Flag Counter

Россия – Украина: ни мира, ни войны

Казалось бы, еще совсем недавно СМИ, политики и эксперты «по обе стороны баррикад» подводили итоги первых дней и недель специальной военной операции по денацификации и демилитаризации Украины. Потом – первого месяца, второго… На днях исполнилось 100 дней с ее начала. Такую дату принято считать символичной, знаковой. По истечении этого срока уже начинают оценивать деятельность недавно пришедших к власти президентов и правительств, работу новосозданных компаний или организаций. Все-таки люди обожают символизм и очень подвержены влиянию «магии чисел»…

Что касается СВО, то не в такой уж и длительный для события подобного масштаба, неумолимо разделившего на до и после жизни миллионов людей, срок и вправду уложилось очень многое – надежды и разочарования, успехи и неудачи, победы и поражения. Не буду даже пытаться разбирать сугубо военные аспекты спецоперации – для этого есть профильные эксперты-профессионалы, им и карты в руки. В прямом и переносном смыслах. Поговорим лучше о том, насколько события, начавшиеся 24 февраля, изменили жизнь России и Украины, а также о надеждах, страхах и прочих настроениях, царящих в них после сотни дней, прошедших и без войны, и без мира.

Российская усталость…

О российских реалиях скажу вкратце – ибо судить о них могу лишь опосредованно, по публикациям СМИ, постам в соцсетях и официальным заявлениям политиков. Исходя из всего этого, СВО на бытие огромной страны какого-либо значимого влияния практически не оказала. Западные «калечащие санкции» оказались вовсе не такими уж и страшными (по крайней мере, пока), мобилизации (даже в самом усеченном виде) не случилось, бои гремят где-то далеко…

Все это по прошествии 100 дней дает вполне предсказуемый эффект – первоначальная встряска, приведшая к определенному всплеску патриотических чувств у одних и неконтролируемому приступу панического ужаса у других, уходит в прошлое. Эмоции затухают, наступает усталость от темы, СВО превращается в обыденность, причем, так сказать, «фоновую», в реальности совершенно не затрагивающую абсолютное большинство людей. Так уже бывало не раз, в том числе афганская кампания СССР, операция в Сирии…

Да, «наши» вроде бы воюют – но «где-то там, вдали, за рекой». Согласно обнародованным недавно данным мониторинга российских СМИ и соцсетей, интерес к спецоперации уже снизился едва ли не вполовину – если судить по количеству публикаций и постов. Увы, Отечественной войной наших дней она так и не стала. В немалой мере, на мой взгляд, этому способствует крайне невнятная и противоречивая позиция, занятая руководством страны.

Да, постоянно звучат нарративы о «защите жителей Донбасса», однако в чем конкретно она должна заключаться, а главное – до каких пределов должна дойти армия России, выполняя эту задачу, совершенно неясно. «Демилитаризация» и «денацификация»? По поводу первой, простите, лучше уж и не заикаться. Ибо вопреки многократно дававшимся обещаниям разносить вдребезги поступающее на Украину из стран НАТО оружие до того, как оно будет пущено в дело, ВСУ нафаршировали таковым за прошедшие дни во сто крат больше, чем за предыдущие 30 лет «нэзалэжности».

Сведение понятия денацификации к ликвидации батальонов вроде признанного экстремистским и запрещенным в России «Азова» у людей думающих ничего, кроме как минимум глубокого недоумения, вызвать не может. Да и с этим, между прочим, тоже все далеко не «слава богу» – история с Гидрой и Гераклом повторяется во всей «красе». Ядовитые головы отрастают по новой – вместо уничтоженных и плененных в Мариуполе боевиков в строй встают новые.

Гнусное формирование возрождается на глазах. Именно поэтому совершенно неудивительно, что в России все чаще и все громче начинают звучать голоса тех, кто пытается убедить соотечественников: на Донбассе (ну, может, еще и части Юга Украины) пора бы и «остановиться». Нет, ну сколько можно? Хватит уже! Устали мы! ДНР и ЛНР спасли, жителей Херсонской и Запорожской области освободили – а остальные без моря, промышленности и прочего сами разбегутся (с голоду перемрут, Зеленского свалят и так далее – нужное подчеркнуть).

В немалой мере распространению такой точки зрения способствуют и постоянные заявления о некоем «мирном соглашении», о переговорах с Киевом, которые якобы «заморожены» (но никак не прекращены!) сугубо по его вине. Мы-то всей душой за. Подобные посылы звучат от людей вовсе не последнего разряда – то от главы МИД Сергея Лаврова, то от спикера Совфеда Госдумы Валентины Матвиенко, а то и вовсе из Кремля.

Правда, из той же Думы периодически раздаются слова иного толка – к примеру, о присоединении освобожденных территорий «без всякого лимита» и тому подобное. Однако в Киеве предпочитают прислушиваться лишь к российским «миротворцам», а потому пребывают в твердой уверенности: добиться окончательной и полной военной победы Москва даже не рассчитывает, а потому все ее усилия сводятся лишь к тому, чтобы «заключить мир на максимально выгодных для себя условиях».

