного центра Вооруженных сил РФ обходит территорию металлургического комбината «Азовсталь» в Мариуполе с целью разминирования

Поднимаемся на мост, где украинские вооруженные формирования сдавались союзным силам. Здесь у них проверяли документы и вещи, после чего проводили краткий опрос и отправляли к автобусам. Впереди нас ждут развалины и подземные бункеры. Именно там скрывались украинские национальные гвардейцы, боевики полка «Азов» (против группировки в РФ возбуждены уголовные дела, — Ред.), морские пехотинцы и бойцы других подразделений, которых заблокировали на заводе.

Бои на заводе «Азовсталь» однозначно войдут во все учебники по тактике и оперативному искусству. Впервые, в мировой военной истории боестолкновения шли на территории столь сложного техногенного объекта. И это были не просто бои — речь идет о сложнейшей межвидовой операции. В ней приняли участие сухопутные части и подразделения, флот, авиация, отряды спецназа и даже силы правопорядка.

Металлургический комбинат «Азовсталь» находится в южной части Мариуполя. Предприятие занимает небольшой полуостров, который отделяет от города река Кальмиус. Через реку перекинуто несколько мостов, один из них соединяет комбинат с портом Мариуполя. Фактически он превращал завод и гавань в единую агломерацию.

Рядом с «Азовсталью» находится и достаточно крупный жилой микрорайон для работников и служащих предприятия. Когда-то это было одно из самых престижных мест для жизни в Мариуполе. К примеру, у самого берега моря, расположен небольшой, но очень уютный стадион, названный в честь предприятия — «Азовсталь».

Интересна и география самого комбината. Его основные мощности находятся в низине. Город будто нависает над заводом. Производственные площадки соединяются между собой мостами и железнодорожными ветками.

На «Азовстали» есть и свои горы. Это насыпи из отработки и шлака. Их высота — несколько десятков метров. Поэтому с них хорошо просматривается вся территория комбината. Именно на этих насыпях и развернулся бой, который поставил окончательный крест на всех надеждах украинских формирований.

Украинские военные всегда считали «Азовсталь» важнейшим элементом обороны. Поэтому позиции и места размещения личного состава на территории комбината подготовили заранее. Также здесь размещалась артиллерия, минометы и противотанковые ракетные комплексы и даже вертолетные площадки.

Анатомия осады

К началу апреля союзные силы на нескольких направлениях вышли к заводу. Пока в руках ВСУ был порт, организовать полноценный штурм «Азовстали» было невозможно. Но 11 апреля российские морские пехотинцы и бойцы ДНР смогли взять под свой контроль мост и отрезать комбинат от гавани. С этого момента ситуация для боевиков на «Азовстали» стала критической.

Примечательно, что важнейшим инструментом штурма металлургического комбината стал российский ВМФ. К примеру, большие десантные корабли взяли на себя роль мобильных ракетных установок. Они подходили к берегу и наносили удары по позициям боевиков с помощью установленных на их борту реактивных систем залпового огня. Помогали и патрульные корабли. Своими скорострельными 76-мм пушками они сносили огневые точки ВСУ.

Постепенно российские и донецкие штурмовые подразделения смогли войти на территорию «Азовстали». Их основным направление атаки стал конвертерный цех у самого берега моря.

На первый взгляд может сложиться впечатление, что союзные силы действовали грубо и прямолинейно. Наносили огневое поражение и под прикрытием артиллерийского огня и ударов авиации продвигались вперед. На самом деле командование выявило уязвимые точки украинской обороны и планомерно давило на них. И эта стратегия принесла результат.

Бункеры и руины

Мы едем по дороге-серпантину, которая ведет к конвертерному цеху. Она начинается от моста, где сдавались украинские боевики, спускается вниз и приводит нас к цехам и знаменитым «горам» из отработки. По пути встречаем памятник — первый советский полноприводный военный вездеход ГАЗ-69. Внешне «газик» выглядит хорошо. Но при ближайшем рассмотрении становится понятно, что и его бои не обошли стороной. По всему корпусу машины пробоины от осколков и пуль.

Конвертерное производство — это фактически завод в заводе, группа сложных и высокотехнологичных промышленных объектов и обслуживающих их инфраструктуры. Сейчас от этих цехов мало что осталось — лишь мешанина из разрушенных строений, упавших металлических конструкций и разбитой техники.

Передвигаться везде нужно очень острожно. На земле разбросаны боеприпасы и мины-ловушки, которые «любезно» оставили за собой украинские боевики. Налетает ветер и окрестность наполняется странными и местами пугающими звуками. Это воздух проходит через разрушенные конструкции и создает свои симфонии хаоса.

В какой-то момент у меня возникает стойкое ощущение, что я нахожусь в компьютерной игре Death Stranding. Окружающие меня объекты очень напоминают сюжет игры. И кажется что вот-вот начнется дождь и из глубины этих развалин появятся черные призраки, которые захотят утащить тебя на тот свет. Я бывал во многих местах боев, неоднократно посещал Мариуполь, когда там шли боевые столкновения. Но у этого места своя уникальная темная аура.

