Flag Counter

Украинские ЛГБТК-солдаты отправляются в бой

Издание Reuters рассказывает о двух представителях ЛГБТ, которые решили пополнить ряды украинской теробороны. Небинарная персона Антонина и «ее» партнер делятся с журналистами чувствами по поводу предстоящей боевой командировки и хвастаются особым шевроном — с единорогом.

Добровольцы Александр Жуган и Антонина Романова собирают вещи, чтобы вернуться на службу в ряды территориальной обороны Украины. Между делом они внимательно рассматривают шевроны с изображением единорога — особого знака отличия их военной формы. Этот символ говорит об ЛГБТК-статусе этой пары украинских военнослужащих.

Представители ЛГБТК-сообщества Украины, решившие участвовать в боевых действиях, крепят шевроны с изображением мифического существа на плечо чуть ниже национального флага.

Такая практика возникла в период конфликта 2014 года, когда Россия вторглась и аннексировала Крымский полуостров. «Тогда многие говорили, что в армии нет геев», — рассказал актер, режиссер и преподаватель актерского мастерства Жуган в интервью репортеру Reuters, пока он и Романова собирали вещи, чтобы отправиться на уже вторую по счету трехмесячную боевую ротацию. «Поэтому они (представители сексуальных меньшинств) выбрали единорога, ведь это фантастическое, “несуществующее” создание», — объяснил Жуган.

Жуган и Романова познакомились благодаря работе в театре. Романова, которая называет себя небинарной персоной и просит использовать в отношении ее местоимение «она», переехала в Киев из Крыма, который была вынуждена покинуть в 2014 году.

Ни у одного из бойцов нет специальной военной подготовки, но, проведя несколько дней в ванной, где они прятались в самом начале боевых действий, они решили, что обязаны внести свой вклад.

«Я помню, что в какой-то момент мы поняли, что есть всего три варианта: либо прятаться в бомбоубежище, либо бежать, либо вступать в ряды теробороны. Мы выбрали третий», — рассказала Романова.

Россия утверждает, что ее силы осуществляют специальную операцию по демилитаризации Украины и ее освобождению от радикальных антироссийских националистов. Украина и ее союзники считают это фальшивым предлогом для начала военных действий.

Жуган и Романова убеждены, что их принадлежность предполагает дополнительную ответственность.

«Потому что Россия не только захватывает наши территории и убивает наших людей. Они хотят разрушить нашу культуру… Мы не можем этого допустить», — объяснил Жуган.

«Никакой травли»

Первая боевая командировка — под Николаевом, который расположен на юге Украины, в 135 километрах от Одессы, — изменила их жизнь. Они сражались в одном подразделении, и им было очень страшно, Жуган подхватил пневмонию. Однако, по словам пары, сослуживцы их приняли.
«Не было никакой агрессии, никакой травли. Остальным это казалось немного странным. Но со временем меня начали называть Антониной, а некоторые даже стали обращаться ко мне в женском роде», — рассказала Романова.

Бойцы присоединились к своему новому отряду на главном железнодорожном вокзале Киева, откуда должны были отправиться на вторую трехмесячную боевую вахту. Товарищи по оружию встретили их радушно, похлопывали по плечу. Жуган и Романова были знакомы с некоторыми другими добровольцами, но командиров на станции не было.

«Я немного волнуюсь», — сказал Жуган. Выражение его лица стало совсем мрачным, когда на закате отряд двинулся к своему вагону. «Я знаю, что в некоторых частях правила более строгие. В нашем первом подразделении было по-другому», — добавил он.

Беспокойство Жугана рассеялось, когда один из командиров ясно дал понять, что не приемлет гомофобию. А другой высокопоставленный офицер сказал, что на фронте главное — быть хорошим бойцом, о чем позже Жуган рассказал репортеру Reuters по телефону.
Однако главный страх, которым Жуган поделился еще в своей квартире, остался.

«Я боюсь, что, если меня убьют, Антонине не дадут похоронить меня так, как я хочу, — объяснил он. — Меня скорее отдадут матери, и она позовет на похороны священника, который будет читать все эти глупые молитвы. Я атеист, и я этого не хочу».


Top