Flag Counter

Маугли

Почему-то не сомневаюсь, что кругов ада намного больше, чем нам рассказал Данте – и один из них, совершенно точно, радостно принимает к себе тысячи сценаристов. Он не самый мучительный, но, вне всякого сомнения, самый протяженный и самый противный. То есть сидят там сценаристы и тысячи лет – сотни тысяч лет смотрят всю гадость, созданную ими за жизнь. И могучий глас повторяет – ты понял, что натворил, сволочь? А сценарист рвет на себе седые патлы, заливается слезами и бьется лбом о бетон. Но поздно, поздно, возмездие неотвратимо.

Иначе просто быть не может, это закон всемирного равновесия – писатель написал именно то, что он хотел сказать, именно в двух томах, а не в одном, именно теми фразами, что написаны. И если уж режиссер или сценарист обрабатывает книгу под кинематографические стандарты – а это придется делать, само собой, все-таки жанры разные – то он должен относится к первоначальному произведению с максимальным уважением.

Понятно, что режиссер может использовать некоторые допущения или вольности, иначе было бы совсем не интересно, какие-то штрихи, которых не было в книге – иногда это терпимо, иногда удачно, иной раз просто великолепно.

Об этом можно много говорить – в том числе и о том, что смерть российского кинематографа началась с перековки сценаристов, которые превратились в инструмент в руках спонсоров. Ну если раньше человек своим талантом создавал великие вещи – то теперь он обслуживает лысого коротышку, который сколотил капитал на проститутках, наркотиках, оружии или нефти и точно знает, как снимается кино.

Это, к сожалению, закономерный процесс, который идет по всему миру – во всех странах, где капитал правит бал. Именно поэтому в СССР был – не устаю повторять – великий кинематограф, который еще ждет своего исследователя. А если еще конкретней, мне кажется, что эта мощь зиждилась на уважении к книге и к автору. Это уважение исчезло вместе с распадом СССР – и потребуется масса времени, сил и поколений, чтобы вернуть его.

А вот теперь, когда слегка выпущен пар, можно поговорить именно о том, о чем и собирался: о голом лягушонке, греющемся в густом волчьем меху, который отходил тигра по башке горящей веткой, удивлялся повадкам людей – зачем им надо глотать дым, пить кипяток, вместо того чтобы быстро сделать? – но в итоге к людям и вернулся.

О Маугли. О нашем, родном Маугли и Маугли Уолта Диснея. Тут же возникает совершенно удивительная дилемма – я хотел сравнить достоинства и недостатки мультфильмов, созданных по одному литературному произведению, но это невозможно. Потому что у Диснея от книги остались только имена, и больше ничего.

А дальше… вот не знаю, почему-то мне представились мужики в подтяжках, которые, стиснув в зубах сигары и закинув грязные ботинки на столы (фирменный жест истинной демократии) азартно черкают по бумаге, черкают и рвут, черкают и рвут, заливая творческую лихорадку глотком доброго виски. Книгу Джунглей они, конечно, не читали, да и не нужно. Есть список имен, этого достаточно.

МАУГЛИ. СТУДИЯ УОЛТА ДИСНЕЯ

Теперь можно вкратце пробежаться по Диснеевскому мультфильму шестьдесят седьмого года.

Вкратце – потому что, извините, подробного разбора эта поделка не стоит – следом за ней идут тысячи подобных мультфильмов, с похожей рисовкой, с одинаковыми лицами, мордами (волки 67 года неотличимы от какого-нибудь сериала Белый клык), приемами и бесконечными песнями и плясками. Песни и пляски. Пляски и песни.

Хотя пару хвалебных слов нужно сказать обязательно – по сравнению с компьютерной сериальной картинкой старый американский Маугли – просто загляденье. Движения «лягушонка» не то, чтобы человеческие, а даже чуть получше. Замечательный дубляж – но это, простите, наша заслуга, как и то, что Багире вернули ее пол))

Леопард на английском, даже черный – мужского рода. У нас тоже – леопард мужского, а вот пантера (тот же леопард, но меланист) – женского. Багира, пантера, черная, как ночь, на лоснящейся шкуре которой лишь при ярком дневном свете можно было увидеть контуры пятен… и как же меня передергивало, когда Балу говорил – как дела, Багир?

Ну вот. С самого начала у Диснея нелепица на нелепице сидит и нелепицей погоняет. Человеческий детеныш, как мы помним, сам пришел в волчье логово. У нас – да, сам пришел, черноголовый, глаза как смородина. У Диснея – принесли в лукошке. Кто, блин, принесет в логово к волкам корзинку с ребенком?

