Flag Counter

Кому стыдно быть европейцем

В уличной кафешке где-то за границей сидит группа мужчин лет пятидесяти, то ли чехи, то ли поляки — речь наполнена слогами «пше-«, «дзе-«, «че-» — не разберешь с ходу. Поляки все же, наверное. Рядом метрах в пяти стоят две девчонки из Москвы, смеются, обсуждают только что посещенный храм. Мужчины, поняв, что это русские девушки, начинают нарочито громко говорить «фа… Раша», переходя со своего родного языка на матерный английский, явно желая обидеть или испугать россиянок. Но те только еще больше смеются, а одна предлагает другой: «Давай к ним еще ближе подойдем» — что в итоге они и делают. Мужчины в замешательстве, но продолжают шипеть, правда, уже не так агрессивно. Через пару минут девушки ушли, продолжая смеяться. Сценка завершилась.

Как вы думаете, девчонкам было стыдно, что они русские? Нет, более того, они не испугались, позволили себе подшутить над грубиянами и продемонстрировали, что гордятся своей страной. А поляки — или кто они там — были вынуждены использовать чужой язык, чтобы попробовать оскорбить, не все же знают значение слова, которое так любят кричать польские футбольные болельщики на стадионах.

Европа давно пребывает в кризисе самоидентификации, как экономической, так и национальной — и наша СВО на Украине усугубила его. Как мы видим, множество стран, соединенных в рамках Евросоюза, так и не стали единой европейской семьей. И тем более не смогли найти объединяющих их смыслов. На бытовом уровне многие французы остаются французами и не любят англичан, поляки терпеть не могут немцев, даже каталонцы в рамках одной страны недолюбливают испанцев. Все представляются по названию своей страны, и никто никогда не говорит, что он европеец. В этом смысле те же граждане США похожи на нас — являясь по национальности испанцами, мексиканцами и так далее, они представляются американцами, даже говоря на испанском языке.

У нас при более чем 190 народах, живущих на территории России, принято помнить о своей национальности, но мы не обижаемся, когда нам говорят, что мы русские. Этим мы подтверждаем тот факт, что мы из России, а наша общая культура и история объединяют нас. Это межнациональное согласие сложилось еще со времен царской России, было сохранено в СССР, таким оно и осталось в новой России.

Когда началась СВО на Украине, чужими руками попытались мазнуть это согласие флешмобом «мне стыдно быть русским», но он быстро захлебнулся, хотя задействовали многих популярных медийных людей. За деньги или еще какие печеньки — неважно. Акция быстро стихла, оказалось, что инициаторы не учли многонациональность России. Мы признаем парадоксальное — являясь по национальности татарином, или якутом, или чеченкой, или эстонкой, или казахом, или киргизом, мы, живя в одной стране, называем себя русскими. А как стыдиться, что ты русский, но продолжать гордиться, что ты бурят или иной национальности? Разрыв шаблона полный. Кстати, при этом каждый из нас может по-разному относиться к СВО.

Сегодня, конечно, можно позволить себе поискать свою идентичность, матерясь при русских девушках, но, как оказалось, этого мало. Ученые бьют в набат, европейские граждане неспроста так и не нашли единого образа самоидентификации, так еще и экономическое единство ЕС разваливается на глазах. Газовый кризис сегодня приводит к окукливанию экономик и стирает общие стандарты. Немцы закачивают газ в подземные хранилища и откровенно говорят, что не собираются им делиться с другими странами, пока не обеспечат своих потребителей. Поляки наплевали на законы ЕС и вовсю используют уголь для производства электроэнергии. Болгары вместе с черногорцами не дают разрешения на пролет самолета с нашим министром иностранных дел Лавровым на борту и явно это сделали по указке из США, не согласовав позицию с Германией. Мадридские власти из последних сил пытаются задушить суверенизацию Каталонии во главе с Барселоной. Венгры вцепились в российские нефть и газ и ни в какую не дают согласия на их эмбарго для всей Европы.

В конечном итоге можно сказать, что это все игры политиков, однако, увы, они отражаются на уровне жизни обычных граждан и усугубляют межнациональную рознь. Мы редко об этом говорим, но в одном европейском экономическом пространстве уровень жизни очень разный. В Дании годовой доход на семью с двумя детьми с одной средней зарплатой, включая налоговые кредиты и пособия, — почти 36 тысяч евро, в Чехии 12 тысяч, в Германии 35 тысяч евро, а в соседней Польше 7500. Какая там единая самоидентичность! Экономические бы процессы стандартизировать, как задумывалось.

Представьте себе, что кто-то запустил бы флешмоб «мне стыдно быть европейцем». Как много граждан из стран ЕС поняли бы, о чем идет речь? Единицы. Просто потому, что нет такого социального статуса — европеец. Нет — и все, что бы ни писали в законах из Брюсселя.

А у нас есть. Русский — это гражданин Российской Федерации, разных национальностей. А европеец — это Химера и Ехидна, два гибридных чудовища в греческой мифологии, а в нынешнем понимании что-то несбыточное, несуществующее.


Top