Flag Counter

Запретить и добить: ЕС замахнулся санкциями на российскую нефть на весь мир

Как и ожидалось, Евросоюз вводит эмбарго на российскую нефть и нефтепродукты. При этом Брюссель пытается максимально усложнить российским компаниям перенаправление сырья на другие рынки.

Евросоюз вводит запрет на импорт российской нефти и нефтепродуктов танкерами. Как сообщает Еврокомиссия, транзакции на спотовом рынке и исполнение действующих контрактов разрешено по нефти еще в течение шести месяцев, а по нефтепродуктам — восемь месяцев. Болгария в этой ситуации получила исключение. Ей разрешили импортировать российское сырье морем до конца 2024 года.

Трубопроводные поставки нефти из России в Европу, в свою очередь, не попали под санкции ЕС. Этого добивалась Венгрия, которая блокировала принятие всего шестого санкционного пакета. Впрочем, у Будапешта ограничения будут: Евросоюз запретил перепродажу трубопроводной нефти и нефтепродуктов в другие страны ЕС и мира. Известно, что по нефтепроводу «Дружба» российское сырье получают также Германия, Польша, Чехия и Словакия. В Берлине и Варшаве при этом заявляли, что остановят импорт до конца года.

В Еврокомиссии оценили, что в 2021 году Россия поставила в ЕС нефти на 48 млрд евро, а нефтепродуктов — на 23 млрд.

Исходя из данных Kpler, в 2023 году объемы нефти и нефтепродуктов, от которых отказалась Европа, могут составить почти 90% и достичь объема в 3 млн баррелей в сутки и более. Из-за неопределенности с финансовыми санкциями и репутационными рисками европейские трейдеры и так уже с марта снизили импорт в ЕС и российские компании перенаправляют часть выпавших объемов в Азию — Индию, Китай и Шри-Ланку.

И еще одни санкции, которые ввел Евросоюз, должны максимально усложнить доставку российской нефти морским путем в третьи страны.

«После периода исключений в шесть месяцев операторам ЕС будет запрещено страховать и финансировать транспортировку, в частности морским путем, нефти в третьи страны. Это усложнит России продолжение экспорта нефти и нефтепродуктов в остальную часть мира, так как европейские операторы — одни из основных, кто предоставляет такие услуги», — говорится в сообщении Еврокомиссии.


Аналитик S&P Global Карим Фаваз полагает, что запрет на страхование является серьезной проблемой. «Он значительно усложнит любое перенаправление потоков из Европы на альтернативные рынки. Даже если эти потоки (в Азию или куда-то еще) не являются незаконными, запреты на страхование делают их гораздо более обременительными. Это не даст нефти дешеветь», — написал эксперт в Twitter.

«Цены на нефть, безусловно, вырастут из-за решения ЕС об эмбарго российской нефти, доставляемой морем, а российский экспорт упадет, что, кстати, должно будет немного уравновесить торговый баланс и ослабить бесконтрольно укрепляющийся рубль», — говорит аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов. По его мнению, о серьезном переходе на азиатский рынок стоит говорить, пожалуй, через несколько лет, когда возможна будет постройка новой инфраструктуры или адаптация уже созданной под новые мощности.


«На данный момент в Азию ведут куда меньше нефтепроводов, чем в Европу. Собственно, и спрос на российскую нефть в Азии уступает спросу в Европе. На данный момент российская нефть торгуется с большим дисконтом в Индии и Китае (порой достигая 30%), а мощности трубопроводов не позволят полностью заменить европейское направление», — добавляет аналитик ФГ «Финам».

В 2023 году объемы нефти, которые России необходимо будет транспортировать морем, в том числе из-за санкций США и ЕС, могут достичь более 4 млн баррелей в сутки. При этом большую часть отечественные компании смогут доставить по назначению, считают в крупнейшем американском банке JPMorgan. Там оценивают, что Россия сможет найти транспортные мощности на 3 млн баррелей в сутки для Азии, а суверенное страхование обеспечат получающие страны.

«Ранее правительства Индии и Китая одобрили покрытие подконтрольных государству страховщиков, создав прецедент, который могут использовать и в будущем», — полагают в JPMorgan.


Совладелец и вице-президент «Лукойла» Леонид Федун написал статью для РБК и предложил снизить добычу нефти в России на 20−30% — с 10 млн до 7−8 млн баррелей в сутки.

«Что лучше — продавать десять баррелей сырца по $ 50 или семь, но по $ 80? Так и теперь. Нужно ли стараться сохранить объемы докризисного экспорта, соглашаясь на 30-, а порой и на 40-процентные дисконты?» — задается вопросом совладелец «Лукойла». Он считает, что разговоры о нефтяном эмбарго могут привести к тому, что покупатели «институционализируют» скидки с помощью инструментов тарифного регулирования.


Аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов отмечает, что у такой идеи есть и свои минусы. «Сокращение добычи в России приведет к еще большему росту цен на нефть, однако стоит понимать, что закрытые скважины требуют консервации, а трубопроводы и танкеры — обслуживания даже при простое. Поэтому издержки могут значительно вырасти, а законсервированные скважины в некоторых случаях не подлежат расконсервации и должны быть ликвидированы», — заметил эксперт.


Top