Flag Counter

Америка, Канада, Дания и Норвегия давят на Северный морской путь

Посол РФ в США Анатолий Антонов считает решения Арктического совета принятые без участия России нелегитимными.

В Арктический совет, созданный в 1996 году с целью содействия сотрудничеству в области охраны окружающей среды и обеспечения устойчивого развития региона, входят Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, США и Россия. Все его решения и заявления требуют консенсуса восьми арктических государств.

3 марта семь стран, кроме России, заявили о приостановке работы в ответ на военную операцию России на Украине, а 8 июня сообщили, что возобновят свою работу, однако без участия России.

«Подобный шаг не может не вызывать обеспокоенность не только России, как действующего председателя Совета, но и всего международного сообщества, заинтересованного в дальнейшем устойчивом развитии этого региона. Констатируем, что данный уникальный формат межгосударственного взаимодействия продолжает политизироваться. Решения от имени Арктического совета, принятые без нашей страны, будут нелегитимными и нарушают принцип консенсуса, предусмотренный его руководящими документами», — цитирует Telegram-канал посольства России слова дипломата.

Анатолий Антонов подчеркнул, что эффективно обеспечивать урегулирование проблем Крайнего Севера без России попросту невозможно.

«Причина очевидна — в российской части Заполярья, занимающей порядка 60% от всей территории региона, проживает более половины коренного населения Арктики. Осуществляется более 70% всей экономической активности высоких широт», — заявил он.

Посол по особым поручениям МИД РФ, председатель комитета старших должностных лиц Арктического совета Николай Корчунов в конце мая предупреждал о нарастании рисков для безопасности в регионе из-за приостановки работы Совета.

«Это решение чревато негативными последствиями, в том числе и для благополучия населения Арктики, включая коренные народы» считает он.

Кроме того, дипломат обеспокоен возрастанием международной военной активности в регионе.

«Традиционная политика Финляндии и Швеции, политика неприсоединения к военным союзам, долгое время создавала прочную основу для поддержания мира и стабильности в высоких широтах», — считает Николай Корчунов.

По его мнению, потенциальное присоединение этих стран к НАТО вряд ли будет способствовать достижению этой цели.

Руководитель Центра Арктических исследований Института Европы РАН Валерий Журавель полагает, что решение семи стран Арктического совета, принятое в марте, было ударом по сотрудничеству в регионе.

— Этот период был чрезвычайно тревожным, потому что мы не знали, как дальше будут развиваться события. Я высказывал мысль, что они вернутся к деятельности в рамках арктического совета. Они действительно вернулись, но при этом сказали, что будут без России. Заниматься Арктикой без России, с ее территорией там, без нашего арктического опыта, ледоколов, полезных ископаемых невозможно.

Это решение я бы оценил как первый шаг к возобновлению деятельности в Арктическом совете, но вот это заявление «без России», наверное, является пробой — как в этих условиях будет поступать Россия. Ограничение деятельности России наносит определенный ущерб. Полноценная деятельность без России в Арктике невозможна, они это понимают.

В марте следующего года председательство будет переходить Норвегии. К этому времени должна быть подготовлена соответствующая декларация, где подводятся итоги и намечаются планы на будущее. Мы заинтересованы, чтобы от нас перешло председательство. Тревожное настроение.

Мне кажется, что после завершения специальной военной операции следующей точкой может стать Арктика. Мы замечаем это по действиям стран НАТО, по заявлениям. Особенно угрожающие звучат не со стороны США, а со стороны Великобритании, которая хочет восстановить былое могущество на море. Это подкрепляется планами Швеции и Финляндии присоединиться к НАТО. Обстановка сложная.

Корчунов, с которым я встречался 2−3 дня назад, говорил, что речь идет вообще о развале Арктического совета (его и меня то же это волнует). Не произошло, они оставляют определенные условия для отступления.

— Эта позиция семи стран Арктического как может отразиться на нашей безопасности и экономическом развитии региона, в частности, на Северном морском пути?

— Постоянно предпринимаются попытки, чтобы нам навредить. Севморпуть, маршрут которого связан с нашей территориальной и экономической зоной, имеет особенности. За трассу, за ее экологию отвечает страна, на территории которой она проходит.

