Flag Counter

России надо стать корпорацией. Валентин Катасонов

Внутри гигантских корпораций, некоторые из которых сравнимы с государствами, нет никакого «свободного рынка»

Помню, в годы перестройки ее «прорабы» неустанно призывали к ликвидации «административно-командной системы» и замене ее на «рыночную». Под административно-командной системой понималась система управления экономикой СССР. А под рыночной – та модель экономики, которая существовала на Западе.

Кажется, первыми в оборот эти штампы ввел в обращение уже всеми хорошо подзабытый экономист Гавриил Попов, один из наиболее рьяных «рыночников» второй половины 1980-х годов. Помню, тогда «прорабы» перестройки очень любили приводить в качестве примеров действительно эффективной экономики крупнейшие западные корпорации, чаще всего ТНК, противопоставляя их советским предприятиям.

При ближайшем приближении оказывалось, что корпорации мирового масштаба были монополистами в своих отраслях и на своих рынках. А там, где монополия, слово рынок надо ставить в кавычки. Своих рекордных показателей (по продажам, прибылям, капитализации и др.) такие корпорации достигали и достигают благодаря тому, что они уничтожают всякую конкуренцию и ликвидируют условия для свободного ценообразования. Уже не говорю о том, что они сращиваются с государствами, на территории которых действуют, и присасываются к государственным бюджетам.

Крупные корпорации (особенно ТНК) представляют собой сложную архитектуру – некую пирамиду, на верху которой находится холдинговая организация, а под ней – множество дочерних структур филиалов, отделений. Под дочерними организациями могут располагаться внучатые и т. д. Крупная корпорация может в своем составе иметь десятки и сотни подразделений, занимающихся производством, научно-техническими разработками, торговлей, финансовыми операциями и др. Если это ТНК, то они разбросаны по многим странам. Между звеньями корпорации существуют невидимые нити связей – информационных, производственно-кооперационных, финансовых, торговых.

Целью ТНК (как и всякой капиталистической компании) является прибыль. Для максимизации прибыли руководство корпорации оптимизирует деятельность всех звеньев ТНК. Скажем, корпорация действует в десятке стран мира. Итоговый финансовый результат (прибыль) будет аккумулироваться в том подразделении ТНК, где налоговые ставки минимальные (или налоги вообще не взимаются – абсолютная офшорная юрисдикция).

Одним из способов перемещения прибыли со всех звеньев ТНК в конечный пункт аккумуляции прибыли осуществляется разными способами. Например, путем манипуляции трансфертными ценами (цены, по которым полуфабрикаты, информация, сырье, консалтинговые услуги переходят из одного подразделения ТНК в другое). И эти трансфертные цены имеют мало общего с ценами мирового рынка. По некоторым оценкам, примерно треть мировой торговли приходится на внутрикорпоративные поставки.

Я об этом рассказываю лишь для того, чтобы показать, что внутри гигантских корпораций, некоторые из которых можно сравнивать с государствами, нет никакого «свободного рынка». А представьте себе, что какое-то подразделение ТНК принимает решение о том, что оно отныне будет действовать исходя не из корпоративных целей, а из целей максимизации прибыли у себя. Высшее руководство корпорации оперативно попытается загасить «бунт» в подведомственном подразделении. А если это не удастся, то возможны серьезные последствия вплоть до краха всей корпорации.

Итак, в ТНК в чистом виде существует та самая «административно-командная система», против которой выступали «прорабы» перестройки.

А теперь еще раз взглянем на советскую так называемую административно-командную экономику. Не напоминает ли она модель гигантской корпорации? «Корпорация СССР». Принципиальная разница между «корпорацией СССР» и обычной капиталистической корпорацией состоит в том, что вторая «заточена» на получение максимальной прибыли для хозяина или группы акционеров. А первая – на реализацию общенациональных целей (экономических, социальных, военных, научно-технических, культурных).

Так, в конце 1920-х годов, когда была начата индустриализация, высшими целями «корпорации СССР» были определены достижение полной экономической независимости (выражаясь современным языком, полное импортозамещение) и создание мощной оборонной промышленности. Все звенья «корпорации СССР» работали на указанные цели, и к началу Великой отечественной войны цели были достигнуты.

Достижению указанных целей способствовала максимально возможная степень экономической мобилизации, когда норма накопления (часть общественного продукта, направляемая на капитальные вложения) доходила до 40-50%. С учетом этих целей также осуществлялось планирование народного хозяйства, которое предусматривало опережающее развитие промышленных отраслей группы «А» (производство средств производства) по отношению к группе «Б» (производство предметов потребления).

После Великой Отечественной войны разрыв в темпах развития отраслей группы «А» и группы «Б» стал несколько сокращаться. Была поставлена задача повышения жизненного уровня советских людей. Происходило параллельное наращивание производства потребительских товаров и доходов граждан СССР. Примечательно, что подъем жизненного уровня осуществлялось не только через повышение заработной платы, но также через создание общественных фондов потребления (бесплатное медицинское обслуживание, бесплатные и льготные путевки и др.) и через снижение розничных цен. В 1947-1953 гг. было проведено шесть последовательных снижений таких цен.

Корпорация из административно-командной вертикали может нанести большой урон всей корпорации, так и в «корпорации СССР» появление любых очагов «товарно-денежных отношений» могло привести к трудно прогнозируемым последствиям. Такова была строгая, а где-то жесткая логика


Top