В нашем – и в книге – вслед за детенышем является тигр, и волчица готова его загрызть, а у Дисней волки собираются и решают такие – пора, мол, Маугли из джунглей свалить к людям. Шер-хан вернулся. Иди-ка ты, лягушонок, точнее, прыгай к людям. А Маугли – не, не хочу, тут останусь. И сбегает.

А дальше Маугли кочует по джунглям и пытается прибиться то к одному, то к другому – при том, что изначально был волком свободного племени. Вообще, конечно, мультик получился бы забавный, если бы не маячил сзади призрак Редъярда Киплинга. И Дисней был уверен, что никто на всем континенте книгу не читал, ну, может быть, комиксы смотрел, поэтому никто не возмутится. Так и вышло.

Смешно, но из целой коллекции идиотов – уж простите – в диснеевском мультфильме свой характер сохранил лишь Шер-хан. Потому что упорно хочет сожрать мальчишку. Остальные – ну слов нет никаких, кроме матерных.

Балу – толстозадый (кстати, интересно, откуда у Диснея такая любовь к толстым жопам?) раздолбай, который только и делает, что жрет и пляшет, тупица и трус.

Багира – когда наши назвали ее так, как нужно, появился диссонанс с явным мужским обликом пантеры, но тут уж что поделаешь. Она – он – вроде бы заботится о мальчишке, но толку с этой заботы немного.

Каа. Сссссука. Ссссволочь. Тот, кто это придумал. Такой же придурок, как и все остальные, да и выглядит именно земляным червяком, только большим. Диснеевского Каа и дразнить не надо – червяк он и есть червяк, который к тому же хочет сожрать Маугли. Каа хочет задушить Маугли. Американцы, блин, ничего святого. У Каа голосок и интонации пассивного педераста, и поведение неудачника по жизни – хотя он и владеет гипнозом.

Хати. У меня в старой книге был именно такой перевод, в нашем мультфильме слона назвали Хатхи, но это все лингвистические пустяки по сравнению с тем, что сделали американцы. Слоновий патруль под руководством выжившего из ума старикана, который, тем не менее, слушается свою жену. Вдумайтесь – слоны-милитаристы маршируют по джунглям под руководством явного маразматика (не исключено, что у Диснея были счеты к какому-нибудь НАТОвскому генералу)

Мне вот интересно – сколько виски и сигар употребил сценарист, прежде чем этакое придумать?

Бандерлоги – опять же, стандартные диснеевские обезьяны. В книге бандерлоги (кстати, для индийцев это страшное оскорбление) украли Маугли, потому что решили, что он свой, украли, да и бросили, потому что забыли, зачем он вообще нужен.

У Диснея не просто крадут «лягушонка» – а приводят к Королю обезьян (какому еще королю?) который хочет научиться добывать огонь. Эволюция налицо, Маугли очень нравится – потому что обезьяны поют и пляшут, поет и пляшет Балу, который больше ничего делать не умеет, все вокруг поют и пляшут, пляшут и поют без остановки.

Потом Дисней с реверансом пнул Ливерпульскую четверку, легендарных «жуков», назвав их падальщиками – ну, как назвал, изобразил в виде грифов, которые и дают приют бедному обиженному ребенку и помогают ему одолеть тигра. Балу тоже помогает, но из-за полного отсутствия мозгов, отваги и прочего он просто висит на хвосте Шер-хана и орет от ужаса.

И поет и пляшет… нет, поет и пляшет потом, когда горящую ветку привязывают к хвосту и тигр сам себя обжигает… тут уже не сигары с виски, тут, думаю, нечто покруче.

Но самая мякотка в конце мультфильма. Маугли-то все-таки уходит к людям, тут уж Дисней снизошел и закончил свою мистерию – буфф так, как решил автор (это не помешало его последователям забубенить бесконечный бессмысленный сериал про Маугли). Вопрос в том, как Маугли ушел. Понятно, что он ушел к женщине. Точнее – к девушке. У Диснея мальчик уходит к девочке. Ему лет десять, ей столько же – но почему-то она обладает полным набором соблазнительных штучек, свойственных взрослой женщине. Не пугается, когда из джунглей появляется нечто смуглое, грязное и тощее (я бы добавил репейник в волосах и запах, ах, какой запах – для десятилетней соблазнительницы некий натурализм не помеха, судя по всему)

Более того – она оценивает этого субъекта совершенно спокойно, решает, что в хозяйстве пригодится, трепещет ресницами, колышет грудью, которой нет, и многозначительно роняет кувшин. И ждет, этак в пол-оборота, играя черными очами. Балу – вот когда проявилась заявленная Киплингом мудрость медведя-учителя – орет: ты что, ты пропадешь, это опасней Шер-хана!! Но поздно. Кувшин поднят. Рок нанес неотвратимый удар. Десятилетний мальчик попал в рабство к десятилетней девочке.