Мы приняли решение, чтобы по СМП не ходили военные суда США и других стран. Там жесткие условия — если хотя пойти по этому пути, то должны сообщить данные корабля, экипажа, начало движения и т. д. Их это возмущает, потому что они выступают за свободное судоходство по этой территории. Мы не соглашаемся, это наше право.

— Финляндия и Швеция, особенно в случае вступления в НАТО, могут как-то помешать нам развивать СМП?

— Они нет, но в какой-то степени может Норвегия.

Многие осознают преимущества СМП в настоящее время, но никто не хочет вкладываться. Все хотят возить грузы, но внести лепту, в первую очередь в обустройство портов, которые есть, особо желающих нет. Преимущества СМП могут проявиться, когда есть возможность остановиться, например, в Норильске, выгрузить один груз, загрузиться другим и двигаться дальше.

В апреле президент Владимир Путин проводил совещание по Арктической зоне, где поставил серьезные задачи по развитию СМП. В нынешней обстановке установки руководства страны состоят в том, чтобы в Арктике мы не отказывались ни отчего запланированного. Правдивость этого решения в том, что «семерка» заявила, что будут заниматься, но без России. Но как они могут сделать с большущим объемом работы, который проводится, например, по перевозке грузов?

Такой подход «семерки», конечно, будет оказывать отрицательное воздействие на дальнейшее развитие Арктики как таковой и, в частности, российской. Речь идет об изучении научных исследований в том числе. Никто по-настоящему не может сказать, как будут дальше развиваться процессы, связанные с климатом. Нужны коллективные усилия.

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает решение «семерки» нелегитимным и неэффективным, но отмечает, что «они давно этого хотели.

— Лет пять назад я читал заседание специальной комиссии Конгресса США по развитию Арктики, где прямо говорилось, что гонка России и США в Арктике — это гонка в космосе, она столь же значима и масштабна. Тот, кто сможет взять себе Арктику всерьез, тот выиграет в гонке за мировое лидерство.

Решение не эффективно, потому что из любого совета можно выводить кого хочешь, но наш берег Северного Ледовитого океана останется нашим. Спасибо нашим вооруженным силам. Они («семерка» — ред.) могут пытаться сегментировано развивать Арктику — кусками, где они, и считать, что там, где их нет, этого не будет.

— Но помешать нам они как-то могут?

— Это их мечта. Мечта — в идеале захапать Северный морской путь. Госпожа Олбрайт не только про Сибирь говорила, что она должна принадлежать всему человечеству, но и про СМП, потому что это огромный стратегический материал. Это и экономика, потому что на несколько недель быстрее, чем даже через Суэц, и политика, потому что возможность или невозможность экономических связей Китая с Европой напрямую. Если бы китайцы через СМП поставляли свои товары в Европу, американцам стало бы сильно кисло, потому что главное средство давления американцев на китайцев — «будете хулиганить, не будем товары покупать».

Как им СМП перекрыть? Флот возле Норвегии поставить и не выпускать? Так мы в Мурманске разгрузимся. А до Чукотки вообще ни один мировой флот не доплывет, потеряется. Совет — это как политическая символика хорошо, координация его стран давала эффект, но нас можно исключить из Арктического совета, но не из Арктики.

Пока существует меридианный принцип: сколько берега — столько Арктики. Может, они хотят нас выкинуть из Совета, чтобы его решением отменить этот принцип? И что они будут делать? Американские подлодки начнут всплывать в лунках Ледовитого океана? У США один ледокол, второй сгорел и неуправляем.

— Но ведь США наращивают военное присутствие в Арктике. Например, базы в Норвегии.

— Есть, и с датчанами то появляются, то исчезают. А плавать-то (или, как говорят моряки, ходить) они как там будут? Мы строили атомные ледоколы, а они авианосцы.

— В связи с позицией семи стран Арктического совета возможно ли создание альтернативной организации с участием стран, не относящихся непосредственно к региону, но заинтересованных в его развитии?

— Возможно. У китайцев много ледоколов, и они очень заинтересованы. Решать вопросы региона в смысле развития транспорта, экономики, климата без России невозможно.

Интервью провела


Top