Вокруг характерный запах — так пахнут тела погибших. Именно в конвертерных цехах находилось несколько бункеров, где укрывались украинские боевики. Здесь оборонялись самые отчаянные — бойцы «Азова». Их задачей была защита гор из отработки.

Несмотря на распространенное мнение, под «Азовсталью» не было подземного города. Под цехами располагались бетонированные защищенные бункеры, но они не связаны между собой. Поэтому там быстро заканчивалось питание и боеприпасы. И чтобы получать продовольствие и пополнить боезапас, боевикам приходилось выходить из своих подземных «нор» на улицу и бежать к бункерам-складам.

Союзное командование сразу поняло, что такие крысиные тропки между жилыми бункерами и подземными хранилищами — самое уязвимое место обороны «Азовстали». Поэтому на первом этапе по территории завода наносились непрерывные артиллерийские и авиационные удары. Они изолировали боевиков в своих подземельях и не давали перемещаться по территории комбината. Позже к точеной работе приступили тяжелые системы вооружения — дальние бомбардировщики Ту-22М3 с трехтонными бомбами на борту и сверхтяжелые минометы 2С4 «Тюльпан». Они уже выбивали подземные хранилища и склады.

Между одним из конвертерных цехов и железнодорожной колеей находится воронка. Судя по ее форме и размеру, это была трехтонная авиационная бомба, сброшенная с борта российской «тушки». Первый боеприпас немного не долетел до цели. На месте его падения образовалась огромная яма. В ней спокойно можно спрятать один-два грузовых «Камаза». А вот вторая бомба точно поразила цель. Она прошла сквозь землю, разрушила перекрытия и уничтожила подземный бункер. Я стою у края небольшего обрыва. Внизу вижу разрушенные бетонные блоки и пробитую дыру. Судя по кислому запаху, засевшим там украинским боевикам сильно не повезло.

Но артиллерийские и авиаудары не могли полностью изолировать ВСУ в своих укрытиях. Чтобы установить контроль над заводом нужно было взять рукотворные шлаковые горы. Размещенные на их вершине огневые средства уверено бы поражали всю территорию «Азовстали».

На штурм гор пошли морпехи ВС РФ и силы ДНР. Это был тяжелый бой. Штурмовые отряды высадились на лодках с моря и с боями продвигались по узким тропкам к вершинам. Им противостояли не обычные нацгвардейцы и морские пехотинцы, а боевики «Азова». Но несмотря на ожесточенное сопротивление союзные сил выбили противника и взяли горы под свой контроль. С этого момента шансов на спасение у украинских боевиков уже не осталось. Через несколько дней они запросили переговоры и пошли на капитуляцию.

Бункерные крысы

Мы спускаемся в один из уцелевших бункеров на территории конвертерного производства. Недалеко от входа еще лежат два тела украинских боевиков. По всей видимости они несли какие-то припасы. Но вот дойти им не удалось. Сейчас они ждут своей очереди на захоронение. Но пока подходить к их телам еще опасно.

В укрытии, куда идем находились боевики «Азова». Именно они должны были держать оборону шлаковых гор. Но со своей задачей не справились. Их бункер — это добротное помещение, построенное вместе с заводом. Внутри находится генераторная и вентиляционная установки, которые обеспечивали работу производства в мирное время. Все входы в помещения в бункере прикрыты тяжелыми противовзрывными дверьми со сложными запорами.

Внутри находятся добротные трехъярусные нары. Они были явно построены задолго до начала СВО. Украинские боевики тщательно продумывали свой быт. Так, вместо матрасов, на нарах разложен специальный пластик. Везде стоят тумбочки и шкафы для личных вещей, имущества и оружия. Есть помещения, где оборудована импровизированная столовая. Небольшие кладовки и места для хранения боеприпасов. Мы находим настольные игры и художественную литературу.

Удивительно, но «азовцы» массово снимали свою полевую форму. Вместо этого они одевали куртку работников завода. В бункере валяются сотни единиц заводской одежды. Явно видно, что ее носили и использовали в боях. Так, один из погибших одет в красно-черную парку с надписью «Азовсталь». И сперва кажется, что это рабочий завода.

Но при ближайшем рассмотрении хорошо видно, что под курткой у погибшего — однотонная горчичном-коричневая форма нацгвардии Украины. А элементы снаряжений и добротные боевые ботинки LOWA подтверждают, что перед нами не мирный трудяга. Правда, по какой-то причине погибший очень надеялся, что его примут именно за простого рабочего.

Выдержать борьбы с российскими и донецкими вооруженными силами «азовцы» не смогли. На одной из коек мы находим своеобразный дневник. По всей видимости, боевик писал его на пластике и слова под нажимом продавились. Хотя не исключено, что хозяин дневника просто решил написать его на пластике.

В своих воспоминаниях «азовец» описывает, какие потери несет его подразделение. Как падает их боевой дух, как заканчиваются боеприпасы и продовольствие. И именно эти записи хорошо показывают, как самоуверенность и даже наглость «азовцев» в боях слетела. И как им становилось понятно, что никакой эвакуации не будет.