МАУГЛИ. СОЮЗМУЛЬТФИЛЬМ

Об этом мультфильме мне говорить немного тяжело, потому что о поэзии говорить и писать не легкое занятие. А наш многосерийный вариант легендарной Книги джунглей – это именно поэзия, я бы не удивился, узнав, что и режиссер, и художники в часы досуга самозабвенно рифмуют – потому что обычному человеку, мне кажется, не удалось бы столь точно передать ее дух.

Не копируя эпизодами текст, не громоздя отсебятину воспаленного воображения неведомых сценаристов, с максимальным уважением к автору и художественными допущениями, которые настолько органично ложатся на исходник, что, кажется, делают его только лучше. Коротко говоря, мультфильм – несомненная удача, это видели все, поэтому он является одним из символов советского кинематографа наряду с недотёпой-Волком, Винни-Пухом и крокодилом Геной.

Индийские джунгли – таинственный, неведомый нам мир, яркий, красочный и жестокий, для которого равно чужды как марши (Оооо!), так и всем привычные песни. Поэтому был использован такой легендарный в свое время инструмент, как терменвокс (К слову, его создатель Лев Термен в своем гастрольной турне по Америке познакомился с Уолтом Диснеем, правда, задолго до создания мультфильма), чье звучание помогает перевести сознание зрителя из обыденности мира в дикое волшебство джунглей.

Из воспоминаний о работе над мультфильмом известно, что художники проводили часы возле вольеров с животными, стремясь уловить характерные для каждого вида движения. Именно поэтому во всех сериях не найти и намека хоть на какую-то фальшь, хотя без некоторых несостыковок не обошлось, понятное дело.

К примеру, мать-кобра, белый страж подземелья (в книге кроме кинжала Маугли берет еще и Королевский анкас, который проливает много крови, в мультфильме авторы ограничиваются кинжалом), удивительным образом меняет длину тела – если вначале она просто большая змея, то под конец похожа на белую груду спутанного пожарного рукава. Впрочем, это заметно, наверное, лишь моему въедливому глазу и на прочие достоинства никак не влияет.

Итак, мультфильм состоит из нескольких серий – вполне достаточно для того, чтобы дать представление об основных событиях книги и оставить интригу для того, чтобы возникло желание эту книгу прочитать.

Маугли растет – из почти младенца превращается в шкодливого мальчишку, веселого подростка, и дикого атлета, красавца, вокруг которого собираются остатки волчьей стаи (помню, в книге была замечательная фраза – Вы хотели свободы? Так ешьте ее теперь, о волки!!) и который убивает личного демона, чье нападение и привело чудом спасшегося ребенка в джунгли – Шер-хана.

И уходит к людям именно тогда, когда одиночество становится невмоготу – мужчина в расцвете сил уходит к красавицам, деревенским девушкам, которые вырисованы просто идеальными символами женственности. Причем, как это у нас было принято, без стереотипной диснеевской красоты.

Грубо говоря, ребенок, смотря этот мультфильм, понимает, что жизнь сложная штука, что нужно учиться, работать, не унывать, ценить друзей, добиваться результатов даже через длительное время – спасся от тигра младенец, убил же его взрослый человек, – использовать тактические приемы при превосходящих силах противника и так далее.

Не надо забывать, что мультфильм – это территория детства, поэтому не пройдет как унылая дидактика, так и визуальная поэтичность, как бы тщательно и художественно она не была исполнена. Все должно быть в меру, незаметно и талантливо сплетено в ткани видеоряда.

Без юмора не обойтись – маленького зрителя старались рассмешить и наши, и американцы, каждый по-своему. Как смешили диснеевцы, понятно, а вот с нашими не так все и просто. Потому что юмор рассеян по всем кадрам, понемногу, и чтобы его заметить, нужно обладать наблюдательностью и чутьем, которые ребенку в дальнейшем ну никак не помешают.