…И украинская ненависть

Именно поэтому в Киеве раз за разом твердят о том, что «не пойдут ни на какие территориальные уступки», что будут «драться до последнего», не считаясь с потерями и затратами. Выкрикивая это, там косятся через плечо в сторону Запада: слышат ли? Верят ли? Подкинут ли еще деньжат и оружия? Увы, подкинут – да еще как. Не буду вдаваться в подробности, но мнение того самого «коллективного Запада», которому сегодня на самом деле и противостоит Россия, за прошедшие 100 дней изменилось совершенно не в ее пользу.

И, скажем так, не на пользу СВО. Изначально, после стремительных бросков к Киеву, осады Чернигова и Харькова, наши «заклятые друзья» отмеривали киевскому режиму считаные дни, если не часы существования и как заведенные твердили о том, что «не станут вмешиваться из опасения эскалации». Сегодня они вовсю твердят о возможности «военной победы Украины». И прилагают максимум усилий к тому, чтобы ее обеспечить.

Очень яркий пример – Германия. В марте она не желала передавать «нэзалэжной» списанные ПТРК, а нынче готова отправлять ей танки, системы ПВО и самоходки. Не менее разительную и опасную трансформацию претерпела и позиция главного нашего врага – Вашингтона. Поставки Киеву действительно серьезных РСЗО и сопутствующие им заявления о том, что «украинцы сами будут определять их дальность», места для двойного толкования не оставляют.

Режим Зеленского, включая все государственные органы и прежде всего ВСУ, находится на полном финансовом содержании «западных партнеров» и без боя закрывать проект, в который уже вложены и продолжают вкладываться колоссальные средства, они не собираются. Даже звучащие сегодня периодически от некоторых их представителей заявления, в которых снова начинают проскальзывать «примиренческие» нотки, не более чем проявление стремления к взятию некоего «тайм-аута», за время которого Украина будет вооружена до зубов, отмобилизована и полностью переформатирована для тотальной войны против России.

Отдельно следует сказать о царящих там сейчас настроениях. Очень хотелось бы написать о «переполняющейся чаше народного гнева», направленного против укронацистов и марионеточного режима, втянувшего страну в кровавое и безнадежное противостояние. Или о панике, знаменующей собой полное нежелание абсолютного большинства украинцев брать в руки оружие и умирать «во славу нации». Увы, это не так. Прежде всего, говорить о каком-то общем для всей подконтрольной Киеву территории состоянии умов было бы столь же нелепо, как замерять пресловутую «среднюю температуру по больнице». Сейчас существует три совершенно разных Украины.

Первая – это ее «прифронтовые» регионы, в самой полной мере ощущающие на себе все «тяготы и лишения», бедствия и опасности, что неизбежно сопровождают любой вооруженный конфликт. Там люди не думают вообще ни о чем, кроме выживания. Большинству из них уже глубоко все равно, кто придет, – ВСУ или русская армия. Главное, чтобы пришли «насовсем» и больше не стреляли.

Понятно, что разрушенные дома и прочее имущество, уничтоженное «прилетами» неважно с какой стороны (да ее зачастую и не определить, особенно сидя в подвале), не способствует ни поддержке СВО как таковой, ни пониманию ее высоких целей. Западная Украина – совсем другая история. Там на войне наживаются вовсю, находясь в полной практически безопасности. На фронт оттуда никто не рвется, предпочитая кошмарить русскоязычных «понаехавших», с которых при этом дерут три шкуры.

Есть и остальная Украина – жители которой все больше страдают от накапливающихся с каждым днем проблем. Отсутствие топлива, рост цен, потеря работы и вместе с ней – средств к существованию. Все это никоим образом не добавляет оптимизма и душевного спокойствия. А поверх накапливающегося постоянно стресса по умам и душам этих людей долбит и долбит укропропаганда, из кожи вон лезущая, чтобы разъяснить им, кто конкретно виновен во всем происходящем.

Тот же Киев, в котором нахожусь лично я, живет вроде бы нормальной жизнью, которую от «довоенной» отличают разве что отсутствие бензина, достаточно символический комендантский час и урезанное время продажи спиртного. В сравнении с мартом, когда во дворах стояли РСЗО и артиллерийские батареи, а все улицы были преграждены блокпостами с вооруженными и совершенно неадекватными «теороборонщиками», жизнь почти вошла в нормальную колею.

Вот только в городе копится усиленно нагнетаемая ненависть. Он весь увешан самодельными плакатами и официальными билбордами совершенно людоедского содержания, проклинающими русских, грозящими им, призывающими их уничтожать. Даже если не учитывать обилие ненормативной лексики, для нормального человека видеть этот шабаш животной злобы нестерпимо. Однако сотни тысяч, миллионы людей в этом всем «варятся» – и не только в Киеве, а и в Днепропетровске, Одессе, Николаеве, множестве других украинских городов.

К дате в 100 дней с начала СВО украинский МИД разразился пафосными заявлениями о «поражении» и «наказании» России. В Польше и Британии к этому дню глумливо говорят о том, что «никакие цели спецоперации не достигнуты». Там уверены в том, что и не будут… Если самоуверенность Киева и его западных хозяев не сломать, спецоперация превратится в затяжной процесс, в котором «стодневки» будут сменять одна другую, как нынче – дни, недели и месяцы.

Если же СВО будет прервана до полной победы над укронацистами, то счет пойдет на годы. И это уже будет время никакой не спецоперации, а самой настоящей войны.