Дикобраз, такой работяга, который катит дыню один – но очень, очень устает пара его отставших детишек. Отдуваются, бедняжки, и вытирают лбы. Тяжело, когда другой работает. Табаки, который застревает меж ног слона, который пляшет – а мы уйдем на север! Старый волк, который вроде и за Шер-хана, но и жрать охота, и он старческим сиплым заискивающим голоском – где бык-то, Багира?

Сам Маугли – ну, этот и банан у обезьяны отберет – сами виноваты, он сколько раз показывал, что есть хочет? И из купола, куда его спрятали, высовывается – как его обезьяны обратно не утрамбовывают, то со спины Балу соскользнет. Упал, вскочил, приготовился биться, понял, то не с кем – и с неловкой улыбкой, глядя на зрителя, разводит руками. Извините, ребят…

Некоторые моменты, знакомые всем наизусть, до сих пор вызывают улыбку – это, опять же, тот самый культурный код, который позволяет безошибочно определять своих. Если сказать что-нибудь вроде – только земляным червяком меня не называй – сразу становится понятно, что подзуживать и провоцировать не стоит. И в памяти возникает картинка – могучий Каа скользит со страшной скорость, рядом летит Багира. Говоришь, они называли меня лягушкой? – Да, да, лягушкой, и еще червяком, земляным червяком! – Они называли меня рыбой? – Да, рыбой, и еще земляным червяком!!!!Такая милая женская провокация, правильная настройка перед боем.

Каа в нашем мультфильме великолепен – это именно могучий старый змей, с выдающейся челюстью и седыми бровями, которые не вызывают никакой дисгармонии облика. Как он великолепно танцует, гипнотизируя бандарлогов, и какой жутью веет от его последнего – блиижее – из пасти с рядами игольных зубов!

Кстати, о юморе – с этим удавом связано, мне кажется, больше всего забавных моментов. Ну, к примеру – перед тем как пойти за кинжалом (как там его называли? Стальной зуб, вроде?) Каа говорит – у тебя нет клыков и когтей. А Маугли отвечает – я сильный!! – причем в это время находится в кольцах змея и может лишь забавно шевелить пальцами рук и ног. Ну и так далее. Юмор рассыпан по всему мультику, как ягоды на солнечной поляне – не ленись и увидишь.

Как можно воспитать мужчину – именно мужчину, а не гендерфлюидное нечто – без смелости, а грубо говоря – без задиристости и готовности к драке (как говорила одна мудрая черепаха из другого классического фильма – драться надо? Так дерись!!) Невозможно. Поэтому наши создатели Маугли не обошли стороной эпохальную битву волков с дхолями – рыжими псами.

Дхоли – это, к слову, красный волк, можно посмотреть в Московском зоопарке, песик такой с пушистым хвостом, пониже колена человека среднего роста. Но, в общем, да, охотиться многочисленными стаями, но далеко не такой демонический, как у Киплинга. Снята битва великолепно. Начиная от Маугли, который дразнит собак, продолжая пчелами (Маленький народец), клубы которых ловят падающих дхолей и оставляют их в воде уже трупами, и заканчивая самим боем.

Как сшибаются темная и рыжая волны, как Маугли идет по колено в грызущихся телах, разя кинжалом направо и налево, как Балу молотит лапами, словно цепом. И как мелькают наложенные практически друг на друга образы – кинжал, лицо, оскаленная морда, размах лап. Озверелость и напряжение боя. Багира тоже участвует – но она охраняет островок, на котором спрятаны детеныши, и встречает спасшихся от пчел собак равномерными такими ударами лап. Направо-налево, направо-налево. Насколько я помню, Киплинг обошелся без заключительной битвы человека с тигром, последнего просто растоптали буйволы.

Наши не стали менять буйволов на падальщиков – и какого вожака стада создали! От гнева этого быка земля качается и воздух багровеет, а Маугли, который не падает только потому, что вцепился в рога, спасает лишь заветное слово – мы одной крови. Дальше бой, выбитый кинжал, кровавые следы когтей на мускулистой руке, разрываемая пасть – и тигриная шкура на Скале Совета.

Мужчина выполнил свою задачу и может возвращаться к своим – тем более что Джунгли всегда помогут ему острым глазом, острым зубом, острым умом и острым словом. Острое слово, кстати, бандарлоги предлагают – не держат зла, как и все животные, а те, что остались в утробе Каа, зла не держат тем более.

Все-таки в нашем мультфильме, при всей его поэтичности и юморе – пересмотрите и присмотритесь, найдете много интересного – ключевые темы силы, преодоления и победы.

В Диснеевском нет никакой идеи – впрочем, Книги Джунглей в нем тоже нет.